Поиск:

Политическая ситуация в экодвижении

Автор:  Борискин Д.А.

Общественное экологическое движение России в кризисе. По данным опросов социологов в настоящее время оно не является центром агрегации социальных интересов населения и выражает интересы достаточно узких его социальных групп. На первый взгляд это непосредственно участники самого экологического движения, объединенные во всевозможные общественные экологические организации. Однако, анализ ситуации не позволяет однозначно придти и к такому заключению.

На общественное экологическое движение действует как внешние, так внутренние политические факторы. Внутренний политический фактор в экологическом движении в большей степени связан с наличием у его членов различных материальных возможностей, харизмы, сформированного имижда, признанного научного или общественного авторитета, политического веса в своем регионе или наличия информационного источника, переплетающегося с коллективными интересами движения или большинством индивидуальных интересов его членов. Это своего рода ресурсы политической власти внутри экологического движения. Их неравномерность при личной лояльности между участниками движения фактически формируют совокупность клиентелл как форму социальной зависимости. Клиентелла – форма социальной (персональной или коллективной) зависимости, порождаемая неравномерным распределением ресурсов власти. Ее отличает приоритет личной лояльности всем остальным видам социальной связи.

Отсутствие у экологического движения широкомасштабных политических целей при наличии клиентелл, дало основание А.А. Кузьминой и О.Н. Яницкому характеризовать общественное экологическое движение как клику. Клика – группа людей, стремящаяся любыми средствами достигнуть каких либо корыстных целей. Ими выделено его бюрократическое ядро или группа лиц, занимающая привилегированные позиции по отношению к остальным общественным экологическим организациям и лицам, входящим в движение. Этот круг лиц определяет внешнюю и внутреннюю политику экологического движения и обладает доминирующими или по крайне мере очень влиятельными позициями в распределении ресурсов, связях с влиятельными персонами во властных структурах и средствах массовой информации, а так же в рекрутировании (формирования и поддержания механизма отбора) постоянного персонала экологических общественных организаций.

Ряд данных свидетельствует, что усредненный мировоззренческий вектор идеологически мозаичного экологического движения смещается вправо. Осуществление реальной политической деятельности общественных экологических организаций происходит на фоне риторики «зеленых» о своей аполитичности (алармизме). А множественность специфических контр-культурных социальных ценностей, идеологических направлений деятельности общественного экологического движения, наличие с первого взгляда демократических структур ее организации зависит от влияния закрытого по характеру функционирования политического ядра движения – его элиты.

Для лидеров общественных экологических организаций и еще в большей степени их рядового состава характерен низкий уровень политической культуры и поверхностная (в основном на уровне публицистических материалов СМИ) степень знакомства с особенностями различных идеологических концепций. Одна из проблем, связанная с низкой степенью гуманитарного образования среди элиты общественного экологического движения России, заключается и в скрытой пропаганде биосоциальных концепций, и на их основе идей социал-дарвинизма, всевозможных эзотерических учений. Идеями подобных направлений подчас заполняется вакуум самоотстранения «зеленых» от реалий современной политической мысли. Следует заметить, что смесь ряда специфических воззрений именно этих сфер послужила основой для формирования фашисткой идеологии в Европейских странах в ХХ веке.

На этом фоне высокая степень биологов в элите отечественного экологического движения, о чем информируют А.А. Кузьмина и О.Н. Яницкий, способствует формированию во всем движении специфичного мировоззрения. Аналогичность рыночных экономических концепций неоконсерватизма и традиционного либерализма с естественным устройством живой природы - взглядов, доминирующих в среде биологов, способствует ограничению проникновения в идеологические воззрения «зеленых» всевозможных гуманитарных идеологических концепций, основанных на нерыночных принципах или ограничивающих рынок. Прежде всего это относится к всевозможным коммунистическим и социалистическим идеологическим доктринам. Это связано и с историческими фактами реального социализма в СССР, в частности неприятия идей преобразования, «улучшения» естественной природы в заповедниках в 30-х годах прошлого века; массового закрытия заповедников в 1951 и 1961 гг.; гонений на ученых–генетиков из-за угрозы распространения фашизма в первой половине и середине прошлого века. При этом несколько затушевывается, отходит на второй план наследие Вернадского о ноосфере.

Правый дрейф совокупного политического поля общественного экологического движения России внутри него обусловлен фактором политического ядра. А поскольку общественные настроения большинства населения страны, как показывают опросы, не принимали и не приемлют проводившиеся и проводящиеся преобразования, связанные с внедрением механизмов свободного рынка от которых социальные противоречия только усилились, то возникший диссонанс и является фактором нарастания кризисных явлений в отечественном экологическом движении в целом. При этом зеленые, не сформировавшие своей идеологической доктрины, аппелируют, а фактически используют естественное чувство страха населения перед всевозможными экологическими угрозами. Собственно именно в этом и заключается информационная политика большинства организаций движения, подавляющее большинство из которых так или иначе занимается распространением экологической информации.

Если исключить фактор политического ядра, внутренние условия современного состояния экологического движения делает зеленых идеальным инструментом для мобилизации населения и использования зеленых в социальных конфликтах для целей и политических сил практически любых идеологических направлений. При участии зеленых имеет место сложный конфликт для которого одни из его субъектов действуют на основе своих социальных ценностей, а другие – реализуют или отстаивают свои интересы. Один его аспект заключается в мотивах участия в конфликтах большинства «зеленых», которые основаны на их контр-культурных социальных ценностях, что на ряду с влиянием политического ядра, как правило, обусловливает консолидированное приятие ими определенной конфликтующей стороны. Другой – стремление к реализации определенных интересов в социально-экологических конфликтах хозяйственных и политических структур, с обоих конфликтующих сторон. Разноуровневые мотивы способствуют и различиям степеней глубины конфликта по разные его стороны. Поэтому, в возникающих конфликтах интересов «каждая из сторон активно использует СМИ, «зеленых» (в том числе местные НПО) для выдавливания конкурентов».

Разнообразные факты свидетельствуют, что зеленых используют и в качестве инструмента политических манипуляций. А в результате кризиса либеральных партий и росте консервативных политических сил в России за последние годы информационное манипулирование сознанием в среде отечественных зеленых со стороны политического ядра и внешних для движения сил только усилилось. Она заключается в активном навязывании многих мифов, включая как исторические, так и связанные с современной действительностью. Применительно к деятельности общественных экологических организаций только некоторые из них следующие:

Отсутствие в СССР гражданского общества. Хотя в конституции страны и 1939, и 1977 гг. имелась статья о том, что семья является основной ячейкой государства. А как известно семья является наиболее распространенным элементом гражданского общества. Свобода создавать семью в СССР ничем и никем не ограничивалась. Мифологизация в этой области привела к тому, что общественные организации стали позиционировать исключительно свою деятельность с гражданским обществом, хотя реально это не совсем так.

Упование на средний класс как основной социальной базы общественного экологического движения. Хотя известно, что совокупность россиян, по опросам относящих себя к среднему по благосостоянию слою, своими характеристиками существенно отличается от среднего класса западных стран. Наиболее яркое отличие заключается в уровне доходов, по которому западный средний класс, в отличие от отечественного, может позволить себе финансирование общественных организаций. Социологические исследования свидетельствуют, что социальной группой, для которой потенциально взгляды зеленых могут быть достаточно широко распространены – интеллигенция, прежде всего школьные учителя, бюджетники, а так же пенсионеры. Но именно интеллигенция и пенсионеры в результате реформ в сравнении с доходами других социальных групп потеряли более всего, и оказались наиболее имущественно дифференцироваными.

Эффективность частной собственности, доведенная до абсолюта. При этом умалчивается, что концентрация финансов, полноценное финансирование, эффективность принятия тех или иных управленческих решений также являются одними из решающих факторов достижения необходимого эффекта. История России показывает, что приватизация способствовала сокращению уровня в первую очередь высокотехнологичного, экологически более чистого производства и привела к падению уровня жизни большинства населения страны, высокой дифференциации доходов. Тем самым объем воздействия на окружающую среду сократился в промышленном производстве и одновременно вырос в сфере жилищно-коммунального хозяйства и потребления.

Приоритет конкуренции как основного механизма по стабилизации роста и снижения розничных цен. Хотя кроме конкуренции основным механизмом рыночного ценообразования является баланс спроса и предложения. В условиях ресурсной направленности отечественной экономики подобный миф создает иллюзию независимости товарного производства от объемов поставок на рынки природных ресурсов и продуктов их переработки. Обратная сторона подобного мифа заключается в возможностях сознательного изменения структуры спроса, и, тем самым, с помощью рынка регулирования природопользования. Вполне вероятно, что подобное возможно но исключительно для товаров и природных ресурсов далеко не первой необходимости.

Позиционирование коммунистов на одном политическом поле с фашизмом. Хотя реально это антагонистические идеологии, в своем основании стоящие на принципиально различных концепциях рационализма и иррациональности, и поэтому ничего общего между собой не имеющие.

Первичность проблем защиты животных на фоне вторичности экономической, социальной, политической защиты людей. Распространение этого мифа, основанного на идеологических позициях биологизма, способствует дальнейшему развитию социальной дифференциации общества и так превысившей все мыслимые и не мыслимые пределы.

Активное навязывание подобных мифов в среде экологического движения только способствует политической аморфности «зеленых».

С учетом потенциальной массовости в сознании большинства зеленых стремления к учету как социальных, включая экологические, интересов населения, так и защиты их прав можно было бы предположить, что оптимальным для экологического движения является социал-демократическое направление. Но подобного не происходит из-за ряда обстоятельств, в том числе, из-за определенной политики элиты движения, исторически активно взаимодействующей с либеральными и консервативными политическими силами.

Партия зеленых не разрабатывает собственных комплексных программ социально-экономического и политического развития общества, а присоединяется к программе той партии, которые по ее мнению лучше обеспечивают экологические интересы общества – еще в 1990 году утверждал Б.П.Курашвили. Этот тезис активно используется политиками - манипуляторами и в том числе самими зелеными. Экологическая карта нужна им в качестве инструмента формирования страха у населения, вызванного реальными или мнимыми экологическими угрозами, для формирования социальной поддержки практически любого идеологического направления, включая асоциальное. Поэтому из-за отсутствия общепринятой идеологии экологизма и в силу идеологического многообразия современное общественное экологическое движение является ареной активной идеологической борьбы. Ее особенности связаны с внешними и внутренними для движения условиями существования и развития, наличием элитарного политического ядра у «зеленых». Основными методами подобной борьбы идеологий и интересов на ряду с политической мифологией является и манипуляций сознания является избирательная ресурсная поддержка. То есть порой имеет место и откровенная эксплуатация широкого зеленого сообщества в интересах достаточно узких и организованных элитарных групп, лидеров, некоторых институтов общественного экологического движения и внешних сил. Пока в этой борьбе из-за больших ресурсных, информационных и организационных возможностей преобладает либерально-консеравтивное направление. Большинство отечественных общественных экологических организаций и структур фактически не участвуют в решении вопросов собственности на природные ресурсы страны. Ряд из них это делает сознательно, в силу приверженности идеям традиционного либерализма, неоконсерватизма или американского глобализма. Другие – из-за незнания и непонимания важности этого политического, а фактически судьбоносного для страны ее граждан и охраны окружающей среды вопроса.

Другие материалы по теме:

Ответ на статью Д.А. Борискина "Политичская ситуация в экодвижении", опубликованную в "Природно-ресурных ведомостях" №22/06

Корпоративизм российских зеленых и внутренние конфликты в экодвижении

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru