Поиск:

«Это не охрана окружающей среды, а рэкет»

25.06.2008 

Источник:  Беседовала Марина ЯКУШЕВА, зам. главного редактора, Природно-ресурсные ведомости №6 (333), июнь, 2008 г.

Профессиональным экологам, как в России, так и за рубежом хорошо известен Александр Гаврилович Ишков – доктор химических наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР, дважды лауреат премии Правительства Российской Федерации в области науки и техники, академик Российской академии естественных наук и Российской экологической академии, директор Департамента государственной поли-тики в сфере охраны окружающей среды МПР России, а с октября 2007 г. – заместителем начальника Департамента по транспортировке, подземному хранению и использо-ванию газа – начальником Управления энергосбережения и экологии Открытого акционерного общества «Газпром».

В канун своего 60-летия наш корреспондент встретился с юбиляром.

– 5 июня в России впервые отмечался профессиональный праздник экологов. Вы имели непосредственное отношение к установлению «Дня эколога». Изменилось ли что-нибудь в отношении властей к проблемам охраны окружающей среды после выхода Указа Президента РФ?

– Хотел бы сначала отметить, что установление профессионального праздника экологов имеет давнюю историю, делалось несколько попыток внести соответствующий Указ. Надо сказать, что и моя первая попыток как директора Департамента госполитики в сфере ох-раны окружающей среды МПР России не увенчалась успехом. Но потом обстоятельства сло-жились так что практически все поддержали эти инициативы, которые исходили ранее из разных организаций и Госдумы РФ.

– Говорят, что инициатива была поддержана в связи с экологическими проблемами «Сочи-2014»?

– Да, без этого Указ вряд ли был бы согласован всеми организациями. Проблемы «Со-чи-2014» в целом положительно сказалось на отношении к охране окружающей среды.

– Под Вашим руководством в МПР России готовили экологический раздел заявочной книги Олимпиады в Сочи. Какие там существуют экологические проблемы?

– Я убежден, что проведение Олимпиады может стать «благом» для Сочинского региона в отношении решения экологических проблем. В Сочи три острейшие проблемы: очистка сточных вод, загазованность, отсутствие системы утилизации отходов. Все эти проблемы для Сочи уже критические, без их решения невозможно не только проведение Олимпиады, но главное – создание курорта, куда поедут отдыхать люди и летом, и зимой. Для реше-ния этой проблемы предусмотрены средства, но чтобы не получилось «как всегда» необходимо привлечь самые современные технологии и специалистов. У меня есть опасения, что средства-то освоят, но если проектировать будут коммунальные институты с видением 50-60 годов и соответствующими ГОСТами, СНИПами, то именно так может быть. К сожалению, по экологическим технологиям и оборудованию мы отстали от западных стран на много лет. Это вообще ключевая проблема для решения актуальных задач охраны окружающей среды в России.

В тоже время некоторые проблемы можно решить, только имея «политическую волю». Например, загазованность это конечно дороги, но и возможность кардинально улучшить ситуацию за счет газификации автотранспорта. Для этого есть все. Надо только дать экономические и административные преимущества таким автомобилям. Общественный транспорт перевести весь на метан (это, кстати, и дешевле для пассажиров), в определенные зоны разрешить въезд только транспорту на природном газе (и электромобилям), снизить все налоги для частных автомобилей на метане. И на данном этапе это реально поможет сделать Сочи именно курортом, а не мини-Москвой.

– А кто вообще может быть против таких предложений, тем более, что это фактически предложение Газпрома, а не только экологов?

– Догадайтесь с трех раз, посмотрев цены на бензоколонках.

– Все-таки какие на Ваш взгляд главные экологические проблемы в России?

– Это, наверное, и главный вопрос, на который должны знать ответ все кто занимается охраной окружающей среды. Я много раз отвечал на этот вопрос и писал. На мой взгляд, в сегодняшних условиях усилия экологов должны быть сосредоточены на лоббировании эко-логического бизнеса через создание законодательных, нормативных и экономических усло-вий для его развития. Еще раз отмечу – экологический бизнес – это такой же бизнес, как и любой другой с существенным отличием только в том, что в результате этой деятельности происходят реальное снижение загрязнения окружающей среды, уменьшение техногенных нагрузок на экосистемы в измеримых величинах.

По этому критерию просто и понятно, что мы можем отнести к экологическому бизнесу. Если ваша фирма строит очистные сооружения, получает вторичную продукцию из отходов, выпускает системы очистки выбросов и т.д., и т.п. – это и есть экологический бизнес. Возьмем простой пример. В год в мире производится на 60-80 млн. долл. нейтрализаторов (уже третьего поколения) для автомашин. В результате сейчас выбросы от автомобилей снизились на 80–95%, они (как 200 лет назад канализация) фактически спасли крупнейшие западные города для проживания. При этом большинство нейтрализаторов в мире производятся из российских благородных металлов. У нас этого бизнеса фактически нет.

Переработка, получение вторичной продукции из различных отходов одна из самых рентабельных отраслей экологического бизнеса. У нас практически все отходы уходят «в землю». При этом теряются огромные средства как от возможности получения вторичной продукции, так и вывода из экономического использования значительных земельных ресурсов. Я могу привести еще десятки соответствующих областей деятельности экологического бизнеса. Только создав соответствующие условия можно и создать этот бизнес. Ничего ново-го или необычного здесь нет. Все механизм работают в западных странах десятки лет. У нас законодательство, к сожалению, не только не стимулирует развитие экологического бизнеса, но и утеряло элементарный здравый смысл. Например, работают тысячи людей в органах власти, фирмах-сателлитах, на предприятиях чтобы собрать 12–15 млрд. рублей экологический платежей, которые не имеют целевого характера использования. Более того, какой-нибудь бензоколонке или автосервису надо потратить 200–300 тыс. рублей, чтобы получить различные согласования и разрешения, заплатив в результате в бюджет 30–50 тысяч экологический платежей. Или вообще получать разрешения и согласования, если предприятие соблюдает установленные нормативы. Заключите декларацию и все, а вот многочисленные контрольно-надзорные органы пусть проверяют и строго наказывают, если выявят и докажут недостоверность декларации (как и налоговой).

В общем, система управления в сфере охраны окружающей среды превратилась в систему выдачи согласований и разрешений (не безвозмездно) и контроля. А это только один и далеко не самый эффективный механизм управления. На мой взгляд, система государствен-ного управления в этой сфере должна всеми имеющимися у государства средствами лоббировать внедрение экологичных инноваций и создавать экономические условия для экологи-ческого бизнеса. А дальше бизнес сам станет мощным лоббистом экологизации производства. Необходимо отметить что такой бизнес требует высококвалифицированных специалистов, новейших технологий, оборудования и т.д. Это, на мой взгляд, как раз то чего не хвата-ет нашей экономике в целом для разнонаправленного развития. Главное преодолеть стереотип, что экология это затраты и ограничения. В современной ситуации бизнес только будет терять от недоучета проблем охраны окружающей среды и не только от общественных инте-ресов, но и потери конкурентоспособности на рынках. В целом развитие экологического бизнеса, на мой взгляд, первое необходимое условие кардинального решения накопившихся проблем в сфере охраны окружающей среды.

Второй, на мой взгляд, принципиальный вопрос, который необходимо решить – кардинально изменить систему нормирования техногенного воздействия на окружающую природную среду. Разделить санитарно-гигиеническое и экологическое нормирование. Сделать это не так просто из-за существующей консервативности в подходах. Более того, первая попытка, когда были установлены классы опасности одних и тех же отходов по двум методикам, обернулась трагикомедией для предприятий. Ничего, кроме дублирования согласований (и сброса денег) из этого не вышло. Это типичный не общегосударственный, а ведомственный подход (на самом деле еще хуже). При этом никакой экологической цели или решения проблемы в этом нет. Вообще система нормирования ключевая в управлении охраной окружающей среды и требует отдельного детального обсуждения.

На мой взгляд, для большинства отраслей промышленности на основе наилучших существующих технологий должны быть установлены удельные нормативы техногенной нагрузки на окружающую среду. Это на самом деле довольно просто и главное «прозрачно», никаких индивидуальных решений или согласований, никаких «томов» и т.п. Есть удельные показатели выбросов, сбросов, объемов отходов для лучших современных предприятий в мире при добыче тонны нефти, получении тонны чугуна, стали, алюминия, мегаватта электроэнергии из данного топлива и т.д.

Это то, что на сегодняшний день технологически достижимо и реализовано на реальных крупных предприятиях. Это и должен быть норматив. За эти выбросы, сбросы, отходы плата должна взиматься минимальная или вообще не взиматься. За все, что выше плата должна быть существенная, чтобы стимулировать предприятия достигать норматив, но минимум 50% этих платежей предприятия должны иметь возможность оставлять у себя для внедрения соответствующих технологий и оборудования. Нормативы должны быть установлены Правительством и пересматриваться раз в пять лет. Удельные показатели кроме техно-генной нагрузки отражают и энергоэффективность производства, что является главным для конкурентоспособности продукции в настоящее время. А вот санитарно-гигиенические нормативы уже должны оценивать влияние конкретного производства на здоровье людей в конкретном месте, устанавливать санитарно-защитные зоны и т.п. Сейчас же все смешано и сводится к согласованиям, а не достижению конкретного результата. Для предприятий ЖКХ есть свои нюансы и они также легко решаемы. Например, возьмем хозяйственно-бытовые отходы. Что может быть абсурднее установления лимитов образования и всех процедур, предусмотренных сегодня нормативной базой. Что жители меньше отходов в мусорные баки бросят, а городские коммунальные предприятия «телепортируют» их на Марс. В то же время получение лимитов в «органах», согласования, лицензии в копеечку обходятся коммунальным службам, а в конечном итоге – из наших зарплат и пенсий. Простите, но это не охрана окружающей среды, а рэкет и главное дискредитирует благородную профессию экологов, профессиональный праздник которых был установлен Указом Президента России. К сожалению, таких, мягко говоря, «несуразиц» в сфере охраны окружающей среды много.

Это, на мой взгляд, главные так сказать технологические проблемы. И третье не менее важное условие кардинального изменения в сфере охраны окружающей среды – это общественное сознание. Мы все больше и больше начинаем жить в глобальном мире. Нашу экономику уже трудно представить вне общемировых тенденций и зависимостей. Что касается общемировой тенденции в экологической сфере мы пока «ВНЕ». В целом, на мой взгляд, значительная часть общества готова к осознанию необходимости действий в этой сфере. Это связано и с ростом благосостояния определенной части общества и с общением с мировыми информационными ресурсами и т.п. Определенные действия и разумные подходы начинают реализоваться региональными властями и отдельными компаниями. Но телевидение, газеты, которые, к сожалению, во многом влияют на общественное сознание фактически игнорируют эту среду. И про проблемы охраны окружающей среды общество слышит только в скан-дальных новостях в качестве пиара.

Возьмите, например, работу Еврокомиссии (фактически общеевропейского прави-тельства). Почти половина принимаемых актов и т.д. посвящено фактически проблемам окружающей среды. И соответственно дискуссиям в обществе, СМИ. Обеспечение права граждан на благоприятную окружающую среду действительно одна из основных задач прави-тельств и парламентов. Экологические цели практически всех партий (а не только «зеленых») конкретны и одни из главных в программах. Я не сомневаюсь, что и у нас так будет.

– Александр Гаврилович, мы разговариваем с Вами в преддверии Вашего юбилея. Вы с 1992 года на разных уровнях руководили экологическими службами. Наверное Вы единственный эколог, который дважды получил премию Правительства России за ре-шение конкретных экологических проблем, более 15 лет преподаете в университетах. Какие результаты своей работы за этот период Вы сами считаете главными?

– Ну наверное результаты должны оценивать окружающие и в первую очередь профессиональное сообщество. Для себя я считаю главным, что все-таки некоторые мои идеи и предложения реализованы и еще будут реализованы. И не важно, что для этого прошло и пройдет достаточно много времени и большинство не знает, кто это предлагал. Меня больше волнует, что, к сожалению, много очевидно необходимых решений не реализовано.

– А какие, например, Вы считаете предложения наиболее актуальными для реализации?

– Это будет длинный список. Приведу несколько с «бородой» которые на мой взгляд, существенно изменили бы систему охраны окружающей среды в практическом плане и дали бы стимул экологическому бизнесу.

Первое это уже пресловутый Закон об ответственности производителей за утилизацию отходов потребления их продукции. Первый раз мы начинали его «проталкивать» еще в 1995 году. Закон много лет действует в большинстве развитых стран и в некоторых республиках бывшего СССР. Его принятие дало бы не только экологический, но и значительный экономический эффект для государства и бизнеса. Но пока, увы.

Второе. Мы уже говорили об этом. В 2000 г. впервые написал, а затем это и вносилось в Правительство. Перейти с системы разрешений на декларирование негативного воздействия, что изменит всю систему экологического контроля и даст много других преимуществ, в том числе общественную прозрачность.

Третье. Создать полноценный государственный орган управления в сфере охраны окружающей среды, но не с прежними функциями Госкомэкологии, а с функциями аналогичными функциям и задачам Агентства по охране окружающей среды США (ЕРА). У нас мно-го копируют западного, что не всегда разумно (взять хотя бы образование). Но в отношении ЕРА я бы полностью скопировал. Особенно легко в этом отношении отвечать критикам. ЕРА не «задушила» американскую экономику, а скорее наоборот, но экологические проблемы решило и решает чрезвычайно эффективно. Есть еще достаточно предложений, но я думаю это темы отдельных статей и дискуссий.

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru