Поиск:

К возрождению морского рыболовства

Автор:  А.П. Алексеева, к.г.н.

Источник:  Использование и охрана природных ресурсов в России. 2001, 3-4.– С. 112-115

География морского рыболовства России: история и проблемы

СССР ко времени своего распада был одной из самых крупных рыболовных держав мира. Вылов рыбы и других гидробионтов в отдельные годы превышал 11 млн. т. По размеру добычи только рыбы Советский Союз иногда занимал первое место в мире, опережая Японию. Государство тогда придавало морскому рыболовству не только экономическое, но и большое социально-политическое значение (обеспечение населения, армии и других потребителей дешевой, но полноценной пищей) и выделяло для развития рыболовства большие капиталовложения. Это позволило создать мощный рыболовный флот, способный производить промысловые операции практически во всех свободных ото льда районах Мирового океана, включая приантарктические воды.

Сложившаяся география советского морского рыболовства по своей уникальности была сопоставима лишь с японской. Она сформировалась в результате совместных действий рыбохозяйственной науки, промысловых разведок, изучавших биологические ресурсы океанов и морей и среду их обитания, и рыбопромышленных структур. Необходимо отметить, что плановые цифры вылова,

спускаемые «сверху», постоянно намного превышали возможности добычи в прилегающих к стране морях.

К сожалению, неквалифицированное, без знания специфики и роли морского рыболовства реформирование рыбной отрасли России привело не только к сокращению общего вылова (до 3,4-4,7 млн. т), но и к значительному изменению географии промысловой деятельности российских рыбаков.

Если до начала 7 0-х годов география отечественного рыболовства формировалась преимущественно на основе внутригосударственных интересов и потребностей, то после почти повсеместного введения прибрежными государствами 200-мильных рыболовных (исключительно экономических) зон, начались вынужденные достаточно серьезные ее изменения. Прибрежные высокопродуктивные зоны зарубежных государств были или полностью покинуты нашими рыбаками, или продолжали ограниченно использоваться на лицензионной основе. Однако усилиями науки и промысловых разведок весьма оперативно были отысканы в открытых водах новые объекты и районы промысла, что позволило СССР быстро восстановить уровень вылова. При этом география размещения отечественного промысла приобрела еще большие черты океаничности. Сформировались и интенсивно использовались новые морские пути, связывавшие районы океанического промысла с рыбными портами стран.

Упадок морского рыболовства России начался после разрушения мощных бассейновых рыбопромышленных комплексов, что выразилось в акционировании и получении «свободы» их отдельными функциональными компонентами. Масштабы бедствия были бы, несомненно, меньше, если бы комплексы акционировались как единое целое с оставлением весомого пакета акций у государства.

В последние годы и сегодня раздробленный, быстро стареющий российский рыболовный флот в основной своей массе сосредоточился в собственной экономической зоне. Как исключение из этой общей картины следует рассматривать продолжение промысла рыбы на основании соглашений с прибрежными государствами в Норвежском море, у Северной Африки, в северо-западной Пацифике. Лишь единичные суда малых компаний или частных владельцев работают в более отдаленных районах Мирового океана, притом сплошь и рядом под иностранными флагами.

В открытых районах Норвежского моря и Северной Атлантики российские суда эпизодически ведут лов сельди, скумбрии и морского окуня. Используется и зона Шпицбергена, хотя в последние годы Норвегия без должных на то международно-правовых оснований пытается навязать России свои «правила игры» в этом районе, подпадающем под действие Парижского договора 1924 г.

Существенные изменения ситуации с размещением российского рыболовства произошли после образования на базе СССР ряда новых независимых государств. На Балтике установлены экономические зоны, на Каспии вопрос о разграничении сфер рыболовного влияния дискутируется уже не один год. Нет четкого разграничения в Азовском море. То же самое можно сказать и о Черном море, где у России остался отрезок побережья немногим более 200 км.

Взаимоотношения с соседними прибрежными государствами в области рыболовства не могут строиться по принципу исключительной собственности на биоресурсы своей экономической зоны, поскольку ареалы многих промысловых видов могут охватывать воды не только России, но и других стран. Поэтому использование так называемых далеко мигрирующих видов и трансграничных запасов регулируется специальными международными соглашениями.

Большое скопление промысловых судов в российской зоне, развивающаяся подводная добыча углеводородного сырья с созданием собственной инфраструктуры (буровые платформы, подводные продуктопроводы, терминалы и т.д.), строительство в прибрежной зоне создают серьезную опасность благополучию промысловых биологических ресурсов, поэтому уже давно назрел вопрос о необходимости создания механизма организации и управления рациональным (для биоресурсов - не-истощительным) использованием природных ресурсов экономической зоны и шельфа России.

Современная экономическая ситуация в России не оставляет реальных надежд на скорое возрождение морского рыболовства и возвращение российского промыслового флота в покинутые районы Мирового океана. Это относится и к рыбохозяйственным исследованиям, которые теперь географически привязаны к районам работы промысловых судов, так как флот отраслевой науки катастрофически сократился, средств не хватает даже на полноценный мониторинг промысловых биоресурсов в собственной экономической зоне.

Вместе с тем упавший в стране до 10 кг душевой уровень потребления рыбы и других морепродуктов (прежде он иногда доходил до 22 кг) вызывает к жизни другие формы морского природопользования, способные уверенно его повысить. Это, в первую очередь, марикультура - товарное выращивание преимущественно наиболее ценных видов биоресурсов. Марикультура как вид морехозяйственной деятельности широко, высокими темпами развивается в мире и рассматривается как существенное дополнение к морскому рыболовству.

В России создан большой научный задел в области марикультуры, причем ряд технологий не имеет аналогов в мире (например, марикультура мидий в условиях замерзающего моря, в частности Белого). Потенциальные возможности выращивания морских биоресурсов (вместе с водорослями) оценивались в 2,5 млн. т в год. Однако реализация этих проектов не только существенно замедлилась, но и практически была свернута.

Марикультура требует создания своей инфраструктуры, формирования рынка сбыта продукции. Этот вид морехозяйственной деятельности в наибольшей степени связан с местными географическими условиями и весьма зависим от экологической обстановки.

Другим компенсирующим видом морехозяйственной деятельности может быть возрождение (а кое-где и создание заново) прибрежного рыболовства. Прежде оно было хорошо развито в Мурмане и Белом море. Прибрежное рыболовство может быть ведущим звеном в комплексном управлении прибрежными районами (такие программы развивает и пропагандирует ЮНЕСКО). Вместе с марикультурой, использованием ресурсов прилегающей суши оно может стать стержнем экономического благополучия прибрежного населения. Заселение берегов на Севере и Дальнем Востоке имеет и несомненное геополитическое значение.

 1  2 | » | Конец 
Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru