Поиск:

Ответ на статью Д.А. Борискина «Политическая ситуация в экодвижении», опубликованной в Природно-ресурсных Ведомостях № 22/06

Автор:  Олег Яницкий, проф., д.с.н.

Уважаемые активисты экологического движения, коллеги!

Сначала – факты. Я научный – работник, массовых опросов не провожу, никаких процентов политического веса экологического движения не вычисляю, сведениями «на слуху» не пользуюсь, в СМИ не выступаю, в глянцевых журналах не пишу – у меня другие интересы и, соответственно, другие методы работы. Заказных работ не выполняю. Об экологическом движении как таковом ни я, ни мой соавтор А. Кузьмина не писали уже более 6–7 лет. С г-ном Д. Борискиным не знаком, ни ранее, ни теперь никаких результатов моих работ ему не передавал. Могу только удивляться легковерию некоторых экоактивистов, которые поверили на слово г-ну Борискину. Неужели сегодня вы имеете дело только с заказными социологическими работами? Смею вас уверить, что не все социологи – «заказные».

Возможно сочинение г-на Борискина – его личное мнение. Но почему тогда он не обсуждает ключевых проблем движения в условиях глобализации, в новой политической ситуации, а стремится вбить клин между учеными-социологами и экологическим движением? Почему говорит что-то невнятное о данных социологов? Чьих и о чем именно? Почему не называет организации, их проводившие? Почему не дает ссылок на исследования и издания? Зачем превращает научные термины в политические оценки и обвинения? Наконец, почему не приводит никаких данных (или хотя бы экспертных оценок) самих активистов касательно ситуации в движении – а их уже довольно много циркулирует в разных сетях и рассылках? Все это говорит о том, что данная статья все же – политический заказ, имеющий целью отвлечь лидеров и участников движения (особенно тех, кто живет в глубинке и далек от московских политических тусовок) от своих насущных социально-экологических проблем и спровоцировать конфликт с социологами.

В социологии, как и в других науках, есть разные направления и роли (теоретик, прогнозист, маркетолог, пиарщик и др.). Моя роль – аналитика и критика. Я написал более десятка книг и сотни статей по социальной экологии. Часть из них переведена на иностранные языки. Поэтому буду только рад получить комментарий и критические замечания активистов к моим работам. Но – только конкретные, с цитатами и ссылками на страницы книг и журналов. В частности, предлагаю вам посмотреть мои недавние публикации по социальной экологии в научных социологических журналах: «Социологические исследования» (2005, № 7 и 2006, № 7), «Общественные науки и современность» (2004, № 6 и 2006, №№ 5 и 6) и особенно «Неприкосновенный запас» (2006, № 2), который, кстати, весь посвящен экологическим проблемам (его электронная версия: www.nz-online.ru). Буду признателен вам за комментарии к моей статье в этом журнале, как впрочем и к другим.

Есть одно принципиальное замечание относительно текста г-на Борискина. Термины, которыми оперирует теоретическая социология, и в частности, – спекуляция, клика, элита, диссонанс, контркультура и даже экологическое движение – не совпадают с их расхожими политическими штампами. Действительно, в моей книге «Россия: экологический вызов». Новосибирск: Сибирский Хронограф. 2002, есть такая фраза: «В терминах сетевого анализа базовые сетевые акторы представляет собой «клику» (Knoke, 1990), но клику многоцелевую, обеспечивающую практически все разнообразие потребностей ее членов» (стр. 265). Под кликой в социологической теории сетей подразумевается определенная структура малой группы с явно доминирующим лидером. Но там, в книге, речь шла о развиваемой мною (в рамках социологического анализа межличностных сетей) концепции первичной экологической структуры, трансформации ее связей, мобилизационных состояниях и др. От этой концепции я не отказываюсь, напротив, я ее развиваю, потому что развивается интернет, сетевые сообщества, в которых есть не только «информация», но связи власти и влияния, доминирования и подчинения. Но опять же речь идет о теоретической модели, а не о факте политической продажности.

Да, я иногда критикую действия некоторых экополитиков или активистов. Такова моя социальная роль. Но от того, что я могу быть не согласен с их взглядами и действиями, мое уважение к ним ничуть не становится меньше. Кстати – о самоуважении. Ваши статьи, выступления, интервью – бесценные документы российской истории. Надо бы их собрать, найти деньги и опубликовать. В моих книгах «Социальные движения. Сто интервью с лидерами» (М.,1991) и “Russian Environmentalism. Leading Figures, Facts, Opinions” (M., 1993) такая работа была начата. Почему В.Борейко давно уже опубликовал серию справочников по истории природоохранного дела, а о современных российских активистах нет никаких биографо-библиографических справочников?

Убежден: пока экоактивисты не начнут систематически сотрудничать с профессиональными экономистами и социологами, причем обязательно с разными, будут слушать не только инсайдеров («своих»), но и аутсайдеров, они будут «покупаться» на всякую околонаучную стряпню или, как ее называют, «заказуху». Ведь с юристами вы сотрудничаете, и это дает хороший результат. Вы также успешно адаптировали социальные технологии, заимствованные на Западе, – административные слушания, модель «Engage», а также создали организации прямого взаимодействия ученых и населения, как, например, Научно-общественный координационный центр «Живая вода» (см. бюллетень «ИСАР. Объединенный выпуск». 2006). Почему, слушая очередную передачу Л.А. Федорова о диоксинах и пестицидах, я сразу начинаю думать: а как это скажется на каждодневном поведении людей, их целях и ценностях? Так и вам все равно придется освоить современный уровень названных дисциплин и понять, «кто есть кто» в них. Или – вырастить своих, независимых. И чем раньше, тем лучше. Такая уж у вас социальная роль сегодня – быть мастером на все руки.

Теперь о самом тексте г-на Борискина. Текст этот, по моему мнению, компилятивный. В доступной мне научной социологической литературе я не нашел работ г-на Борискина, на известных мне социологических съездах и конференциях он не выступал. В кругу социологов-профессионалов, равно как и в любом научном, его бы сразу спросили: чьи данные он приводит, какова была методика их получения, выборка, способы верификация (проба результатов на устойчивость), на изучении каких «случаев» основываются его выводы и критика и т.д. Без всего этого такие тексты просто отбрасываются социологами-профессионалами как не заслуживающие внимания. Если г-н Борискин претендует на роль эксперта от социологии, то такое звание еще нужно заработать (и сертифицировать).

Но если даже г-н Борискин укажет, на какие именно массовые опросы он опирался, я все равно отнесусь к этому с большим сомнением, потому что на это у меня как экосоциолога есть основания. Смотрите: когда вы решаете свои профессиональные проблемы, вы пользуетесь услугами экспертов (химиков, специалистов по лесам, трансграничному переносу и т.д.), потому что вам надо понять очень сложные процессы и трансформации во времени и пространстве. А массовые опросы меряют человеческую жизнь «тонно-километрами», в лучшем случае разобьют свои данные по возрастам, образованию и городам и весям. Все выводы они строят на выборке в 2 – 2,5 тыс. человек на всю огромную страну (!). И самое главное: их опросные сети базируются на случайной выборке (генераторе случайных цифр), а нам, социальным экологам, нужна привязка социальных процессов (событий, мнений) к территориям, экосистемам, зонам, природным процессам и катастрофам.

Значит, во-первых, вам нужны гораздо более мелкие разбиения, обязательно привязанные к конкретной ситуации или территории (в социологии такой подход называется изучением случая), во-вторых, необходимы длительные исследования (социологический мониторинг на конкретных территориях), в-третьих, – взгляд не только «сверху» (от исследователя, за которым стоит заказчик), но и «снизу», от населения и его организаций. В-четвертых, вы сами признаете, что мало общаетесь с местным населением. Но рядовые граждане, местные жители – тоже эксперты в своей жизни и по отношению к локальным экосистемам, значит, этих граждан надо вовлекать в свои исследования. Да, работа с местным населением, выявление его действительных потребностей – вещь тяжелая и неблагодарная. Но общение с ним – важнейший инструмент выяснения его реальных нужд и намерений. Наконец, у вас с ним разные каналы общения. Вы, активисты, общаетесь во всемирной паутине, в своих сетях, часто замкнутых, а люди – в семье, с телевизором, на улице. Вы ушли вперед, а значительная часть населения бедствует и деградирует. Так что одними летними лагерями и пикетами не тут обойдешься.

Могу только предположить, почему такого рода тексты, как г-на Борискина, сейчас стали появляться. В политической жизни страны началось очередное «осеннее обострение». Грядут судьбоносные выборы 2007–08 гг. А зеленые за лето снова набрали политический вес. Естественно, разные политические силы будут стараться привлечь их на свою сторону, нейтрализовать и т. д. Или, как справедливо пишет один из экоактивистов, они будут стремиться «спровоцировать нас на еще одну внутрисетевую свару». Наконец, в СМИ практически всю публичную экополитику вы отдали А.В. Яблокову, а он ушел в большую политику совсем. Вот вы и получили.

Тем не менее, я отношусь к тексту г-на Борискина вполне серьезно. В нем есть позиции, над которыми очень стоит задуматься. В частности, это проблемы приватизации и передела собственности. Утверждения некоторых ваших коллег типа «бизнес зеленеет быстрее государства», о «прозрачности бизнеса», его «добровольной сертификации» и др., на мой взгляд, представляют собой пока не более чем отдельные случаи в конкретном секторе промышленности, но отнюдь не общую закономерность. Особенно глядя на земельный передел в городах и пригородах. Далее, резко изменившаяся после принятия Градостроительного кодекса и других законов ситуация снова и снова заставляет задуматься о проблемах единства движения, его стратегии и тактики, его союзников. Текст г-на Борискина – ясный сигнал об утрате частью лидеров движения интереса к проблемам его идеологии и этических основ. К сожалению, не в России, а на Украине, издается Гуманитарный экологический журнал – реальная площадка для общения ученых и активистов. Почему бы Природно-ресурсным ведомостям не стать такой площадкой? Наконец, сегодня все политические силы страны весьма озабочены идеологией, потому что она – снова сила. А лидеры движения? Как бы там ни было, «свято место пусто не бывает» – сегодня миром движут прежде всего идеи. «Либеральная идея» уже съела полстраны. Что же дальше?

Другие материалы по теме:

Политическая ситуация в экодвижении

Корпоративизм российских зеленых и внутренние конфликты в экодвижении

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru