Поиск:

Сравнение водопользования в Российской Федерации и США

Автор:  А.Д. Думнов, к.э.н. (НИА-Природа)

В начале октября с.г. НИА-Природа завершило подготовку проекта Государственного доклада «О состоянии и использовании водных ресурсов в Российской Федерации в 2005 году». В докладе подробно и комплексно рассмотрено состояние водных объектов, итоги водопользования и охраны вод. Вместе с тем, в силу отчетного характера и конкретики рассматриваемых вопросов, а также ограниченных возможностей охвата всех проблем отрасли, ряд аспектов не был включен в доклад. Это касается, в частности, международных сравнений, некоторые результаты которых рассматриваются в данной статье.

Возможности статистического сопоставления водопользования в Российской Федерации и США ограничены минимальным числом показателей. Причинами этого являются организационно-методологические различия учета использования воды в каждой стране. Общепризнанные международные стандарты и методы статистических сравнений до настоящего времени не выработаны.

В США информация об отдельных элементах водопотребления собирается и обобщается уже длительное время – по ряду индикаторов сведения накоплены с начала ХХ в. Вместе с тем, по уровню организации сбора и обработки данных, а также по детализации показателей эта информация в настоящее время значительно уступает российской статистике. (Следует отметить, что отечественная учетно-отчетная система, созданная в 70-80 гг. прошлого века, является крупным достижением не только нашей, но и мировой статистической теории и практики).

Организация статистики использования воды в США, в отличие от российской статистики, базируется не на годовой, а на пятилетней основе сбора данных. Государственной структурой, ответственной за сбор, проверку, обобщение и представление сводной информации, является Геологическая служба США. Последние официальные сведения опубликованы по результатам статистического наблюдения в 2000 г.

Использование воды в США традиционно учитывается в галлонах в расчете на день. Такой подход представляется анахронизмом, причем не только из-за применения неметрических единиц. Отсутствует возможность точной оценки суммарного годового использования воды, поскольку неизвестно количество дней, по которым фиксируется водопользование (в частности, период полива в растениеводстве). По данным официальной статистики США общий забор воды из природных водных источников в 2000 г. составил 408 млрд. галлонов/день, что в переводе на метрические единицы и в расчете на полный календарный год (365 дней) составляет свыше 560 млрд. м3. Однако по оценкам экспертов ЮНЕП и ряда других международных организаций объем водозабора в США в конце 90-х гг. находился на уровне примерно 450 млрд. м3/год. Расхождение между приведенными цифрами – более чем на 100 млрд. м3 – превышает весь российский забор воды для использования (около 80 млрд. м3/год в конце ХХ в.). Поэтому прямые межгосударственные сопоставления являются приблизительными и малоинформативными. Можно лишь утверждать, что абсолютные показатели использования воды в США в несколько раз превышают соответствующие российские объемы.

Американская статистика не публикует многие показатели водохозяйственного баланса, например, «общий забор воды», «межбассейновый

переброс воды», «водоотлив», «водопотребление (использование воды)», «потери воды при транспортировке» и др. Весьма слабо представлены характеристики водоотведения, оборотного и повторно-последовательного водопользования, сброса загрязняющих веществ со сточными водами. Несмотря на большой опыт сбора данных, в США отсутствует устойчивость используемого понятийного аппарата и методологии расчетов, которые постоянно корректируются. Все это дополнительно сокращает возможность сравнений, усложняет сопоставимость полученной информации в динамике.

Как для статистики нашей страны, так и США характерна общая и достаточно острая проблема – обеспечение достоверности первичных и сводных данных, характеризующих использование воды. В России эта задача решается, судя по всему, более продуктивно, хотя и у нас продолжают сохраняться определенные недостатки.

Исходя из вышеизложенного, при межгосударственных сопоставлениях практическое значение может иметь использование не абсолютных, а относительных величин по ограниченному числу показателей (рис. 1 и 2, табл. 1).

Справочно. США не являются самыми крупными потребителями воды в мире. Как уже отмечалось, по оценкам международных экспертов водозабор в этой стране составляет примерно 450 млрд. м3/год. В Китае данный показатель по тем же оценкам находится на уровне 520-530 млрд. м3/год, Индии 500 млрд. м3/год. Объем российского водозабора (70-80 млрд. м3/год) меньше аналогичного показателя в Пакистане (свыше 150 млрд. м3/год) и Японии (90); близок водозабору в Мексике (около 80), Индонезии (примерно 75) и Иране (70 млрд. м3/год).

В 2000 г. забор воды из природных источников сократился в России по сравнению с 1980 г. почти на 40%, а по США – на 7%. Следует учитывать, что ежегодный забор воды из природных источников по отношению к возобновляемым водным ресурсам в России составлял в последние десятилетия порядка 2-3%, а в США – свыше 15%. Структура как водозабора, так и использования воды в России и США изменилась незначительно (табл. 1).


Таблица 1
Структура забора воды из природных источников для использования в Российской Федерации и США* (в % к итогу)

Источник водозабора

1990г.

2000г.

2005г.

Россия

США

Россия

США

Россия

США

Всего
в том числе из:
поверхностных водоемов

подземных источников

100

87,9

12,1

100

80,2

19,8

100

86,6

13,4

100

79,3

20,7

100

86,9

13,1

100


* В России – забор пресной и морской воды; в США в 1990 г. – внеисточниковое (внерусловое) использование (offstream use), в 2000 г. – забор (изъятие) воды (water withdrawals) из водных источников.

По последним данным Росстата сопоставимый объем валового внутреннего продукта (ВВП) нашей страны, рассчитанный по паритету покупательной способности валют в долларовом исчислении, составлял в 2002 г. 1164 млрд. долл., а в США – 10435 млрд. долл. Объем водозабора из природных источников для использования в этом году равнялся соответственно 73 млрд. м3 и около 450 млрд. м3 (последняя цифра – по версии международных экспертов). В расчете на 1000 долл. ВВП в Российской Федерации было забрано 63 м3 , а в США – 43 м3 воды. Таким образом, удельная водоемкость ВВП в нашей стране в начале ХХ в. была примерно в 1,5 раза выше, чем в США. Если же принять за основу водозабор в США в объеме 560 млрд. м3/год (см. ранее), то превышение составит только 1,2 раза.

Справочно. Удельная водоемкость ВВП в Российской Федерации значительно (в 2,5 и более раз) превышает соответствующие показатели в Великобритании, Германии, Франции, Японии. Несомненный интерес представляют результаты сопоставлений с КНР, однако адекватное сравнение ВВП по России и Китаю отсутствует.

Низкая водоемкость ВВП определяется не только рациональностью потребления воды – наличием водосберегающих технологий, небольшими потерями воды при транспортировке и т.п., – но и исторически сложившейся структурой экономики, удельным весом отраслей с высоким уровнем добавленной стоимости и относительно малым использованием воды. Влияние оказывают также другие объективные (например, климатические) и субъективные факторы. В этой связи радикальное уменьшение водоемкости ВВП в нашей стране не может быть достигнуто только за счет улучшения нормирования потребления воды на действующих объектах, введения договорных отношений на водопользование или резкого повышения ставок водных платежей (налогов). Необходимы более серьезные государственные действия по постепенному структурному реформированию экономики, которые бы одновременно не приводили к общему сворачиванию производства, снижению занятости, росту цен на производимые водопользователями товары и услуги, другим негативным последствиям.

Проведенное сопоставление позволяет сделать еще один вывод. Требуется сохранить и улучшить наработки отечественного информационного обеспечения водопользования, углубить анализ и расширить применение соответствующих данных. Вместе с тем, положения нового Водного кодекса страны акцентируют внимание главным образом не на учете использования воды, а на учете водных и сопряженных с ними объектов, а также различных документов в рамках государственного водного реестра. Конечная цель данных учетных новаций, несмотря на завуалированность, вполне очевидна. Она заключается в документальном обеспечении рыночно-спекулятивных операций с водными объектами и водными ресурсами аналогично обеспечению операций с традиционными объектами недвижимости и земельными участками, где формируются аналогичные реестры. В проекте нового Лесного кодекса также сделана попытка узаконить лесной реестр. Практика последних лет свидетельствует о наличии расхождений между задачами рационализации природопользования в рамках устойчивого развития страны и указанными операциями.

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru