Поиск:

Окружающая природная среда как предмет статистического исследования

18.02.2008 

Рис. 1. Место и взаимосвязи статистики окружающей природной среды в общей системе социально-экономической статистики

Автор:  Думнов А.Д., к.э.н., Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»

Источник:  Бюллетень "Исопльзхование и охрана природных ресурсов России"

Статистика окружающей природной среды (далее также статистика ОПС) в теоретическом и практическом плане, как у нас в стране, так и за рубежом существует с начала 70-х гг. прошлого века. Возникает вопрос: почему возникла необходимость дополнительно анализировать предмет ее изучения? Ответить можно следующим образом. Во-первых, в процессе изначальной организации рассматриваемой статистики определенный круг проблем по объективным и субъективным причинам не получил однозначного решения. Эти проблемы до определенного времени не особенно беспокоили, но они и не исчезли. Однако, наступает момент, когда решение застарелых задач, своеобразное «подтягивание тылов», становится жизненно необходимым и определяющим дальнейший генезис статистики ОПС. Во-вторых, диалектика социально-экономического развития за прошедшие десятилетия поставила новые вопросы в области природоохранной деятельности в целом и ее информационного обеспечения в частности. Эти новации также должны быть проанализированы и учтены.

Основные понятия и определения

Структурирование предмета и сферы интересов любой отрасли социально-экономической статистики еще до разработки системы показателей требует формирования четкого терминологического аппарата. Статистика, также бюджетное финансирование и отчетность, бухгалтерский и налоговый учет, по своей сути обязана оперировать унифицированными понятиями. Число последних должно быть ограничено. Чем больше «размыта» или «загромождена» в смысловом плане какая-либо категория, тем больший простор открывается для ее субъективной трактовки. Это в свою очередь ведет к количественной и качественной неопределенности, искажению информации, несопоставимости данных. Можно сказать, что в статистике в явной форме проявляется принцип формальной логики, известный как «бритва Оккама»: «Сущностей не следует умножать до бесконечности». В особой степени данное требование касается сравнительно молодых отраслей статистического исследования, в частности, статистики окружающей природной среды. Прежде всего, необходимо определится с такими широко употребляемыми, но не всегда четко идентифицируемыми понятиями как «окружающая среда», «окружающая природная среда», «природные ресурсы», «природопользование», «охрана природы», «природно-ресурсный комплекс», «экология», «экологическая безопасность» и т. п.

Наиболее часто в настоящее время оперируют термином «окружающая среда». Эту дефиницию применительно к глобальным вопросам природопользования и охраны природы использовал еще В.И. Вернадский. Однако в последние десятилетия данное словосочетание очень часто используется в качестве дословного перевода английского слова «environment». Целесообразно разобраться в трактовке этого понятия с анализом первоисточников.

Авторитетный и считающийся классическим толковый словарь Вебстера в последнем издании определяет понятие «окружающая среда» (environment) как (здесь и далее перевод автора–А.Д.):

окружающих предметов, условий или влияющих факторов;

эколог. воздух, вода, минеральные ресурсы (minerals), организмы и все другие внешние факторы, окружающие какой-либо организм и оказывающие на него постоянное воздействие;

социальные и культурные элементы, которые составляют и формируют сферу повседневной жизни отдельного лица или населения в целом;

компьют. жестко или нежестко заданная конфигурация, операционная система и т.д.; внутренняя или внешняя сфера, характеризующая исскуство и позволяющая ему самовыражаться и самоидентифицироваться и пр.» [1, с. 650].

Оксфордский толковый словарь в настоящее время трактует рассматриваемую категорию следующим образом:

«условия, обстоятельства и т.п., оказывающие влияние на жизнь (жизнедеятельность) какого-либо индивидуума (проживание в загрязненной окружающей среде; конкурентная окружающая среда; нездоровая окружающая среда способна отразиться на поведении ребенка; шумная прокуренная комната не самая лучшая окружающая среда для работы в ней);

природные условия, в частности, поверхность земли, воздух и вода, где (в которых) проживает (существует) население (животные и растения; меры по защите окружающей среды; многие люди обеспокоены загрязнением окружающей среды)» [2, с. 455].

Американская Энциклопедия характеризует окружающую среду прежде всего с позиций вредного воздействия на природу и среду обитания человека (загрязнение воды, воздуха, почв; образование различных отходов; высокий уровень шума; негативное влияние на биологические ресурсы и биоразнообразие, радиационное загрязнение и т.п.), а также с позиций принимаемых мер по устранению и/или смягчению влияния приведенных факторов [3, с. 480–487].

В Российском энциклопедическом словаре «окружающая среда (О.с.)» определяется как «cреда обитания в деятельности человечества, окружающий человека природный и созданный им материальный мир. О.с. включает природную среду и искусственную (техногенную) среду, т.е. совокупность элементов среды, созданных из природных веществ трудом и созданных волей человека и не имеющих аналогов в девственной природе (здания, сооружения и т.п.).

Общественное производство изменяет о.с., воздействуя прямо или косвенно на все её элементы. Это воздействие и его негативные последствия особенно усилились в эпоху, когда, масштабы человеческой деятельности, охватывающей почти всю географическую оболочку Земли, стали сравнимы с действием глобальных природных процессов (см. также «Охрана природы»). В широком смысле в понятие «о.с.» могут быть включены материальные и духовные условия существовании и развития общества. Часто под термином «о.с.» понимается только окружающая природная среда; в таком значении он используется в международных соглашениях».

На наш взгляд приведенные трактовки характеризуются нечеткостью, неоднозначностью и дуализмом понятийного аппарата. Подобная неопределенность, допустимая в бытовом плане, оставляет возможность субъективной интерпретации, не позволяющей четко ограничить предмет статистического исследования и объекты статистического наблюдения. Например, в случае рассмотрения окружающей среды как суммы всех естественных, политических, экономических, производственно-технических, социальных, этнических, этических и т.п. факторов и условий проживания человека, это понятие будет охватывать эклектический набор огромного числа разнородных явлений. В случае привязки окружающей среды к природно-ресурсной сфере по трактовке Оксфордского словаря сюда не должны включаться, например, ресурсы недр. Другими словами, при первом подходе практически невозможно разработать логически стройную и компактную систему показателей. При втором подходе из этой системы в результате неоправданного сужения элементов природы выпадают очень важные характеристики.

Выстроить цепочку приоритетов, организовать упорядоченное информационное отражение абсолютно разнородных явлений в рамках ограниченной статистической системы невозможно. Бессмысленно также говорить о системном отражении целевых «средоохранных» мероприятий и соответствующих затрат, когда целей становится бесчисленное множество. По меткому замечанию французского исследователя Г. Биолы, стоявшего у истоков современного осознания природоохранной проблематики, понятие «окружающей среды» в этом случае «превращается в своего рода «чулан», куда суют все виды деятельности природы и людей, а также последствия этой деятельности… Подобное рассуждение … ведет ко взгляду на науку об окружающей среде как на науку наук, что неприемлемо».

Трактовка понятия окружающей среды, как и ее охраны, в Российской Федерации не получила удовлетворительной конкретизации не только в лексическом, но и в нормативно-правовом плане. В частности, в соответствии с Федеральным законом «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г. № 7-Ф3 к таковой охране относится «деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общественных и иных некоммерческих объединений, юридических и физических лиц, направленная на сохранение и восстановление природной среды, рациональное использование и воспроизводство природных ресурсов, предотвращение негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду (выделено мною – А.Д.) и ликвидацию ее последствий (далее также – природоохранная деятельность)».

Одновременно под окружающей средой в том же законе понимается «совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов, а также антропогенных объектов». Перечисленные элементы получили следующую юридическую трактовку:

«природная среда (далее также – природа) – совокупность компонентов природной среды, природных и природно-антропогенных объектов;

компоненты природной среды – земля, недра, почвы, поверхностные и подземные воды, атмосферный воздух, растительный, животный мир и иные организмы, а также озоновый слой атмосферы и околоземное космическое пространство, обеспечивающие в совокупности благоприятные условия для существования жизни на Земле;

природный объект – естественная экологическая система, природный ландшафт и составляющие их элементы, сохранившие свои природные свойства;

природно-антропогенный объект – природный объект, измененный в результате хозяйственной и иной деятельности, и (или) объект, созданный человеком, обладающий свойствами природного объекта и имеющий рекреационное и защитное значение;

антропогенный объект – объект, созданный человеком для обеспечения его социальных потребностей и не обладающий свойствами природных объектов».

Указанные формулировки приводят к следующим выводам.

Во-первых, создана правовая неопределенность по отношению к вопросу, что конкретно находится под охраной закона – «окружающая среда» или «природная среда»? Если регулируется охрана окружающей среды и, следовательно, охрана любого антропогенного объекта, то данный закон должен вводить нормы практически любого вида охранной деятельности. Но тогда непонятно, как можно именовать природоохранной деятельностью подавляющую часть такого рода охранных мероприятий (см. формулировки закона выше).

Во–вторых, поскольку перечень подлежащих охране объектов становится по сути бесконечным, таким же безбрежным становится перечень мероприятий по их охране. Четко квалифицировать и систематизировать такие мероприятия, затраты на их осуществление очень сложно, а зачастую – невозможно. Непонятно, что и от чего необходимо охранять и, следовательно, что подлежит статистическому наблюдению. Получается, например, что высоковольтные линии электропередачи следует рассматривать не только с позиций защиты населения от воздействия электромагнитного излучения и птиц от поражения током, но и с позиций охраны этих линий как антропогенных объектов от кражи цветных металлов, диверсионных актов, защиты от коррозии и т.д.

В третьих, под субъективной трактовкой остается место человека и его защиты в комплексе «окружающей среды»/«природной среды».

Подобный правовой подход применительно к статистике окружающей среды не может иметь прямого действия и требует кардинальных уточнений и комментариев. В статистической практике невозможно абстрагироваться от трудноразрешимых противоречий, к которым приводит совмещение понятий «окружающая среда» и «природная среда» и связанных с ними понятий «охрана окружающей среды» и «охрана природной среды». Подобное совмещение в ряде случаев ведет к взаимоисключающей ситуации.

В частности, централизованное обеспечение горожан водопроводной водой безусловно способствует повышению качества среды их проживания, качества жизни. Вместе с тем, эксплуатация мощных коммунальных водозаборов способна в принципе ухудшить состояние конкретного водоема. В еще большей степени это касается сетей канализации, особенно, если они не связаны с должной очисткой коммунальных стоков. Поддержание в нормальном режиме городской среды требует ежесуточного удаления отходов производства и потребления. Однако очень часто городская среда очищается за счет природной среды пригородов, куда поступает основная масса отходов. Иначе говоря, охрана окружающей среды в городе/поселке так или иначе превалирует над проблемами охраны природной среды и зачастую решается за счет последней.

Применительно к статистике природоохранных затрат включение сюда расходов на охрану городской окружающей среды может вообще приводить к абсурду, т.е. действия по фактическому загрязнению природы во многих случаях могут квалифицироваться как издержки по ее охране.

Путаница в содержании понятия «окружающая среда», также как в существе ее охраны уже давно приводит к негативным последствиям отнюдь не гипотетического плана. В частности, в соответствии с бюджетной классификацией, действующей с 2005 г., в расходной части бюджетов всех уровней управления выделяется особый раздел «Охрана окружающей среды». В федеральном бюджете последних лет по оценке от трети до половины всех затрат этого раздела составляют расходы на гидрометеорологические работы и финансирование Российской антарктической экспедиции. Природоохранная направленность получения метеорологической информации, составления текущих прогнозов погоды, оценок предстоящих паводков и т.д. носит сомнительный, в лучшем случае общий характер (например, при изучении глобального потепления Земли). С другой стороны в бюджетном разделе «Национальная экономика» присутствуют подразделы «Водные ресурсы» и «Лесное хозяйство», которые содержат конкретные элементы природоохранных расходов. Такие же расходы предусматриваются по разделам «Сельское хозяйство и рыболовство» и «Жилищно-коммунальное хозяйство». Таким образом, статистические оценки государственного финансирования природоохранной деятельности на основе анализа только целевого раздела «Охрана окружающей среды» не имеют смысла.

Расплывчатость бюджетных понятий, нечеткость их внешней формы во многом определяет неконкретность внутреннего содержания и неопределенность результата финансирования. Данный вывод напрашивается также к общей организации государственного управления и экономического регулирования охраны ОПС как таковой.

Вышеизложенное приводит к выводу о нецелесообразности использования в статистической теории и практике термина «окружающая среда», который запутывает ситуацию. Для этих целей в гораздо большей степени подходит понятие «окружающая природная среда». Именно это понятие использовалось в законе РСФСР «Об охране окружающей природной среды», действовавшем в 1992–2002 гг. Причины изменения названия до конца неизвестны не только автору статьи, но и специалистам – юристам. Автор рискнет предположить, что исходной предпосылкой изменения послужило словосочетание «окружающая среда», использованное в действующей Конституции Российской Федерации. О продуманности выбранного понятия в этом случае говорить сложно, учитывая конкретные обстоятельства разработки, обсуждения и принятия Конституции в 1993 г. Вновь предлагаемое понятие «окружающая природная среда» можно раскрыть в общем виде следующим образом.

Окружающая (человека) природная среда (ОПС) – совокупность естественных абиотических (неорганических) и биотических (органических) ресурсов и факторов природы, на которые человек оказывает (может оказывать в перспективе) прямое или косвенное влияние в процессе хозяйственного использования (потребления) и которые оказывают обратное воздействие как на самого человека, так и на его социально-экономическую деятельность.

Категория «окружающая природная среда», таким образом, в целом соответствует категориям «природа» и «совокупность природных ресурсов». Все эти понятия структурируются и, следовательно, реально применимы в статистическом учете.

Лишь в отдельных, строго определенных и весьма ограниченных случаях в статистике целесообразно выводить окружающую среду за рамки естественных (природных) ресурсов и создаваемых ими условий жизнедеятельности человека. Сюда относятся некоторые факторы влияния на человеческие и иные организмы антропогенной (искусственно созданной) окружающей среды. В число таких факторов в первую очередь входят шум, вибрации, электромагнитное излучение и радиация. Рассматриваемое влияние может иметь как опосредственный природной характер (шум и вибрации воздействуют на человека через воздух, земную поверхность и т.д.), так и непосредственный характер (электромагнитное излучение и радиация). В этом случае понятие «окружающей природной среды» оказывается несколько (но не намного!) шире категории «природной среды». Собственно только по этому мы и предлагаем вышеприведенное понятие, а не ограничиваемся природной средой. Однако применительно к статистике эти исключения лишь подчеркивают общую природоориентированность понятия «окружающая природная среда».

Параллельно с обоснованием и уточнением названной категории необходимо определить ряд других основополагающих понятий, на которых базируется рассматриваемая отрасль статистики. В частности, под природными ресурсами в широком смысле нами понимается совокупность естественных компонентов и свойств ОПС, которые в настоящее время используются или в перспективе могут быть использованы для удовлетворения разнообразных физических и духовных потребностей общества в качестве предметов и/или условий (орудий) труда, потенциальных источников энергии, продуктов питания, объектов рекреации (восстановление жизнедеятельности человека) и т.п.

Словосочетание «природные ресурсы» может заменяться, без ущерба смыслу и внутреннему содержанию, понятием «ресурсы окружающей природной среды».

Природопользование – удовлетворение разнообразных потребностей общества путем использования различных видов природных ресурсов. Принципы рационального природопользования предусматривают наиболее оптимальное с точки зрения экономики и охраны ОПС использование природных ресурсов человеческим обществом при максимально возможной хозяйственной отдаче с одной стороны и сохранении (восполнении) этих естественных богатств с другой стороны. Таким образом, термин «природопользование» по сути адекватен понятию «использование (потребление) ресурсов окружающей природной среды».

Под охраной окружающей природной среды (коротко – охрана ОПС, природоохранная деятельность) понимается комплекс мероприятий по предотвращению загрязнения и деградации, по контролю, а также частично по сохранению и восполнению основных элементов природы, на которые человеческая деятельность оказывает или может оказывать негативное воздействие. В этой связи требуется селективный подход при определении природовоспроизводящих (природовосстанавливающих) мероприятий. В первую очередь необходимо ограничение работ, производств, услуг и т.п., так или иначе связанных с природно-ресурсным комплексом, но не относящихся напрямую к природоохранной деятельности. Мы исходим из того, что рационализация использования природных ресурсов, их неистощительное потребление и собственно охрана во многом взаимосвязаны. Однако, далеко не все действия по ограничению потребления, экономии естественных богатств и/или их восстановлению (наращиванию) должны считаться природоохранными мероприятиями. Последнее касается, например, геологоразведочной деятельности.

Кроме того, следует иметь в виду, что охрана ОПС не всегда и не целиком связана с превентивной охраной человеческого организма и текущей хозяйственной деятельности от потенциальных неблагоприятных изменений. Зачастую природу охраняют от последствий деятельности человека ради самой природы, например, в случае охраны редких животных и растений.

В настоящее время как в специальной литературе, так в СМИ и в быту часто используют понятия типа «экология», «экологическая деятельность», «экологическая безопасность» и т.п. Следует отметить, что экология (от гр. oikos – дом, местоприбывание, местообитание и logos – слово, учение) является разделом биологической науки, изучающим взаимоотношения между организмами, образуемыми ими сообществами и окружающим миром, а также между самими организмами (сообществами). Термин «экология» был впервые введен крупнейшим немецким биологом Э. Геккелем в 1866 г. в его основном труде «Всеобщая морфология». В этом смысле экология – это одно из направлений биологии, которое в принципе может использовать статистические методы в процессе исследований, например, при моделировании системы «хищник-жертва».

Тем не менее, в настоящее время данное понятие и производные дефиниции используются в гораздо более широком и неадекватном изначальному смыслу понимании. Чаще всего имеется в виду природа в целом, окружающая природная среда, охрана природных ресурсов и среды обитания человека. Уравнивание понятийного содержания происходит даже в официальных государственных документах – например, Экологическая доктрина Российской Федерации, Федеральная целевая программа «Экология и природные ресурсы России (2002–2010 годы)» и др. По нашему убеждению распространение данного термина на социально–экономические процессы носит виртуальный характер и ничем не обосновано. В особой степени это касается организации государственного регулирования и получения статистической информации, где путаница в понятиях недопустима в принципе.

Также как и в случае с окружающей средой, вопрос о правильности понятийного аппарата отнюдь не схоластичен. Дело даже не в том, что в России с 1996 г. по 2000 г. существовал управленческий орган с характерным названием – Государственный комитет Российской Федерации по охране окружающей среды (Госкомэкологии России). Из названия неясно, что собственно должно было входить в сферу деятельности Комитета – охрана окружающая среда, экология или охрана природы, природной среды. В ходе административной реформы в 2004 г. были созданы две государственные структуры, напрямую связанные с контролем и надзором в области охраны окружающей природной среды: Федеральная служба по надзору в сфере природопользования, подведомственная МПР России (Росприроднадзор), и Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор), подведомственная Правительству страны. В результате целый ряд видов природопользования оказался под двойным – природоохранным и «экологическим» – контролем (не считая санитарного и близких видов надзора). Четкие отличия первого от второго, необходимые для упорядоченной контрольно-надзорной деятельности и устранения ненужного дублирования, спустя три года оказались во многом не выясненными. Одновременно, значительная часть природопользования и природоохранных мероприятий остались, как и ранее, вне рамок такого удвоенного надзора (например, охрана животных суши и гидробионтов, т.е. наиболее близкие экологической проблематике, как таковой, вопросы). Ими занимаются другие ведомства.

Имеются еще более одиозные примеры. Например, на территории Восточного округа Москвы функционирует утильзавод «Эколог»(!), перерабатывающий в том числе трупы отловленных безнадзорных животных. Если такое название не случайность, то логика подсказывает необходимость определить «экологическую» значимость работ по кремированию, деятельности кладбищ и т.п. как предмета статистического наблюдения.

Ряд крупных специалистов еще в 1989 г. предупреждал, что «среди многих наших ученых намечается четкая тенденция превратить экологию в некую сверхнауку, то есть в нечто, ни за что не отвечающее», а также «на наших глазах происходит размывание границ экологии и в ряде случаев ее подмена различного вида суррогатами» [9].Видный советский эколог Н.Ф. Реймерс, широко известный у нас в стране и за рубежом, в начале 90-х гг. отмечал: «Все стали «экологами». Такого взрыва профанаций знания не было в истории человечества... Раз все экологи, то и почти всё стали называть «экологией», в т.ч. и охрану природы, и охрану окружающей человека среды...» [цитируется по 10,с.46]. Автор настоящей статьи не встречал в западных государствах управленческого органа с соответствующем названием, например, министерство/департамент экологии; точно также нет министерств ботаники, антропологии и т.п. Как это не парадоксально, но кризис природоохранного управления в нашей стране совпал по времени с началом массового использования на государственном уровне термина «экология». Конечно, было бы наивно думать, что причины сложившейся ситуации лежат лишь в вольном обращении с понятийным аппаратом. Однако этот факт тоже сыграл свою роль. Для нас же остается главным вопрос: нужно ли формировать «экологическую» статистику в дополнение к статистике ОПС или разумнее подождать очередной управленческой реорганизации? Как следует из вышеизложенного, экология по определению не может быть предметом какой-либо отрасли социально-экономической статистики.

На наш взгляд, использование термина «экология» и его производных в статистической практике, точно также как и термина «окружающая среда» в качестве синонимов понятий «окружающая природная среда», «охрана окружающей природной среды», «природа», «охрана природы» и т. п. может иметь место только как исключение – для простоты текста, при его редактировании, устранении лексических повторов, для облегчения восприятия, но не более того! В некоторых случаях можно также согласиться с условным употреблением понятий «экоплатежи», «экопроизводство» и т.д. из-за компактности этих терминов. При этом внутренняя суть понятий ОПС и ее охраны обязана оставаться неизменной и четко обозначенной.

Виртуальные понятия, подобные «экологии культуры», «экологии языка», «экологии нравственности», «экологии мысли», «экологии духа» и т.п., получившие известное распространение в последние годы, в данном случае вообще не рассматриваются. Использование такого рода лексических конструкций во многом происходит от нежелания и неумения найти в родном языке приемлемый аналог, от кажущейся наукообразности и всеприменимости слова «экология» при сравнительной простоте восприятия. В этой связи необходимо относиться к приведенным понятиям как к типичным публицистическим (заголовочным) конструкциям, по определению не несущим внятного содержания и выходящим за рамки конкретной проблематики статистики окружающей природной среды.

Предмет статистики ОПС. Взаимосвязи с другими отраслями социально-экономической статистики

Будем исходить из того, что статистика окружающей природной среды обязана обеспечить в первую очередь:

1) статистическую оценку количества, качественного состояния и использования важнейших элементов окружающей природной среды;

2) статистическое исследование факторов, приводящих в процессе хозяйственной деятельности к негативным изменениям в ОПС;

3) анализ результатов негативных антропогенных изменений природы для нее самой, а также экономики, социальной сферы и жизнедеятельности человека и др.;

4) создание статистической базы, обеспечивающей выбор приоритетных направлений государственной политики, информационное обоснование принимаемых решений и контрольных заданий;

5) систематический контроль за реализацией принятых решений и заданий; вскрытие причин их невыполнения или неэффективной реализации, выявление резервов по оперативному устранению недостатков;

6) формирование информационного массива для расчета соответствующих природно-ресурсных, природоохранных, экономических и финансовых нормативов и лимитов, необходимых для регулирования природопользования, взимания природно-ресурсных и природоохранных налогов и платежей;

7) выявление макрозависимостей между природопользованием, включая охрану ОПС, с одной стороны, и народнохозяйственным комплексом в целом, с другой стороны, с использованием системы национальных счетов;

8) решение частных аналитических задач при проведении междисциплинарных статистических исследований с позиций охраны ОПС;

9) организацию международных сопоставлений наличия и состояния природных ресурсов, динамики природопользования, качества ОПС и результатов ее охраны, величины природоохранных затрат и т.п.;

10) решение ряда иных вопросов.

В этой связи статистику окружающей природной среды в общем виде можно определить как одно из комплексных направлений социально-экономической статистики, изучающего количественные природно-ресурсные и социально-экономические характеристики диалектической системы «человек – окружающая его природная среда» в их качественном разнообразии, с учетом специфики каждого элемента взаимодействия указанной системы и с акцентированным вниманием к вопросам природопользования и охраны природы.

Статистика ОПС самым тесным образом связана с экономической, социальной, демографической и другими отраслями статистики. Она имеет с ними совместные сферы изучения и пересекающиеся интересы. В то же время, статистика ОПС имеет специфические задачи и самостоятельный предмет изучения; она не должна подменять другие области статистических исследований. Даже если рассматривается какая-либо общая проблема (например, использование и экономия ресурсов), ее изучение производится с разных позиций.

Конкретный круг вопросов, относящихся к компетенции статистики окружающей природной среды и близким ей сферам статистических исследований, целесообразно рассмотреть на основе рисунка 1.

Рис. 1. Место и взаимосвязи статистики окружающей природной среды в общей системе социально-экономической статистики


Статистика окружающей природной среды (Блок I), взятая в самом общем виде, включает статистику природных ресурсов (Блок IV) и статистику состояния, загрязнения (деградации) и охраны окружающей природной среды (для краткости – статистику охраны ОПС, Блок V). Показатели Блока IV направлены на статистическое изучение наличия и динамики запасов (ресурсов) отдельных видов природных богатств, включая их невозобновляемую часть (главным образом полезные ископаемые) и возобновляемые компоненты (земельные, лесные и водные ресурсы, богатства животного мира и атмосферный воздух, ряд иных активов). Здесь же должна рассматриваться структура соответствующих природных ресурсов, их качественный состав, использование, восполнение и т.п.

Блок V связан, прежде всего, со статистическим изучением охраны и частично рационального использования ОПС – центрального звена рассматриваемой отрасли статистики. Сюда относятся подсистемы конкретных показателей, характеризующие:

рациональность использования минерально-сырьевых ресурсов при изъятии из недр и их охрану;

состояние земельных ресурсов как природного объекта и их охрану от деградации и загрязнения;

состояние лесных ресурсов и их охрану от расхищения, пожаров, вредных промышленных выбросов и других видов деструктивного антропогенного воздействия;

состояние водных источников, рациональность водопотребления (сокращение объема и повышение эффективности использования водных ресурсов), охрану водных ресурсов от загрязнения;

состояние атмосферного воздуха и его охрану от загрязнения;

состояние животного мира суши и гидробионтов, их охрану от негативного антропогенного воздействия;

организацию и содержание заповедников и других особо охраняемых природных территорий;

обращение (образование, передачу на сторону и поступление со стороны, использование, уничтожение, размещение в окружающей природной среде и т.д.) отходов производства и потребления, прежде всего опасного (токсичного) характера;

некоторые другие проблемы.

Стоимостные (в т.ч. затратные) показатели входят в каждую перечисленную подгруппу и как бы «сшивают» разнородные вопросы, обеспечивая их сквозной и комплексный анализ.

Можно заметить, что Блоки IV и V по существу очень близки друг к другу и, следовательно, могут рассматриваться совместно. Внутреннее содержание приведенных блоков отражает основу предмета статистики ОПС (Блок I). Этот предмет можно определить как совокупность природных ресурсов, отдельных элементов их использования (с позиций рациональности потребления), а также охраны этих ресурсов с учетом их влияния на социально экономическую деятельность и самого человека, т.е. в увязке с экономическими и социальными интересами населения. Таким образом, главной стороной предмета изучения должно оставаться исследование влияния человека на природу, которое в определенной мере должно подкрепляться анализом обратного воздействия природной среды на человеческую жизнедеятельность. Уравнивание или перестановка акцентов разрушит целостность предмета исследования, неизбежно сместит центр статистического анализа в ущерб природоохранной проблематике или выродится в попытку формирования «сверхстатистики» с неконкретным предметом изучения.

К Блоку I (т.е. совокупности Блоков IV и V) прилегают другие направления исследования, которые дополняют и модифицируют сферу интересов рассматриваемой статистики, не меняя существа предмета изучения. В частности, явные связи прослеживаются между Блоками IV и V и изучением нарушений, вызванными самой природой и человеческой деятельностью (природно-техногенными и техногенными катастрофами, авариями, чрезвычайными ситуациями и т.п.), то есть Блоком VI. Особенности этих связей рассматриваются далее.

Блок I и особенно Блок V в определенной степени корреспондируются с данными, отражающими качество и уровень жизни населения: заболеваемости и смертности по причинам, санитарного состояния селитебных зон (территорий жилых массивов и т. п.), условиями труда и отдыха, отдельными индикаторами городского благоустройства, а также жилищных условий и некоторыми другими показателями социальной сферы (Блок XI).

Близкое значение в данном случае имеет статистическое отражение удовлетворенности населения качеством природной среды в местах проживания и отдыха, выявленной путем самооценки физических лиц в результате разовых социологических опросов, регулярного мониторинга мнения рядовых граждан и/или специалистов – экспертов (Блок XIV).

Весьма актуальным представляется изучение взаимосвязи между индикаторами статистики окружающей природной среды и показателями, характеризующими деятельность промышленности, сельского хозяйства, капитального строительства, транспорта, других производственных отраслей. Зачастую весьма непросто четко разграничить предмет статистики ОПС с перечисленными сферами исследования в части: а)динамики наличия и рационального использования природных ресурсов (Блок IV) и б)их добычи (изъятия), переработки, использования и производственного потребления Блок VIII). На наш взгляд первая группа так или иначе подлежит рассмотрению в рамках статистики ОПС, вторая группа косвенно дополняет такое рассмотрение. Вместе с тем определенные трудности размежевания сохраняются. Проблемы рационального природопользования и охраны ОПС безусловно связаны с вопросами материалоемкости продукции и ресурсосбережения на всех стадиях общественного воспроизводства (Блок IX). Охрана природы находится в известной зависимости от эффективности производственного и непроизводственного потребления материальных благ, прежде всего, отчужденных из природной среды предметов труда (сырья, материалов и т.п.). Чем рациональнее мы используем полученные материальные ресурсы и энергию, тем меньшее их количество в виде загрязняющих отходов, потерь и т. п. поступает в окружающую природную среду. Существует и обратная зависимость: чем менее загрязнены и деградированы природные ресурсы, тем больший потенциальный объем может получить неистощительное использование. Тем не менее, полное уравнивание предмета статистики ОПС и статистических исследований ресурсопотребления (ресурсосбережения) на всех стадиях общественного воспроизводства нецелесообразно.

Блок X представляет интерес в плане НИОКР (научных исследований и опытно-конструкторских разработок), связанных с природоохранной тематикой. Сюда же входят задачи организации статистического наблюдения за внедрением современных, менее опасных в природоохранном плане инноваций (технологий) и анализом их эффективности.

Охрана окружающей природной среды не может осуществляться вне рамок государственного управления и регулирования, в частности, вне налоговой системы, а также без перераспределения денежных средств в рамках бюджетов всех уровней управления. Эти взаимосвязи и денежные потоки отслеживают с использованием Блока XII.

Очень важной особенностью блоков VIII–XII является сквозное присутствие в них элементов статистики производства товаров и услуг природоохранного назначения (для краткости – статистика экопроизводства или экопредпринимательства, Блок XV). Статистическое отражение указанной отрасли хозяйствования (собирательного вида деятельности) является основой рассмотрения природоохранных мероприятий в рамках национального счетоводства[11,12].

При этом производство товаров охватывает выпуск определенной, ориентированной на охрану ОПС промышленной продукции, строительство и монтаж природоохранных объектов и оборудования, некоторые другие виды производственной деятельности. Общей задачей статистического исследования в этой связи становится анализ объема, структуры, других характеристик выпуска:

1) технических средств (оборудования, приборов, изделий и т.д.);

2) топлива, материалов, полуфабрикатов, других товаров и продуктов.

Дальнейшее использование в производстве (конечном производственном потреблении) и той, и другой подгрупп должно быть связано с непосредственной охраной ОПС (например, эксплуатацией газоочистной аппаратуры) или с опосредственным уменьшением негативного воздействия на окружающую природную среду путем применения товаров с более высокими природоохранными свойствами (в частности, использованием обессеренного топлива). Особому учету подлежит еще одна, третья подгруппа – выпуск конечных потребительских изделий для населения, потребление которых приводит к уменьшенному негативному воздействию на ОПС по сравнению с обычными товарами (новационные предметы бытовой химии и др.)

Автор оставляет за пределами рассмотрения товары и услуги, используемые населением, и обладающие повышенными (в широком смысле) потребительскими характеристиками и свойствами. Типичным примером в данном случае можно считать продовольственные товары, полученные без применения или с минимальным применением минеральных удобрений, химических средств защиты растений, различных генетических добавок и т.д. (так называемые «экологически чистые» продукты питания). Гипотетический учет данной продукции требует решения множества задач по разделению мероприятий по предотвращению производства или торговли с нарушением санитарных правил, вопросов физиологии человека (диетологии, правильного питания обычными продуктами), удовлетворенности различных групп населения качеством продовольственных товаров с учетом их цены и т.д. с одной стороны и собственно природоохранной проблематикой с другой стороны.

Следует учитывать, что, например, безупречная в санитарном отношении упаковка, обеспечивающая сохранность (поддержание «экологической чистоты») продуктов питания, может быть неприемлема для окружающей природной среды из-за длительности ее (упаковки) разложения. Проблема правильной идентификации касается не только разделения вопросов санитарии, соблюдения стандартов при выпуске потребительской продукции и собственно охраны ОПС. Вот мнение представителей известной общественной организации – Международного Социально-экологического Союза: «Может ли мебель из натурального дерева считаться экологически чистым продуктом. На первый взгляд, безусловно, да. Что может быть безвреднее для человека, чем деревянные столы и стулья? Но при покупке мебели мы почти никогда не задумываемся, древесина каких лесов пошла на ее производство. А ведь может оказаться, что это были уникальные старовозрастные (или, как их еще называют, девственные) леса, которых почти не осталось на планете» [13]. Еще более серьезные вопросы возникают при соотношении «экологической чистоты» искусственного меха и меха редкого животного, даже если последнее умерщвлено каким-либо «экологически чистым» способом.

Что касается оказания услуг, то сюда входят конкретные работы по охране различных видов природных ресурсов, как правило, не связанные с выпуском товаров (продуктов, изделий, материалов). К таковой деятельности может относиться текущий и средний ремонт основных фондов природоохранного назначения, рекультивация нарушенных земель, мероприятия по охране водных ресурсов (например, сбор разлившейся нефти), лесных ресурсов (охрана от пожаров) и т.п. В нее также входят услуги по упорядоченному обращению отходов производства и потребления (за исключением выпуска товаров при их переработке), комплекс НИОКР, услуги образования и просвещения, включая переподготовку кадров и повышение квалификации, обслуживание поставок и реализации природоохранных товаров, сертификация, информационное обеспечение, услуги по текущему контролю и мониторингу, инвентаризации, паспортизации источников загрязнения природы, финансовому обслуживанию мероприятий по защите ОПС, экострахованию и иным видам работ и услуг.

В сферу оказания услуг, как и в сферу производства товаров, попадают не только мероприятия целевого назначения. Сюда также относится обычная деятельность, но с более низким негативным воздействием на окружающую природную среду по сравнению с традиционным оказанием услуг. Примером могут служить рекреационные услуги с улучшенными природоохранными характеристиками в местах обычного отдыха населения на лоне природы (сопряженным с рекреационными услугами сбором мусора, оздоровлением природной территории и т.д.). Такого рода совместные услуги отличаются от туристической деятельности, осуществляемой в особо охраняемых природных территориях (так называемый экотуризм) и попадающей в целевую подгруппу рассматриваемых услуг.

К сожалению, в области производства товаров и услуг природоохранного назначения адекватной информационной системы в России пока не создано. Дать оценочную характеристику этого собирательного вида деятельности также затруднительно. В то же время в ряде зарубежных стран подобные статистические исследования получили известное развитие, причем сводные данные официально публикуются (табл.1).

Таблица 1

Природоохранное предпринимательство (environmental industry) в США [14]

Виды предпринимательской деятельностиЧисло занятых работников, тыс. чел.Доходы (выручка,revenues), в текущих ценах, млрд. долл.
 199020002004199020002004
Всего148,8214,2240,81171,71451,41501,6
в том числе:
технико-аналитические службы2,11,81,824,120,219,8
деятельность по очистке сточных вод18,428,732,682,6118,8128,2
регулирование обращения твердых отходов26,139,444,1205,5266,3279,3
регулирование обращения опасных отходов7,18,58,560,370,066,8
услуги по природоохранному/производственному оздоровлению (эковосстановительные мероприятия)9,910,110,5118,9100,293,3
консультационные и проектные работы12,517,420,0147,1184,0195,9
производство оборудования и химических продуктов для очистки воды13,419,823,691,8130,5142,0
производство оборудования и технических средств (приборов, instrument manufacturing)2,03,84,118,030,331,2
производство оборудования для охраны атмосферного воздуха11,119,119,481,5129,6127,3
производство оборудования для обращения (сбора, переработки и т.д.) отходов8,710,09,569,675,568,2
разработка технологий, связанных с уменьшением загрязнения (малоотходных технологий)0,41,21,59,329,027,6
водоснабжение19,829,933,898,5130,0138,1
утилизация (recovery) отходов13,116,017,1142,9127,0128,5
экологически ориентированные (вторичные) источники энергии4,38,614,321,640,055,6

Сведения, приведенные в таблице 1, включают статистические данные, полученные от 59 тыс. частных и государственных компаний, занятых производством товаров и услуг в рассматриваемой собирательной отрасли.

Из таблицы следует, что в 2004 г. на долю производства товаров, связанных с охраной водных источников и атмосферного воздуха, упорядоченным обращением отходов, приборным контролем и мониторингом, а также использованием альтернативных и вторичных энергоисточников приходилось порядка 65–70 млрд. долл. доходов. Остальная часть из 241 млрд. долл. общей выручки (порядка 170-175 млрд. долл.) поступила от оказания услуг по очистке коммунальных стоков, обращению отходов и их утилизации, природоохранному оздоровлению территорий и т.д. В 1990 г. указанное соотношение было на уровне 40-45 млрд. долл. выпуска товаров против 105-110 млрд. долл. оказанных услуг при общем объеме экопроизводства почти в 150 млрд. долл. По большинству сопоставимых показателей за рассматриваемый период отмечен ощутимый рост, даже с поправками на влияние инфляционных процессов.

Автор настоящей статьи приводит указанные данные без комментариев относительно корректности отнесения тех или иных видов деятельности к природоохранной сфере. Это касается в первую очередь вопросов водоснабжения, производства оборудования для водопроводов и оказания услуг коммунальными водопроводами, разработки малоотходных технологий и т.д. Важно другое – в США так или иначе организованы сбор и обобщение приведенных данных, отражающих крупные хозяйственные процессы и огромные затраты.

Заканчивая рассмотрение предмета и взаимосвязей статистики окружающей природной среды в рамках рисунка 1, следует отметить: охрана ОПС неразрывно связана с общими задачами и принципами правоохранительной деятельности, с активным функционированием специальных природоохранных прокуратур и милиции. Отсюда требуется статистически отслеживать тенденции, связанные с нарушением природоохранительного законодательства и принимаемыми в этой связи мерами (Блок XIII).

Блок II связан не только со статистикой ОПС как таковой. На его уровне происходит стыковка и анализ Блоков IV, V и VII. Иначе говоря, исследование окружающей природной среды на макроуровне должно получать комплексный характер и завершаться в рамках системы национальных счетов (СНС) и сателлитной Системы комплексного природно-ресурсного и экономического учета (СПЭУ, System of Integrated Environmental and Еconomic Accounting), иногда не вполне удачно именуемой Системой эколого-экономического учета (СЭЭУ)[11].

Международные интересы статистики окружающей природной среды, т.е. межгосударственные сопоставления, прикладное изучение национальной статистической практики ведущих стран мира и международных организаций, реализуются во взаимосвязи с Блоком III, т.е. с помощью международной статистики. Статистическая информация призвана давать, с учетом соблюдения интересов национальной безопасности, возможность широких международных сопоставлений. С помощью такой информации необходимо отслеживать результаты природно-ресурсной и природоохранной деятельности в различных странах мира, оценивать соблюдения международных договоров, стратегию и тактику зарубежных стран и транснациональных корпораций. К этому комплексу проблем примыкает получение на национальном уровне необходимой информации и направление ее в международные организации для проведения глобальных расчетов (например, оценок изменения климата, озонового слоя, состояния ресурсов Мирового океана и т.д.).

Изучение международного опыта носит конкретный прикладной характер, связанный с совершенствованием и развитием отечественной статистики ОПС. Иначе говоря, зарубежные информационные технологии, методологические разработки, способы прямых и косвенных расчетов, организационные мероприятия, приемы статистического анализа и т.д., должны тщательно изучаться. При необходимости они могут использоваться в отечественной практике. Последнее предполагает доработку и адаптацию зарубежного опыта к отечественным условиям.

Особенности статистического учета мероприятий по охране ОПС

Как уже отмечалось, исходным условием организации статистического наблюдения окружающей природной среды и ее охраны должна быть четкая идентификация предмета и объектов исследования. Проблема заключается не только в размежевании понятий «окружающая среда» и «природная среда», уточнении критериев рациональности использования природных ресурсов, определении понятия «экологически чистая продукция» или выяснении вопроса о том, что мы в первую очередь изучаем: негативное воздействие человека на природу и ее охрану или же влияние загрязненной (деградировавшей) природной среды на человека и его охрану?. Даже если ограничиться кругом вопросов, ориентированных на природную среду и ее охрану от антропогенной деятельности, остается большое число проблем, требующих обязательного уточнения. В частности, необходимо разобраться, где проходит граница между нарушениями природной среды в ходе природопользования и охраной этой среды?

Так, сельскохозяйственная деятельность является в принципе природопотребляющей сферой. Однако при желании и с определенными основаниями к охране ОПС можно отнести чуть ли не все сельское хозяйство. Для этого достаточно рассматривать растениеводство как способ поддержания кислородного оборота в атмосфере и поглощения «парниковых» газов, а животноводство – как источник получения органических удобрений и сохранения с их помощью почвенного гумуса. Весьма непросто определить, что в конечном счете представляет собой эксплуатация канала им. Москвы: природонарушающую деятельность по отношению к реке Волга, откуда забирается вода, или комплекс мер по сохранению естественного качества воды в Москве-реке и других водных объектах, которые подпитываются волжской водой.

Парадокс правильной идентификации охраны ОПС заключается также в том, что какое-либо отдельно взятое и не вызывающее сомнений природоохранное мероприятие может при более масштабном рассмотрении иметь также значительный природонарушающий эффект. Например, большая мощность и высокая эффективность работы водо- и воздухоочистных сооружений и установок неизбежно приводит к образованию огромного количества уловленных вредных веществ/осадка сточных вод, которые представляют серьезную природоохранную проблему при размещении их на местности.

Имеется еще одна непростая и актуальная проблема правильной идентификации проводимых работ с позиций охраны ОПС. Она заключается в том, что значительная часть мероприятий может иметь сопряженный характер, одновременно обеспечивая как экономический (производственно-технический), так и природоохранный эффект. При этом первый фактор может быть главной побудительной причиной проведения данного мероприятия, как например, переход с более дорогого угля или мазута на более дешевое газовое топливо. Естественно, что в таком случае полное отнесение произведенных затрат (например, по монтажу подводящего газопровода, переоборудованию систем хранения и сжигания топлива и т.п.) к природоохранным расходам представляется весьма спорным. Особенно остро этот вопрос будет стоять в случае возможного получения налоговых, кредитных и иных льгот, полагающихся в соответствии с действующим законодательством при организации работ по охране ОПС.

Приведенные факты свидетельствуют, что задача упорядоченного описания, четкой квалификации (структурирования) и ограничения природоохранных мероприятий должна решаться по двум направлениям.

Во-первых, внимание должно быть сконцентрировано на выработке критериев природоохранной деятельности, своего рода реперных точек. Таковыми критериями, на наш взгляд, могут служить следующие постулаты:

1. Рассмотрению подлежат только мероприятия (и, соответственно, расходы) по недопущению или устранению последствий вредного антропогенного воздействия на окружающую природную среду. Предотвращение или борьба с последствиями стихийных бедствий и природных катастроф здесь, как правило, не учитываются. В частности, под рассмотрение и учет не попадает деятельность по прогнозу (профилактике) и устранению последствий засухи, заморозков и оттепели, ливней, наводнений и т.п. Меры по борьбе с непосредственным загрязнением природы, вызванным стихийными бедствиями (например, восстановление нефтепровода после землетрясения и борьба с замазучиванием территории), подлежат особому рассмотрению. Только после этого они могут быть отнесены к природоохранным мероприятиям.

2. При отборе рассматриваемых мероприятий необходимо основываться на принципе абсолютного преобладания природоохранного эффекта над ущербом, наносимым окружающей природной среде при выполнении соответствующих работ. Иначе говоря, рассмотрению подлежат только мероприятия, при реализации которых позитивная группа последствий оказывается полностью доминирующей. При преобладании негативного результата или даже его равенстве положительному эффекту соответствующая деятельность не рассматривается как природоохранная.

3. Необходимо выявить изначальную цель, которая преследуется при проведении каких-либо мероприятий, т. е. их целевая природоохранная или другая направленность. На основании установления конечной (главной, преимущественной) цели происходит отнесение или не отнесение рассматриваемого мероприятия к природоохранной деятельности (с учетом условий, приведенных в п.2). Другими словами, если доказано, что какая-либо деятельность осуществляется главным образом в целях защиты ОПС, то соответствующие мероприятия и обеспечивающие их затраты полностью относятся к природоохранной сфере. Данное условие сохраняется даже при наличии некоторых параллельных результатов по повышению конкурентоспособности продукции, снижению материальных затрат, улучшение техники безопасности и т.д.

4. Следует придерживаться принципа, что природоохранная деятельность на предприятиях-природопользователях осуществляется в большинстве случаев не для получения прямого дохода (прибыли). Такая деятельность может приносить лишь косвенный доход путем уменьшения природоохранных и природно-ресурсных налогов,платежей, штрафов и т.д. Данный принцип не распространяется на коммерческие услуги по сбору и обращению отходов, аккумуляции и очистке сточных вод на коммунальных объектах и на другую деятельность, которая может приносить доход, покрывающий осуществленные расходы.

5. Требуется выработать методику условного выделения природоохранной части общих затрат при проведении комплексных мероприятий, когда природоохранный и неприродоохранный эффекты близки (равнозначны) или трудноотделимы (в отличие от п. 3). Иначе говоря, следует установить расчетный порядок получения учетно-статистической информации о природоохранных расходах в составе сопряженных работ и услуг, имеющих одновременно как природоохранные, так и отличные от них цели без их четкого приоритета друг перед другом.

Приведенные критерии, по нашему мнению, обеспечивают в целом достаточно четкое отсечение непрофильных отраслей, секторов, видов деятельности, мероприятий, работ и услуг. Кроме того, соблюдение всех перечисленных постулатов в совокупности с конкретным классификатором видов природоохранной деятельности (и соответствующих затрат) способно обеспечить логическую непротиворечивость, разумную ограниченность и целевую направленность статистического исследования.

Во-вторых, требуется выработать унифицированный перечень (классификатор) видов деятельности по охране ОПС. За исходную основу при разработке такого классификатора в Российской Федерации могут быть приняты:

методологические подходы и перечень соответствующих мероприятий и работ, приведенные в инструкциях по заполнению форм федерального государственного статистического наблюдения № 4-ос »Сведения о текущих затратах на охрану окружающей природной среды и экологических платежах» и № 18-кс «Сведения об инвестициях в основной капитал, направленных на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов

перечни природоохранных мероприятий, утвержденные приказами Минприроды России от 12.07.96 № 162, Госкомэкологии России от 23.02.00 № 102 и аналогичными или близкими по существу документами;

Классификатор видов природоохранной деятельности и затрат на охрану окружающей среды (КВПОД), утвержденный приказом Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Беларусь 21.08.1997 г. № 194 по согласованию с Министерством статистики и анализа, Министерством финансов, Государственным налоговым комитетом и Министерством экономики Республики Беларусь (с уточнениями от 28.10.1997 г. № 291);

Классификатор деятельности и затрат по охране окружающей среды (КДЗООС– 2000) и Классификатор производства в области охраны окружающей среды, разработанные специалистами ООН, ЕС, МВФ, ОЭСР и Всемирного банка [11; в переводе автора имеется в 15, с.192-207];

Классификационные группировки природоохранных инвестиций, оборудования, видов деятельности (мероприятий), разработанные в ОЭСР/ЕВРОСТАТе в 2002–2005 гг.[12]

некоторые другие классификационные построения.

КДЗООС–2000, который был переведен на русский язык при участии автора статьи и разослан Статкомитетом СНГ статистическим органам государств Содружества в конце 2005 г., а также белорусский классификатор являются системными и продуманными документами. Их прикладное использование в целом перспективно. Однако и они, на наш взгляд, не всегда отвечают главным требованиям: соблюдению максимальной однозначности включаемых позиций и отсутствию предпосылок двойного толкования. При выработке отечественного подхода к классификации природоохранной деятельности перечисленные документы должны подвергнуться внимательному изучению и анализу с учетом изложенных выше критериев, а также теории и практики отечественной статистики, опыта проведения мероприятий по охране окружающей природной среды в нашей стране.

Литература

1.Random House Webster’s Unabridged Dictionary/Second Edition. – Random House Reference, New York, U.S.A., 2001

2.Oxford Advanced Learner's Dictionary of Current English/ Hornby AS. Fifth edition. Ed. J. Crowther. - Oxford University Press, Oxford, 1995

3.The Encyclopedia Americana. – Wholesale Book Dealers. Quality Service Supplied by International Service Company, FL, USA, 1987

4.Российский энциклопедический словарь. Книга 2/Гл. ред. A.M. Про¬хоров. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2001

5.Биола Г. Марксизм и окружающая среда. – М.: Прогресс, 1975

6.Васильева М.И. Новое в Федеральном законе «Об охране окружаю¬щей среды». Комментарий. – М.: НИА-Природа, РЭФИА, 2002

7.Думнов А.Д., Илюхин Д.А. Природные ресурсы и охрана окружающей природной среды в бюджетной системе России: опыт статистического анализа//Вопросы статистики. № 7 за 2006. С.31-44

8.Тропарево + Никулино (газета муницип. образования), январь 2007

9.Алимов А., Дольник В., Хлебович В. и др. А есть ли такая наука?//Правда, 31.08.1989

10.Дежкин В.В. Экологам о журналистике. – М.: МНЭПУ, 2001

11.Integrated Environmental and Economic Accounting 2003. Handbook of National Accounting/Final draft circulated for information prior to official editing. – UN, ES, IMF, OECD, World Bank; Series F, № 61, Rev. 1 (ST/ESA/STA/SER. F/61/Rev. 1), 2003

12.Environmental expenditure statistics: Industry data collection handbook. – European Commission, EUROSTAT, 2005

13.Между имиджем и правдой. Материалы пресс-службы Центра коор¬динации и информации Международного Социально-экологического Союза//Спасение. №10, март 2002

14.Statistical Abstract of the United States: 2002. – U.S. Census Bureau, 2003; Statistical Abstract of the United States: 2006. – U.S. Census Bureau, 2006

15.Думнов А.Д.Окружающая природная среда и затраты на ее охрану (системное статистическое исследование). – М.: НИА-Природа, 2006.

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru