Поиск:

Минеральные ресурсы – наше стратегическое оружие

Автор:  Материал к публикации подготовила депутат Государственной Думы первого созыва, д-р экон. наук, проф. Л.Д. ГАГУТ.

Интервью зам. Председателя ГосДумы д.ф.н., проф., заслуж. юриста России В.В. ЖИРИНОВСКОГО (фракция ЛДПР)

Уважаемый Владимир Вольфович! В Государственной Думе прошли парламентские слушания на тему «Правовое обеспечение рационального, эффективного использования и охраны недр», организованные Комитетом по природным ресурсам и природопользованию Государственной Думы в связи с предстоящим рассмотрением в Государственной Думе проекта закона «О недрах». Ваше выступление на этих парламентских слушаниях получило большой резонанс. В чем состояли основные ключевые моменты Вашего выступления?

В.Ж. Фракция ЛДПР активно участвовала в обсуждении проекта закона «О недрах», внесенного Правительством РФ, так как мы считаем его концепцию, идеологию очень важной для развития экономики России. Концепция действующего закона не во всем отвечает этим требованиям. В то же время в проекте 120 различных статей – это тяжело для исполнения закона, увеличивает количество бумаг, бюрократизм. Предлагается конкурсы заменить аукционами, но это мало что меняет в принципе, гораздо эффективнее было бы просто ввести штрафы за невыполнение условий, заложенных в договоре. Ведь почему бросают скважины, не занимаются до конца разработкой месторождений? Потому что нет материальной ответственности за нерациональное использование недр. Необходимо их комплексное использование. Слишком много внимания уделяем нефти и газу, но у нас много и других ресурсов. Та же вода, которая сейчас продается в бутылочках, – она дороже нефти. У нас самые большие запасы пресной воды в Байкале, большое количество подземных пресных вод теряется при разработке месторождений. Ее с удовольствием будут покупать на Ближнем Востоке, где опресняют морскую воду, и они готовы и могут платить за нее очень дорого. Важное значение имеет также стимулирование использования отходов, которые на самом деле не являются отходами, а представляют собой не до конца переработанное сырье. Далее – мы должны часть средств от ценовой ренты, которые сейчас лежат в Стабилизационном фонде, направить на развитие альтернативных видов топлива, например, создание водородной энергетики, развитие безотходного производства и более глубокой переработки сырья. И главное – мы должны быть эгоистами при использовании богатств наших недр. Минеральные ресурсы заканчиваются, особенно это относится к нефти и газу, хотя нужно было бы все-таки проверить, сколько их осталось, на сколько лет, одни говорят – на 20, другие – на 60, хотя мы еще не все разведали. Но в любом случае не стоит разглашать информацию о победах наших геологов, где и какое открыто новое месторождение, как это мы сейчас делаем. Ресурсы недр нужны нам самим. Что касается иностранных фирм – они должны много платить только за право приступить к разработке недр на нашей территории, а если будут вывозить сырье, – тогда платить должны еще больше. Министерство природных ресурсов и экономический блок должны согласовывать свою стратегию во внешнеэкономической деятельности. Для этого в законе должен быть прописан такой правовой режим, чтобы в первую очередь мы сами использовали сырье, а на экспорт давали бы только излишки. Все эти позиции должны найти свое отражение в новом законе «О недрах» при его доработке Правительством РФ.

Какую позицию заняла фракция при рассмотрении вопроса о ратификации Энергетической Хартии Европы?

В.Ж. Наша позиция по этому вопросу отрицательная, мы ее не поддерживаем Главная проблема 21 века – это энергоресурсы. Сегодня идет уже шестая война на Ближнем Востоке именно из-за энергоресурсов. Поэтому попытка создать Энергетическую Хартию и заставить всех присоединиться – это создание такого своего рода энергетического интернационала, который выгоден тому, кому нужен этот товар. Товар у нас, а мы отдаем права на него в чужие страны. В основном торопятся присоединиться к Хартии те, у кого нет энергоресурсов. Мы должны быть предельно осторожными, чтобы это потом не превратилось в правовую ловушку для России. Три года назад нам такие же эксперты рекомендовали вступить в Парижский клуб кредиторов. И Государственная Дума одобрила, поддержала. После этого нам говорят: теперь платите, ребята, вы включились, подписали, а теперь платите. Так и с Энергетической Хартией будет. Потом все это может превратиться в долги и экономические санкции за то, что мы своевременно куда-то кому-то что-то не поставили. Да, мы идем к планетарной экономике. Но нам оставляют помойку, в этой планетарной экономике. Вот мы вышли со своей сталью на американский рынок: ну и что же, разрешили американцы нам там остаться? Как только увидели, что русская сталь экономичнее, лучше той, которую они производят, – конкуренция не нужна американскому рынку. Энергоресурсы – это последнее, что у нас осталось, что еще дает какой-то эффект экономический. Это наше богатство, наш рычаг, наше давление на весь мир. Все остальное у нас уже постарались заморозить – и химическую промышленность, и металлургию добивают. Простой пример: восемь лет назад мы приватизировали алюминиевую промышленность. Ну и где положительные результаты? Покупаем чужие самолеты, которые ничем не лучше наших. И металл им отдали, и из нашего металла покупаем самолеты, которые сами можем делать. Для чего такая приватизация была нужна? Поэтому все эти хартии опасны. Нас вовлекают туда, обещают все красиво: процедуры, разрешение споров, а чем все кончается? Они живут лучше, мы живем хуже. Эксперты, которые нам сейчас дают рекомендации, должны нести ответственность, если в результате экономическое положение страны после подписания документа ухудшится. Надо все смотреть «под ключ». Развитые страны сейчас – на голодном пайке, там не хватает собственных ресурсов, у них больше развитых отраслей промышленности, требующих энергии. А у нас экономика стоит, мы энергоресурсы недостаточно используем в своей промышленности. Но мы должны ее использовать, а не отдавать. Это плохо, что мы сейчас имеем такое состояние экономики и энергетики, но еще хуже – все это отдать в чужие руки. Нам надо всячески поощрять собственное развитие, например, срочно заняться газотурбинным производством, а не отдавать куда-то нашу энергетику, наши последние богатства.

В Государственной Думе первого созыва, где Ваша фракция контролировала Комитет по природным ресурсам и природопользованию, на первых парламентских слушаниях, посвященных законодательному обеспечению рационального недропользования, были высказаны рекомендации по усилению контроля государства над экспортом стратегических сырьевых ресурсов из Российской Федерации. Поддерживаете ли Вы и сейчас эти рекомендации ?

В.Ж. При отсутствии жесткого государственного контроля за внешнеторговой деятельностью сырьевых корпораций это привело к значительному увеличению оттока капитала из страны – в том числе за счет невозврата экспортной прибыли, которая оседала на зарубежных счетах. Сейчас, после того, как страна лишилась огромных денежных ресурсов, государство пытается навести порядок в этой области. Мы заявили о необходимости усиления контроля государства в экспортно-импортной сфере сразу после нашей победы на выборах в Государственную Думу, 12 лет назад, когда еще никто и не помышлял об этом. Теперь с большим опозданием власть вынуждена следовать нашим рекомендациям. При монополии государства в этой области 100 процентов дохода придет государству. Но для этого на внешнем рынке должна действовать одна, единая государственная компания – Росгоснефть. Никаких Лукойлов, Сибнефти, Сиданко и прочих. Все в один кулак. И увеличить добычу нефти в два раза в течение двух лет. Мы можем снова добывать 500 млн. тонн нефти в год и быть полностью независимыми. Другой вопрос, что государственное регулирование в экспортно-импортной сфере должно осуществляться рыночными методами. Надо поднимать еще больше пошлины на вывоз тех ресурсов, которые необходимы собственной экономике, тогда их невыгодно будет вывозить. Силой мы не можем это сделать, но можно сделать через налоги. А если мы просто будем, например, останавливать эшелоны с лесом, которые недобросовестные экспортеры гонят в Китай или Западную Европу, это дороже обойдется.

Как Вы относитесь к периодически возникающим требованиям международных организаций о расчленении крупных сырьевых компаний в России, в частности, Газпрома?

В.Ж. В перспективе обязательно надо менять схему управления Газпромом, РАО ЕЭС и МПС, других крупных монополий, но так, чтобы максимум средств поступали в государственную казну. Упаси Бог нам провести реформы так, чтобы опять огромные деньги растеклись по частным карманам и ушли за границу. Недопустимо, чтобы масса предприятий толкались на внешнем рынке, сбивая цены. Нужен государственный контроль за ценовой политикой при экспорте сырья. Но для этого все должно быть в одних руках – в руках государства. В энергетике не должно быть никаких частных компаний. И в России должно быть всего три министерства: Минтопэнерго, Минтранс и Миноборонпром. Остальное – бюро, комитеты, службы, которые будут осуществлять минимальные функции. Денег, которые там будут, хватит на всех – и на малый бизнес, и на то, чтобы содержать пенсионеров и бюджетников, и чтобы обеспечить безопасность страны. И страна взлетит вверх за 2–3 года. Но этого не делает наше руководство. Опять должно пройти 10–12 лет, чтобы прийти к этому же выводу.

Как Вы оцениваете наблюдающуюся в последнее время тенденцию к консолидации сырьевых активов России вокруг крупных предприятий с государственным участием, таких, например, как «Газпром» и «Роснефть»? Должна ли эта тенденция распространяться и на другие предприятия сырьевого сектора экономики, оказавшиеся в результате залоговых аукционов в частных руках («Норильский никель» и др.)?

В.Ж. Залоговые аукционы, в результате которых государство потеряло контроль над крупнейшими предприятиями минерально-сырьевого сектора, были стратегической ошибкой. Сырьевые отрасли в нашей стране обеспечивают основные жизненные функции. Большая часть территории находится в зоне низких температур, где зимой минус 50–60 градусов по Цельсию – это норма. В таких условиях люди вообще нигде не живут. В этом специфика России, и это объективные причины, на которые следует обращать внимание. Кроме того, сырье для нас сегодня – главный источник доходов. Когда говорят о приватизации, то забывают, что государство и власть должны быть собственниками. Если государство не будет собственником, то не будет и власти. Поэтому нельзя все отдавать в руки частных лиц. То же происходит и за рубежом. Мы должны брать пример с Норвегии, где 80 % собственности в недропользовании принадлежит государству. Нынешняя политика России в минерально-сырьевом секторе экономики основана на усилении государственного контроля, причем этот контроль усиливается на рыночной основе. Здесь уместен и выкуп, как это сделано в отношении «Сибнефти», и жесткие налоговые санкции и смена собственника, как в отношении «ЮКОСа». В конечном счете здесь проявляется тенденция к национализации тех отраслей топливно-энергетического комплекса, которые дают основные доходы в бюджет государства. Что касается предприятий других отраслей, если они исправно и полностью платят налоги, заработную плату, поддерживают социальную сферу региона, возможно, пока и не нужно их возвращать государству. Во всяком случае, на первом этапе, как мне представляется, подход должен быть дифференцированным.

Как Вы относитесь к недавно объявленной руководством страны стратегии на превращение России в глобального энергетического донора мировой экономики?

В.Ж. Считаю это важной инициативой руководства страны. Сегодня то, что Россия обладает дефицитными минерально-сырьевыми ресурсами, является эффективным оружием, с помощью которого страна может добиваться своих стратегических целей. Ведь даже шахский Иран в свое время согласился поставлять нефть США в обмен на передачу высоких технологий ядерной энергетики. Поэтому в условиях усиливающейся зависимости развитых индустриальных стран от российских сырьевых ресурсов Россия может и должна одновременно выдвинуть требование к развитым странам об их участии в обновлении и модернизации нашей экономики, чтобы таким образом конвертировать исчерпаемые ресурсы в ресурс долгосрочного и устойчивого развития страны. Сегодня российские энергоресурсы – это наши новые экономические войска, которые имеют воздействие ничуть не меньшее, чем ракетные войска стратегического назначения. Важно только ими правильно пользоваться, и не упустить этот шанс для экономики России.

В последнее время много пишут и говорят о т.н. «газовой войне» России и Украины. Кто, по Вашему мнению, выиграл в этой войне?

В.Ж. Выиграл Запад, который перераспределяет российские сырьевые ресурсы в свою пользу. Украина уже объявила о том, что сокращает на треть потребление газа. Этот газ пойдет в Европу, а Украина потеряет дешевое сырье, и продукция ее черной металлургии, которая дает основные поступления в украинский бюджет, станет неконкурентоспособной. Проиграла и Россия, потому что Ющенко втянет Украину в НАТО, и Россия в перспективе получит НАТОвские войска под Курском и Орлом. Но это не значит, что Россия должна продолжать строить свои отношения с бывшими республиками СССР на основе заниженных цен на энергоресурсы. Она должна предложить этим республикам реализацию взаимовыгодных перспективных программ развития их экономик, направленных на формирование единого экономического комплекса на постсоветском пространстве и получение совместных доходов от реализации на мировом рынке продукции высокой степени обработки, полученной, в том числе, с использованием российского сырья. Если же Украина хочет быть с Европой, то пусть получает деньги в Брюсселе и покупает энергоресурсы в России или в другом месте по рыночным ценам. Рядом Черное море, есть Турция, Иран – покупайте там, если не нравится Россия. Газ – это товар, газовые поставки – это рынок. Сейчас мы говорим о тех ценах, которые есть в Европе – 250 долларов за тысячу кубометров газа. Это минимум. Великобритания уже покупает газ за тысячу долларов. Украина европейская страна – почему же мы должны продавать ей газ дешевле? Украина должна жить по средствам, а Россия не должна ее содержать. За 14 лет мы таким образом потеряли около миллиарды долларов. Это целый бюджет нашей страны. И все для того, чтобы помочь соседу. Наша партия всегда выступала против этого. Мы еще должны привлечь к ответственности Горбачева, Ельцина, министров экономики, которые столько лет продавали за копейки российский газ. Сейчас идет правильный курс на соблюдение европейских стандартов, и нас удивляет, что новое руководство Украины, которое пришло к власти под флагом демократии и рыночной экономики, ведет себя так не по-рыночному. Мы любим Украину, уважаем русских и украинцев, мы обо всем можем договориться, но Ющенко не хочет нашего сотрудничества, потому что так нужно Западу.

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru