Поиск:

Закон "О недрах" – соответствие экономическим интересам

Автор:  Материал к публикации подготовила депутат Государственной Думы первого созыва, д-р экон. наук, проф. Л.Д. ГАГУТ.

Интервью депутата ГосДумы, д.э.н., проф. С.Ю. ГЛАЗЬЕВА (фракция «Родина»)

Уважаемый Сергей Юрьевич! Рассмотрение в Государственной Думе проекта нового закона «О недрах» вызывает большой интерес у наших читателей. Как Вы относитесь к предложенной Правительством РФ редакции данного закона?

С.Г. Как и фракция «Родина», в большей степени отношусь отрицательно. Главное, что вызывает недоумение и беспокойство в связи с рассмотрением этого законопроекта, – введение гражданско-правовых отношений в сферу недропользования. Это означает, что недрами можно будет торговать, и хотя государство формально остается собственником недр, права на пользование недрами становятся объектом купли-продажи. Поскольку недра трактуются достаточно широко и к ним относится все, что расположено ниже земной поверхности, становится очень затруднительно в этом случае регулировать недропользование с учетом общенациональных интересов. С другой стороны, недра являются уникальным природным объектом, и свободный оборот прав недропользования может стать весьма притягательным для различных финансовых спекуляций. Можно привести немало примеров использования недр как материальной основы для сооружения финансовых пирамид. Если мы не хотим ухудшения условий недропользования и повышения цен в этой сфере, необходимо сохранить государственное регулирование ответственности недропользователя. Нет никакой необходимости введения купли-продажи прав на недра, если будут существовать жесткие механизмы государственного контроля. Мы уже и сейчас имеем негативный опыт, когда фирмы-однодневки, получив благодаря личным связям лицензии на разработку месторождений, бегают потом по всему миру в поисках инвесторов, недобросовестные предприниматели выпускают акции якобы для разработки месторождений, собирают деньги и потом исчезают вместе с ними. Поэтому надо очень серьезно относиться к ответственности недропользователей, чтобы фирмы не откладывали разработку месторождений в долгий ящик. Ведь сейчас мы имеем такую ситуацию, когда крупные транснациональные сырьевые компании могут быть заинтересованы не столько в добыче, сколько в замораживании запасов, чтобы поддерживать высокие цены. Государство не должно самоустраняться от оборота прав недропользования. Другое дело, что мы должны искоренить коррупцию в этой области, но свободный оборот прав на недра ничего здесь не меняет. Бороться с коррупцией можно с помощью обеспечения полной прозрачности сделок, и этот вопрос надо решать в повседневной работе соответствующих ведомств. Поэтому фракция «Родина» выступила против принятия внесенного Правительством РФ нового закона «О недрах». Сейчас становятся все более очевидными его недостатки. Не случайно против этой редакции закона выступили практически все крупные специалисты горного дела. Я не думаю, что этот закон можно поправить ко второму чтению, самым разумным было бы его отклонить.

В предвыборной программе партии «Родина» значительное внимание уделялось включению природной ренты в систему социально-экономических отношений в обществе. Удалось ли что-то сделать в этом направлении в нынешнем составе Госдумы?

С.Г. Что касается природной ренты, то нам удалось добиться изъятия в доход государства значительной части ренты от экспорта нефти и газа. На сегодняшний день подавляющая ее часть изымается в бюджет. Но, к сожалению, это сделано за счет введения налога на добычу полезных ископаемых, который может считаться механизмом изъятия ренты на внешнем рынке, но на внутреннем рынке он является налогом на потребителя, что привело, в частности, к росту цен на бензин. Поэтому на внутреннем рынке этом механизм не является механизмом изъятия природной ренты. Для внутреннего потребителя налог на добычу полезных ископаемых означает наценку, а внутренняя рента остается у производителя. Это связано со спецификой ценообразования в недропользовании, когда цена определяется затратами на худшем из используемых месторождений, поэтому цена сырья растет, а сверхприбыль на наиболее рентабельных месторождениях остается у производителей. Мы давно добиваемся, чтобы был введен налог на сверхприбыль добывающих предприятий, и внесли соответствующий законопроект, но его принятие саботируется Государственной Думой, так как ущемляет интересы компаний, которые эксплуатируют наиболее выгодные месторождения и большую часть ренты оставляют у себя. Под влиянием этого нефтяного лобби и был принят налог на добычу полезных ископаемых. Для того чтобы реализовать рентный подход в недропользовании, следует перейти от налога на добычу полезных ископаемых к дифференцированному налогу на доход добывающих предприятий. Сейчас государство собирается осуществить попытку дифференциации налога на добычу полезных ископаемых в зависимости от рентабельности месторождений. Это шаг в правильном направлении, но пока еще очень робкий.

В Государственной Думе первого созыва Вы принимали участие в работе согласительной комиссии Государственной Думы и Совета Федерации РФ по закону «О соглашениях о разделе продукции», в результате чего, в частности, был введен пункт об обязательном использовании отечественного оборудования при добыче сырья по этим соглашениям. Сохранится ли это положение при вступлении России в ВТО?

С.Г. Действительно, надо признать, что норма, предусматривающая приоритет отечественного оборудования, противоречит правилам Всемирной торговой организации, и присоединение к ВТО однозначно потребует отмены этого положения закона «О соглашениях о разделе продукции». Это одна из причин, которая заставляет нас критически относиться к вступлению России во Всемирную торговую организацию, которое приведет к отмене ограничений по защите отечественного производителя, в частности, горного оборудования, российского металла и т.д.

Как Вы оцениваете работу уже действующих соглашений о разделе продукции и оправдались ли ожидания по увеличению налоговых поступлений в федеральный и региональный бюджеты, созданию новых рабочих мест, дополнительным заказам на российскую металлопродукцию, буровую технику и т.п.?

С.Г. Что касается действующих соглашений о разделе продукции, то по заключению Счетной палаты они так и не стали надежным способом привлечения инвестиций в экономику России. Наоборот, они стали способом ухода от налогообложения и экологической ответственности. Фирмы, которые выступают в этих соглашениях в качестве операторов, фактически являются подставными структурами, которые созданы специально для того, чтобы максимально ослабить ответственность инвестора за результаты недропользования. Именно поэтому данный механизм вряд ли будет расширяться, так как даже нынешние власти признают, что СРП создаются главным образом для минимизации налообложения. В то же время желающих инвестировать в добычу, в частности, углеводородов, достаточно и в рамках действующего законодательства.

Руководством нашей страны в настоящее время объявлен курс на то, чтобы Россия стала мировой сырьевой державой. Но минеральные ресурсы когда-то закончатся. Считаете ли Вы экономически целесообразной такую политику?

С.Г. Именно потому, что мы имеем дело с исчерпаемыми ресурсами, мы не должны стремиться к увеличению сырьевого экспорта, а главный упор делать на развитие внутреннего рынка и использование сырьевых ресурсов для развития собственной обрабатывающей промышленности. Фракция «Родина» всегда выступала за это, а не за то, чтобы превращать всю нашу экономику в одну большую трубу.

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru