Поиск:

"Поворот северных рек нужен и сейчас"

25.03.2022 21:11:00 

Под таким заголовком опубликовано интервью заведующего лабораторией моделирования поверхностных вод Института водных проблем РАН, д.т.н. Михаила Болгова в Специальном выпуске "Комсомольской правды" ко Всемирному дню водных ресурсов.

Учёный считает, что этот подзабытый проект поможет "напоить" южные регионы России.

Среди грандиозных планов, которые планировалось осуществить в 1981-1985 гг., одним из важнейших было решение проблемы мелиорации засушливых районов Средней Азии. По системе каналов и перемычек, которые должны были построить в 11-ю пятилетку, водой северных рек планировалось оросить поля Узбекистана и Туркмении, Киргизии и Таджикистана.

Как отметил М. Болгов: "Тогда была другая страна, другая экономика. Народное хозяйство требовало больших объемов воды для развития орошаемого земледелия. К тому же предстояло решить такую задачу, как остановка падения уровня Каспийского моря, куда впадает Волга. С 1930-х годов уровень воды в Каспии все падал и падал. И Министерству мелиорации нужно было разработать мероприятия, которые позволили бы обеспечить гарантированное водоснабжение сельского хозяйства, а заодно постараться стабилизировать уровень Каспия...

В 70-е создали специальный проектно-изыскательский и научно-исследовательский институт по переброске стока северных и сибирских рек «Союзгипроводхоз», с филиалами в регионах". Основная идея – обеспечить водой наш юг, потому что там планировалось развитие орошаемого земледелия. Оно позволяет получать гарантированные урожаи. Но на юге свободных водных ресурсов нет, а на севере есть. Под внимание проектировщиков попали Печора, Северная Двина, Онега и Нева. Из этих рек планировали с помощью системы водохранилищ и каналов перебрасывать сток непосредственно в Каму или на Верхнюю Волгу. Но основным донором должна была стать Печора. Из нее планировали перебрасывать всего около 9 кубических км в год. А всего годовой водосток Печоры - 130 куб. км. Этого объема теоретически хватило бы для решения поставленных задач. Начались проектно-изыскательские работы, расчеты. Стали рыть каналы для переброски стока. Но тут выяснилось, что государственная экономика не справляется с таким объемом инвестиций... Но в конце 70-х уровень Каспия начал расти. Сток Волги и других рек в него немного увеличился, и этого оказалось достаточно, чтобы в течение почти 15 лет уровень моря поднялся на 2,5 метра. Казахстане начало затоплять хранилища нефтяных отходов. В Азербайджане и Дагестане высокий уровень приводил к разрушению строений в береговой зоне. Приняли политическое решение проект прекратить со ссылкой на экологов, развернувших кампанию против переброски рек. Научные изыскания можно было продолжить, но Союз распался, и все работы прекратились", – рассказал Михаил Болгов.

По его мнению, переброска в Волгу около 20 кубометров воды (среднегодовой объем стока Волги – это примерно 250 куб. км) помогло бы в нынешние маловодные годы в управлении волжской водохозяйственной системой. "Ситуацию на Дону облегчила бы переброска воды из Волги... Вполне возможно из 250 куб. км стока, формирующегося в бассейне Волги, взять около пяти кубокилометров и перебросить в Дон. Это позволило бы обеспечить не только экологическое благополучие всего Дона, но и Азовского моря, куда сегодня поступает меньше воды и сильно растет соленость. Естественно, это сказывается на экосистеме моря и состоянии его биоресурсов", – отметил М. Болгов.

Ранее в интервью корреспонденту РИА Новости 18 января глава Росводресурсов Дмитрий Кириллов, отвечая на вопрос о возможности переброски сибирских рек для спасения Волги от дефицита воды, ответил: «Воды в Волге достаточно. …Ситуации, которые в минувшем году вызывали социальное напряжение, были. Но возникли они не потому, что воды, якобы, не было, а из-за некорректности инженерных решений – водозаборные точки расположены на глубине, которая обеспечивается в благоприятный период. Если условия меняются, возникают риски».

Что касается переброски рек, глава Росводресурсов пояснил, что: «Наука работала над мегапроектами, но сегодня они, конечно, требуют тщательной экологической оценки. Внутренняя межбассейновая переброска, если мы рассматриваем Волгу и северные реки, предполагает тонкое регулирование. Увеличения объемов водохранилища в проектах предусмотрено не было, соответственно, остается вариант затопления немалых территорий, а они заселены. К тому же, циклы маловодных и многоводных периодов у северных рек и рек в европейской части совпадают. Нет в одном месте – будет цедить и в другом. В данном случае, эффективнее и экономически целесообразнее расчищать, углублять русла и экономить воду... Толковая локальная работа эффективнее затяжных глобальных проектов, их ждать не надо. Волга – 160 кубокилометров воды, но пользуются все лишь верхней половиной. Более 76 кубокилометров остаются доступными, незадействованными, когда в условиях штатного уровня кто-то уже не дотягивается до воды, требуя сцедить еще несколько тысяч кубов ради условной кружки. Это похоже на попытки согреть степь цыганским костром».

Говоря об эффективности водопользования, Дмитрий Кириллов отметил: «В советское время изымалось более 124 кубокилометров воды, сегодня эта цифра не достигает и 60 кубокилометров. При том, что развиваются орошение, производства. Но наряду с ними прогрессируют и технологии строительства каналов, других систем водопотребления. Думаю, цель снизить водопотребление еще на 15-20% в ближайшее десятилетие вполне оправдана как с точки зрения рационализации, так и модернизации.

Водоканалы в ветхих сетях теряют до 40%, при мелиорации земляные каналы "выпивают" до 30%. Пространство для внедрения оборотного водоснабжения очень велико. То есть сектора потерь ясны, надо устранять причины».

НИА-Природа

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru