Поиск:

Некоторые итоги внедрения Общероссийского классификатора видов экономической деятельности для природно-ресурсного комплекса России

16.03.2008 

Автор:  Думнов А.Д., Борискин Д.А.

Источник:  Использховани и охрана природных ресурсов России

Общеизвестно, что основными видами группировок сводных данных в экономике являются территориальный и отраслевой разрезы. В нашей стране практика подобных группировок получила повсеместный характер уже многие десятилетия назад. При этом отраслевой разрез в последние годы приобрел особое значение из-за почти полной ликвидации экономико-статистических разработок по министерствам и ведомствам (ведомственные группировки) и отсутствия масштабных и детализированных сведений по компаниям и корпорациям (корпорационные группировки).

В СССР, также как и в Российской Федерации, отраслевые группировки с середины 70-х гг. ХХ в. по начало ХХ в. осуществлялись в соответствии Общесоюзным (Общероссийским) классификатором отраслей народного хозяйства – ОКОНХ. Не вдаваясь в теоретические основы построения ОКОНХ, отметим, что на его формирование в значительной степени повлиял круг деятельности, так или иначе осуществляемый на предприятиях (производственных и непроизводственных объектах) конкретных министерств и ведомств. В частности, в состав отрасли «Черная металлургия» в соответствии с ОКОНХ попадала не только деятельность горнодобывающих и обогатительных предприятий получению железной, марганцевой и хромовой руды, работа чугуно- и сталеплавильных объектов, но деятельность по получению готового проката, труб, метизов (проволоки, металлической сетки, гвоздей и других крепежных изделий и т.д.). Сюда же входили коксохимическое производство и выпуск огнеупоров (специального кирпича и др.), поскольку соответствующие объекты также находились главным образом в ведении союзно-республиканского Министерства черной металлургии СССР.

Определенная искусственность подобных, не столько отраслевых, сколько ведомственных привязок была очевидной еще десятилетия назад. Подобные группировки не позволяли во многих случаях получать данные по каким-либо конкретным и технически однородным (близким по производственным процессам и/или конечным результатам) видам деятельности. Например, отсутствовала непосредственная возможность анализа данных по объектам, связанным с добычей полезных ископаемых, т. е не только железной, марганцевой и хромовой руды, но и руд цветных металлов, нерудных полезных ископаемых и т.д. В этой связи уже сравнительно давно ставился вопрос о переходе на принципиально новые методы отраслевых экономико-статистических группировок, то есть осуществление классификации по видам экономической деятельности.

Подготовительно-ознакомительная и методологическая работа по построению Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (ОКВЭД) велась на протяжении всех 90-х гг., то есть в течении очень длительного времени. В феврале 2003 г. специальным постановлением Правительства Российской Федерации были установлены окончательные сроки повсеместного перехода на ОКВЭД – 2003-2004 гг. В настоящее время, то есть в 2006-2007 гг., разработка и публикация каких-либо данных на принципах ОКОНХ как по экономике в целом, так и по природно-ресурсной сфере в частности, не производится.

К сожалению, опыт работы с обобщенной экономико-статистической информацией по показателям природно-ресурсного комплекса свидетельствует об очень больших проблемах, возникших в связи с переходом с ОКОНХа на ОКВЭД. Одной из основных причин возникновения проблем явилось, как это ни странно, практически полное построение отечественного ОКВЭД на базе зарубежных аналогов и международных рекомендаций. При этом имел место недостаточно творческий и критический подход по внедрению международного опыта в отечественную практику.

Значение возникших вопросов определяется не только текущими сложностями перехода и задачами сопоставления данных в динамике, но и возможным влиянием этого перехода на регулирование экономики страны в перспективе. В частности, целесообразно оценить последствия перехода на принципы ОКВЭД для государственного регулирования геологоразведочных работ в Российской Федерации. После внедрения ОКВЭД в сводных статистических публикациях Росстата перестали выделяться данные по геологической разведке по большинству стоимостных, трудовых и других показателей (за исключением нескольких отраслевых индикаторов). Характерно, что вид деятельности «Геолого-разведочные, геофизические и геохимические работы в области изучения недр» (код 74.20.2 ОКВЭД)по уровню классификационной значимости теперь стоит в одном ряду с такими специфическими видами деятельности, как «Разведение водных пресмыкающихся и лягушек в водоемах, разведение дождевых (калифорнийских) червей» (код 01.25.8) или «Предоставление услуг по упаковыванию денег» (код 67.13.3). Иными словами, место рассматриваемых видов деятельности в ОКВЭД не отражает их реальное значение и актуальность для отечественной экономики.

Роль мероприятий по открытию новых и доразведке уже известных месторождений минерального сырья для устойчивого развития Российской Федерации не нуждается в особых комментариях. Достаточно отметить, что сегодняшние масштабы добычи полезных ископаемых, являющиеся во многом основой российской экономики, стали возможны в результате длительных геологических работ, проведенных в 50-80 гг. ХХ в. В настоящее время необходимы заделы на годы вперед, учитывая множественность стадий, высокую затратность и вероятностный характер геологического поиска. Это тем более важно, поскольку по целому ряду полезных ископаемых в последние пятнадцать лет сложилась неблагоприятная обстановка. Имеет место «проедание» ранее открытых запасов без их адекватного восполнения в результате геологоразведочных работ. В подобных условиях значение геологоразведки как вида деятельности для всего социально-экономического комплекса страны дополнительно возрастает. Это в свою очередь определяет необходимость его отдельного и целевого анализа.

Могут последовать возражения, что аналогичные проблемы возникли не только в отношении классификации (кодификации) геологоразведки, но и по многим другим отраслям и видам деятельности, характерным/нехарактерным для экономики Российской Федерации. В этой связи неизбежно возникает вопрос о приоритете задач, которые предполагалось решить путем перехода на ОКВЭД в его нынешнем виде: соответствие международным рекомендациям или адекватность российским реалиям, нынешней и прогнозируемой на ближайшее будущее структуре экономики страны? Что является более значимым для отечественной экономики и статистики: быть понятым за рубежом или добиться понимания и четкого восприятия новых классификационных построений внутри страны?

Одной из косвенных и долгосрочных задач внедрения ОКВЭД, судя по всему, было создание формальных предпосылок и содействие структурной перестройки экономики в Российской Федерации, в том числе появления принципиально новых видов рыночной деятельности. Однако, целесообразность развития выращивания лягушек (см. выше) при сворачивании традиционного животноводства с последующей покупкой мяса за рубежом, не говоря уже об уменьшении значимости  геологоразведочных работ, представляется весьма сомнительной.

Для окончательных выводов об итогах проведенной классификационной реформы потребуется масштабный и взвешенный анализ, который невозможно дать в короткой статье. В тоже время некоторые частные аспекты перехода с ОКОНХ на ОКВЭД для природно-ресурсной и природоохранной сферы очевидны уже сейчас. Они требуют конкретных действий, поскольку касаются устранения недостатков в практике классификации, получения и анализа информации и, следовательно, создания условий для эффективного управления и регулирования.

В качестве конкретного предмета и одновременно инструмента анализа в нашем случае послужили сводные данные федерального государственного статистического наблюдения «Сведения об использовании воды» по форме № 2-тп (водхоз). Разработка сводных итогов рассматриваемого статистического наблюдения с середины 70-х гг. ХХ века по 2004 г. осуществлялась в отраслевом разрезе, то есть в соответствие со структурой ОКОНХ. Сводные отчеты за 2005 - 2006 гг. представлены по группировкам видов деятельности, принятым в ОКВЭД.

В соответствии с группировками, принятыми в ОКВЭД, основные элементы водопользования целевым образом выделяются в двух разделах Классификатора и отражаются по видам деятельности с кодами 41 и 90:

Раздел Е. «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды»

код 41«Сбор, очистка и распределение воды».

Раздел О. «Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг»

код 90 «Удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность».

В соответствии с идеологией ОКВЭД в группу по коду 41 должны включаться хозяйственные единицы (объекты статистического наблюдения), основная деятельность которых заключается в оказании услуг водопроводов, то есть по обеспечению водопроводной водой юридических и физических лиц.

В группу по коду 90 включаются хозяйственные единицы (объекты статистического наблюдения), оказывающие в первую очередь услуги канализации, то есть осуществляющие отведение, очистку и сброс сточных вод в природные объекты.

Логика подсказывает, что в составе объектов с кодами 41 и 90 должны входить главным образом крупные коммунальные (общегородские) водопроводы и канализации, оказывающие соответствующие рыночные услуги. Эти услуги предоставляются подключенным потребителям-абонентам – предприятиям, организациям, учреждениям, домашним хозяйствам и т.п.

Примечание.

Водоснабжение также осуществляют организации по эксплуатации мелиоративных систем (код вида деятельности 01.41.3 по разделу (классу) ОКВЭД «Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство». Кроме того, самостоятельное нерыночное водоснабжение (забор, поставку свежей воды и отведение и очистку сточных вод) для своих нужд и попутное рыночное водоснабжение для сторонних потребителей производят многие добывающие и обрабатывающие предприятия, объекты энергетики, транспортные организации и т.п. В этом случае поставка и отведение воды отражается по виду деятельности, к которому относится соответствующий объект статистического наблюдения. Например, самостоятельное обеспечение водопроводной водой и канализационное отведение сточных вод на целлюлозно-бумажном комбинате относится в большинстве случаев к виду деятельности «Производство целлюлозы, древесной массы, бумаги, картона и изделий из них» (код 21 ОКВЭД). В целях упрощения перечисленные водоснабжения нами не рассматриваются.

Итоги разработки данных по ф. № 2-тп (водхоз) за 2005 и 2006 гг. выявили серьезные проблемы в теории и практике классификации видов деятельности с кодами 41 и 90 на принципах ОКВЭД. Об этом свидетельствуют, в частности, данные приведенной ниже таблицы:

 

Сброс загрязненных сточных вод в природные водоемы в Российской Федерации по некоторым видам деятельности, млрд. куб. м

 

Виды деятельности по ОКВЭД

2005 г.

2006 г.

Всего по России

17,7

17,5

из них по объектам, отнесенным к видам деятельности:

«Сбор, очистка и распределение воды» (код 41)

8,4

8,4

«Удаление сточных вод, отходов и аналогичная деятельность» (код 90)

1,9

1,9

Из приведенных данных следует, что объектами, профильная деятельность которых состоит в обеспечении абонентов водопроводной водой, сбрасывается в водоемы в 4,4 раза больше загрязненных стоков, нежели объектами, профильная деятельность которых заключается в отведении сточных вод. Проще говоря, получается, что водопроводы сбрасывают в окружающую природную среду в несколько раз больше грязи, нежели канализации!

Водопроводная система в принципе может сбрасывать некоторое количество грязных стоков – например, в результате периодической промывки фильтров на водозаборе. Однако величины приведенных данных свидетельствуют о совершенно других явлениях. Ирреальность ситуации возрастает, если вычесть из последней строки таблицы сброс загрязненных стоков по объектам, осуществляющим сбор, транспортировку и утилизацию отходов (т.е. по мусоросжигательным и мусороперерабатывающим заводам, комплексам по сортировке отходов и т.д.).

Самое общее объяснение рассматриваемого парадокса может быть следующим: канализационные хозяйства в своей основной массе не получили отдельного (самостоятельного) отражения по коду 90 и оказались в значительной степени отнесенными к виду деятельности по коду 41 ОКВЭД. Возможные причины этого рассматриваются далее. Одновременно приводятся предложения по устранению противоречий.

1. Разделение работы водопроводно-канализационного хозяйства на два самостоятельных вида деятельности спорно в самой основе. В особой степени это касается работы коммунальных (общегородских) водопроводов и канализаций.

В свое время в соответствии с принципами построения ОКОНХ – делением всей экономической деятельности на производственную и непроизводственную сферы и т.д. – работа водопроводов была отнесена к отрасли народного хозяйства «Промышленность» (группа «полносистемные водопроводы»). Аргументом в пользу такого подхода было, в частности, то, что задача водопроводного хозяйства (головных водозаборов, объектов санитарной обработки воды, распределительных водопроводных сетей и т.п.) по своей сути близка задачам добывающей промышленности.

Одновременно, работа водопроводов могла отражаться в отрасли «Коммунальное хозяйство» (группа «коммунальное и бытовое водоснабжение»).

Деятельность коммунальных канализационных систем – сети отводящих труб и канализационных коллекторов, насосных станций, сооружений по очистке сточных вод и т.п. – была отнесена к сфере непроизводственных услуг и была включена в ОКОНХ в отрасль «Коммунальное хозяйство» (группа «коммунальное и бытовое водоснабжение»).

Уже первые результаты обобщения данных по ф. № 2-тп (водхоз) по приведенным отраслям народного хозяйства показали искусственность и запутанность подобного деления водопользования. В первую очередь это касалось жилищно-коммунального хозяйства. Например, оставалось не до конца понятным, чем деятельность «полносистемных водопроводов» должна отличаться от деятельности по «коммунальному и бытовому водоснабжению». Кроме того, в более-менее благоустроенном жилищном фонде и связанном с ним коммунальном хозяйстве водопровод и канализация функционируют как унитарный комплекс (образно говоря, как артериальная и венозная системы в организме человека). Последовательность водоснабжения в городах требует единства управления процессами забора, доставки, отведения и сброса воды. Выход из строя канализационной откачки и очистки сточных вод требует, при отсутствии резервных вариантов, приостановки или ограничения работы водопровода. В то же время сбой в работе водопровода может привести к серьезным нарушениям в технологии очистки загрязненных стоков, что, в свою очередь, опять-таки потребует регулирования работы водопровода. Другими словами, любые нарушения требуют оперативных и согласованных действий по всему водопроводно-канализационному комплексу города.

В этой связи в рамках ОКОНХ процесс коммунального водопользования в статистике во многих случаях рассматривался как единое целое в составе собирательной отрасли «Жилищно-коммунальное хозяйство» с выделением группы «жилищное хозяйство» и группы «коммунальное хозяйство». По крайней мере, при разработке отчетных данных по ф. № 2-тп (водхоз) придерживались именно такого порядка.

В соответствии с группировками, принятыми в ОКВЭД, коммунальное водопользование оказалось вновь разделенным. На наш взгляд, оснований для этого было недостаточно, не считая весьма спорной необходимости полного соответствия международным рекомендациям по классификации видов деятельности.p

Авторы не берутся однозначно объяснить разделение работы водопровода и канализации в международных рекомендациях. Возможно, что в США и ряде других стран исторически сложилось раздельное управление соответствующими видами деятельности, например, из-за специфики обслуживания коттеджных поселков и широкой распространенности септиков. В данном случае вопрос не в этом, а в целесообразности ломки отечественных технико-производственных и учетно-статистических реалий под зарубежные схемы.

При использовании принципов ОКВЭД для идентификации видов деятельности в водохозяйственном комплексе большинства городов и поселков России должны были приниматься однозначные решения. Значимость водопровода и канализации (при их обоюдном наличии) для городского хозяйства по сути одинакова. Судя по всему, водопроводно-канализационные объекты оказались во многих случаях волевым образом привязаны к водопроводу, как к начальной стадии жилищно-коммунального водоснабжения и водоотведения.

2. Несомненно, что по некоторым крупным городам водопроводы и канализации сохраняют определенную автономию в рамках общегородского водопроводно-канализационного хозяйства. В этом случае они в принципе могут являться самостоятельными хозяйственными единицами и объектами статистического наблюдения с кодами видов деятельности ОКВЕД 41 или 90.

Однако, правильной классификации в этом случае вполне могла помешать неадекватность используемого в ОКВЭД понятийного аппарата, который сформировался в результате недостаточно корректного перевода. В англоязычной версии Международной стандартной отраслевой классификации деятельность по предоставлению услуг водопроводами обозначена как «collection, purification and distribution of water» Дословный (калькированный) перевод этого вида деятельности как «сбор, очистка и распределение воды» внес путаницу, поскольку такое обозначение подходит как к водопроводу, так и к канализации.

Дело в том, что водопровод не собирает воду, а забирает ее из поверхностных и подземных источников. Это следовало бы иметь в виду при переводе слова «collection». В тоже время, основной функцией канализации является как раз «сбор» воды в виде отведения (откачки) сточных вод от подключенных абонентов.

Кроме того, понятие «очистка» применимо как к водопроводной воде (при доведении ее до питьевого качества), так и к канализационным стокам (при их очистке перед сбросом в водоемы).

Наконец, понятие «распределение воды» может быть отнесено не только к водопроводным сетям, но и к канализационным выпускам в водные объекты. Имеется в виду так называемые множественные или рассеянные выпуски, используемые в целях улучшения санитарной (экологической) обстановки в местах сброса стоков.

В этой связи не исключено, что ряд канализационных объектов, обладающих правами юридического лица и являющихся единицами статистического наблюдения, из-за неправильно понятых формулировок, а также из-за отсутствия желания и возможности их уточнения могли быть отнесены к виду деятельности «сбор, очистка и распределение воды», то есть к водопроводам.

3. Одной из гипотетических причин массовой регистрации канализации как вида деятельности в качестве водопровода может являться также наличие определенных бюджетных, налоговых и иных льгот (преференций) у второго по сравнению с первой на местном уровне.

4. Каковы бы не были причины статистической «трансформации» канализации в водопровод, полученные цифры не отражают реальную структуру водопользования по видам деятельности. Более того, они противоречат идеологии ОКВЭД, поскольку не характеризуют целевое назначение и конкретные функции видов деятельности с кодами 41 и 90.

Поэтому, наряду с уточнением названий отдельных позиций ОКВЭД, возможной переклассификацией и перекодировкой конкретных объектов учета в водопроводно-канализационном комплексе, следовало бы пока сохранить рассмотрение в статистической практике жилищного и коммунального хозяйства как отдельных собирательных видов деятельности. При статистических наблюдениях в сфере водопользования такой подход представляется неизбежным во избежание получения абсурдных результатов.

В этих целях потребуется более четко идентифицировать водопользование в некоторых смежных видах деятельности, например, в «операциях с недвижимым имуществом» (код 70 ОКВЭД). Объемы забора воды из природных источников и сброса загрязненных сточных вод в водоемы по объектам, отнесенным к указанному виду деятельности, оказались неожиданно огромными. Характерно, что водоснабжение и водоотведение в данном случае осуществляется во многом коммунальными водопроводами и канализациями, которые по каким-то причинам не получили кодов 41 или 90 в качестве единиц учета.

5. Объекту учета присваивается один код ОКВЭД и он (объект) относится только к одному виду деятельности во всех статистических наблюдениях. В этой связи было бы полезно проанализировать обобщенные данные других форм статистического наблюдения, отличных от ф. № 2-тп (водхоз), характеризующих виды деятельности с кодами 41 и 90. Это касается финансово-экономических, трудовых и других показателей. Возможно, что и здесь могут обнаружиться противоречия. Об этом свидетельствует, например, то, что суммарные эксплуатационные затраты «водопроводов» на охрану водных объектов от загрязнения неочищенными стоками в 2005 г. в России оказались более чем в десять раз выше, чем у «канализаций» (см. сводные отчеты по ф. № 4-ос).

Данный анализ представляется актуальным, поскольку он касается жилищно-коммунального хозяйства – одной из наиболее социально значимых и проблемных сфер деятельности в Российской Федерации. В частности, рост тарифов на услуги коммунального водоснабжения и водоотведения (на оплату поставляемой и отводимой воды) начинает все более ощущаться как населением, так и различными хозяйственными единицами. Все это повышает требования к упорядочению и классификационной внятности статистической базы. Основным критерием классификационных подходов в данном случае должно быть не только соответствие международным рекомендациям, но также здравый смысл и интересы своей страны.

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru