Поиск:

Корпоративизм российских зеленых и внутренние конфликты в экодвижении

Автор:  Д.А. Борискин, НИА-Природа

Разночтения одних и тех же терминов в общеупотребительных и научных трактовках и даже в различных направлениях науки – вещь достаточно известная и не единичная. Именно поэтому термины, которыми описываются те или иные научные феномены, для большей надежности с целью исключения «неправильного трактования» определяются авторами. В общественных науках последнего времени имеет место заимствование целого ряда подобных терминов, которые в отечественной традиционной интерпретации приобретают совершенно другой смысл. В частности понятие «элита» традиционно определяется как лучший, отборный, но в политологических школах элитистских концепций репрезентации или свойств выборочной совокупности интересов этот термин приобретает совершенно другое звучание. Ж.Т. Тощенко (1999) в этом, в частности, винит не сколько журналистов, а самих представителей научной общественности. Практически то же самое засвидетельствовал проф. О.Н. Яницкий в своем ответе на публикацию в газете «Природно-ресурсные ведомости», но только относительно термина «клика». И действительно, если в рамках анализа социальных сетей под кликой подразумевается некая группа акторов - субъектов и объектов сетевого социального взаимодействия с высокой степенью сплоченности, то в обыденной речи или в рамках других направлений науки это объяснение приобретает и свой первоначальный качественный, причем негативный оттенок. В частности, тот же Ж.Т. Тощенко (1999) предлагает использовать понятие «клика» именно с этим оттенком.

Очевидно вполне логичное объяснение этого феномена связано с одной стороны с разногласиями научного сообщества относительно путей развития отечественной науки на фоне имеющих место тенденций к корпоративности отечественного общества в целом и представителей научного сообщества, в частности, при явно недостаточном финансировании науки, а с другой, высокой степенью заимствования методов и методологий гуманитарных исследователей из-за рубежа. В частности, родоначальником элитистских теорий была Италия, а сетевого анализа – США. Причем, оба направления возникли в 30-х – 40-х годах прошлого века. В этой связи возникают и вопросы, связанные с тем, что оба термина при включении в них новых, заимствованных понятий приобретают другие, несвойственные закрепившимся в русском языке их значениям смыслы. В одном случае термин из положительной окраски приобретает фактически противоположный смысл, а в другом – его явно негативный смысл нивелируется к нейтральному.

Серия опросов ФОМ и ВЦИОМ, последний из которых датирован 2005 г. (подобные материалы уже неоднократно публиковала газета «Природно-ресурсные ведомости») показывает, что при росте озабоченности населения состоянием окружающей среды их доверие и социальная поддержка зеленым, особенно федеральным структурам общественного экодвижения, наоборот, снижается. Это свидетельствует об утрате общественным экодвижением центра агрегации социальных интересов значительной части общества. В политологической науке по А.А. Дегтяреву (2003) сложилось несколько подходов в теоретическом моделировании свойств выборочной совокупности интересов социальных агентов – «плюралистический» (многообразия интересов), «элитистский» (интересы элит), «неомарксистский» (классовые интересы) и «неокорпоративистский» (интересы корпоративных социальных образований). Причем, именно с влиянием последнего он связывает концепции моделей политико-управленческих сетей - «применение копроративистских моделей в государственной политике привело к созданию набора «окологосударственных» совещательных органов и согласительных агентств и установлению «горизонтальных» связей между государственными и негосударственными агентами принятия решений». Сетевая модель железных треугольников «описывала сеть с весьма стабильным составом участников, объединившихся для контроля за конкретными программами в целях удовлетворения собственных экономических интересов» (А.А. Дегтярев). А подобная формулировка в сетевом анализе вполне соответствует и традиционному пониманию термина «клика».

Думается, что нет большой нужды перечисления фактов для доказательства наличия корпоративности в среде зеленых, особенно тех, кто отстаивает первенство профессионально-бюрократических институтов в экодвижении. Например, только за последний год представители зеленых приняли активное участие в Гражданской восьмерке, всевозможных круглых столах и советах при тех или иных государственных институтах, их представители вошли в общественную палату Законодательного Собрания страны и т.д. Но для «такого рода образований характерны ограничения на допуск новых членов, корпоративная солидарность, а так же захват и тихое распределение между своими ключевых ресурсов общества» (А.А. Дегтярев) в доступной области их интересов. И именно факт неизменности основных характеристик состава политического ядра отечественных зеленых фиксируется А.А. Кузьминой и О.Н. Яницким, если сопоставить их публикации 1998 и 2002 гг. Поэтому, вопрос применения в данном случае термина «клика» вполне соответствует и его традиционной трактовке, тем более, если в рядах даже не всех зеленых, а только природоохранных активистов выделяется не только элита, но и очевидно еще более узкое политическое ядро.

Даже среди рядовых членов экодвижения в отдельном регионе России отношение между наиболее высокими и наиболее низкими ежемесячными доходами в 2003 г. превысило 12 раз. А между доходами, например, выпускников Движения ДОП с рядовыми преподавательскими и обслуживающими образовательный процесс должностями в регионах и руководителями профессионально-бюрократических некоммерческих природоохранных организаций общероссийского уровня составила - 32 раза. Скорее всего, именно социальная составляющая стала одним из факторов сокращения рядов экологистов-общественников. Несколько тысяч выпускников Движения ДОП ныне не проявляют своей социально-экологической активности, как в студенческие годы. В ряде случаев их месячный заработок просто не покрывает разовый обычный междугородний проезд в транспорте для участия в тех или иных общественных мероприятиях.

Сформировавшаяся закрытость среди членов подобных сетевых сообществ для остальных зеленых могут, и порой, представляют собой определенные препятствия в реализации их собственных мотивов и целей. А это неизбежно вызывает фрустрации – непреодолимые препятствия, что и способствует росту социальных конфликтов внутри зеленых.

В научных публикациях относительно менталитета россиян существуют мнения, что в силу особенностей страны большинство ее граждан избегают вскрытия социальных конфликтов. Это обосновывается большими просторами страны, в которой проще было убежать от конфликтов, чем принимать активное участие по их разрешению. Очевидно и отечественные зеленые, как граждане России, так же обладают подобными характеристиками относительно своего сообщества. Этим, в частности, можно объяснить мотивы всех информационных отключений, призывы к рассвоению и т.д. Но избегание конфликта – это просто перевод его в закрытые, латентные фазы. И, если возникшие противоречия, причины и сами конфликты при этом не разрешались, то, следовательно, только накапливались. На определенном этапе активного количественного роста экологических организаций и экоактивистов такая тактика может быть и «приносила» свои плоды по поддержанию определенного единства. Но в то же время целым рядом политологов и социологов утверждается, что социальные конфликты и их разрешения являются позитивными шагами развития. Поэтому очевидно, что в том числе, политика пресечения вскрытия социальных конфликтов со стороны политического ядра зеленых активистов и привела экодвижение к существующему кризису, в том числе и идейному.

Отсутствие традиций у отечественных зеленых по разрешению возможных социальных конфликтов не позволили не только достичь, а даже поставить вопросы о необходимости идеологического мировоззренческого консенсуса в среде экологического движения. Более того, общественные экологические организации оказались фактически неготовыми к совместным действиям по разрешению разразившегося социального конфликта в процессе партийного строительства Союза Зеленых России, расколовшегося на сторонников и противников объединения с партией «Яблоко». В то же время, Социально-экологический Союз (СоЭС) не смог ничего противопоставить периодическим стычкам обоих конфликтующих сторон, хотя именно он включал в себя большинство членов с обоих сторон, втянутых в этот конфликт. Большинством элиты экологических активистов и некоторыми представителями научного сообщества, взаимодействующими с зелеными, просто не замечалась меньшая по политическому весу часть экологического движения (см., например, материалы спецвыпуска журнала «Неприкосновенный запас», 2006), и критиковалась другая, противоборствующая. С самого начала партийного строительства актив СоЭС крайне негативно отнесся к этой инициативе и поэтому продолжал критиковать наиболее политически сильную часть расколовшейся партии, пытаясь фактически преследовать собственные интересы. Несмотря на то, что в соответствующей литературе имеются сведения по технологиям разрешения социальных конфликтов, неадекватная мотивация, а так же отсутствие традиций разрешений внутренних социальных конфликтов не позволило СоЭС выступить не в роли критика самой партийной идеи, а в качестве третьей стороны урегулирования конфликта, при помощи которой, в данном случае, и должны вестись подобные переговорные процедуры. Да и в самом СоЭС сформированная комиссия по этике, фактически продолжает работать на предотвращение конфликтов при помощи банального глушения одной из сторон во внутренних для зеленых дискуссионно-информационных рассылках. Хотя объективно ситуация давно требует формирования структуры, способствующей разрешению внутренних социальных конфликтов и достижению консенсуса, в том числе и на идеологическо-мировоззренческом уровне. Собственно, именно стремление к достижению консенсуса в среде разношерстных зеленых позволили в свое время сформировать зеленые партии в Европейских странах. Но для этого зеленым просто необходимы свои внутренние, более высокие в общественно-гуманистическом аспекте морально-этические нормы, которые вполне могут стать локомотивом для всего общества. К выводу же «о необходимости пересмотра этических и моральных оснований проекта общественного развития» пришел и проф. О.Н. Яницкий (2006) в одной из последних своих публикаций.

P.S. Соглашусь и с точкой зрения О.Н. Яницкого о заказном характере всех своих публикаций. Они действительно были заказаны, в частности моими родителями, предками, детьми, школой, университетом, пионерской, комсомольской организациями, Дружиной охраной природы и т.д. Вообщем всеми теми с кем довелось дружить, кто так или иначе разделяет мои взгляды, о ком болит где то там внутри, как ныне здравствующих, так увы и тех кто остался только в воспоминаниях. Наверное это нечто то, что очень близко с понятием совесть.

Другие материалы по теме:

Политическая ситуация в экодвижении

Ответ на статью Д.А. Борискина "Политическая ситуация в экодвижении", опубликованную в "Природно-ресурсных ведомостях" №22/06

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru