Поиск:

Управление устойчивым развитием АПК

04.09.2021 19:57:00 

Основные положения устойчивого развития сельского хозяйства и сельских территорий (Sustainable Agricultural Rural Development – SARD) были впервые сформулированы и приняты в 1996 г. на сессии ФАО в Риме. Главной задачей устойчивого сельского хозяйства и сельского развития было определено повышение уровня производства продуктов питания устойчивым способом и обеспечение продовольственной безопасности. Вскоре была принята «Коркская декларация» (Ирландия, 1996), в которой устойчивое сельское развитие поставлено во главу Повестки дня Евросоюза и определено в качестве основополагающего принципа, поддерживающего всю сельскую политику на ближне- и среднесрочную перспективы.

ВИАПИ им. А.А. Никонова с участием ученых РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева была подготовлена Концепция устойчивого развития сельских территорий РФ, где под устойчивым развитием сельских территорий понимается стабильное развитие сельского сообщества, обеспечивающего выполнение им его народнохозяйственных функций (производство продовольствия, сельхозсырья, др. несельскохозяйственных товаров и услуг), общественных благ, предоставление рекреационных услуг, сохранение сельского образа жизни и сельской культуры, социальный контроль над территорией, сохранение исторически освоенных ландшафтов, а также – расширенное воспроизводство населения (с улучшение качества его жизни) и поддержание экологического равновесия в биосфере.

Совершенно очевидно, что управление устойчивым развитием сельского хозяйства и сельских территорий «осложняется» процессами влияния глобальных изменений природной среды (в т.ч. и климата) на продукционный потенциал агроэкосистем. Моделирование подобного влияния затруднено также и чрезвычайно высоким уровнем деградации почв в аграрных регионах мира и России в том числе. Так, известно, что в результате протекания таких процессов деградации почв, как их водная и ветровая эрозия, агроистощение, дегумификация, подкисление и др., отечественные сельхозпроизводители ежегодно теряют до 20% потенциальной биопродуктивности сельхозугодий.

Таким образом, методология управления устойчивым развитием сельского хозяйства регионов России в качестве первоочередных «мешающих» факторов должна учитывать стремительно идущие климатические изменения и оценивать риски развития процессов деградации почв. Обычно изучение взаимозависимостей типа «климат-почва-урожайность» для представительных регионов (территорий, являющихся субъектом статотчетности; в нашей стране – это субъекты РФ) проводится в несколько этапов: сначала создаются представительные базы данных, включающие почвенно-климатические и экономические показатели отдельных сельхозпредприятий и муниципальных районов, а затем на их основе – региональные эконометрические модели развития сельского хозяйства, которые позволят давать прогнозные оценки взаимодействия между указанными группами показателей. Кроме того, нередко для решения подобных задач используются экономико-климатические модели, позволяющие прогнозировать важнейшие социально-экономические показатели сельхозпроизводства в среднесрочной перспективе (на несколько десятилетий). Нами разработаны методологические основы управления устойчивым развитием сельского хозяйства в важнейших аграрных регионах РФ (Белгородская, Липецкая, Волгоградская и др. области) в условиях деградации почв и изменения климата. Существенную долю в почвенном покрове этих регионов составляют черноземные почвы.

Источниками информации о показателях плодородия почв (содержание органического вещества, обменного калия и подвижного фосфора, легкогидролизируемого азота) муниципальных районов субъектов РФ были результаты сплошных агрохимобследований регионов, проводимые региональными агрохимслужбами в течение пятилетнего цикла (например, для Белгородской области – циклов обследований 1995-1999 гг., 2000-2004 гг., 2005-2009 гг., 2010-2014 гг.). В качестве показателя эродированности почв пашни использовали долю эродированных пахотных почв от общей площади пашни района. Климатические данные регионов представляли собой показатели температуры и осадков. Для оценки динамики изменения климата использовалась информация сайтов National Climatic Data Center (NCDC) Climate Data Online и Университета Беркли. Например, для Белгородской области анализировался непрерывный ряд показателей температуры и осадков по трем метеостанциям региона – «Богородицкое-Фенино», «Валуйки» и «Готня».

При создании динамических эконометрических моделей регионов (модели типа «экономические показатели – почвенные показатели» – «климатические показатели» и др.) использовалась модифицированная функция Кобба-Дугласа для аграрного производства, при помощи которой урожайность и продуктивность сельхозкультур регионов рассматриваются как функция от труда и капитала. При этом в качестве показателей труда и капитала могут выступать в том или ином виде показатели почв (содержание гумуса, макроэлементов питания растений, степень деградации и др.) и климатические характеристики.

Для проведения прогнозной оценки изменений площадей посевов, валового сбора, урожайности и стоимости валового сбора основных сельхозкультур в исследуемых регионах к 2050 г. по сравнению к 2010 г. использовалась экономико-климатическая модель IMPACT-3, позволяющая рассчитывать модуль благосостояния, с помощью которого можно оценить, как инвестиции в сельское хозяйство могут отразиться и на сельхозпроизводителях, и на потребителях, и на благосостоянии региона в целом. В рамках данной модели применялись климатические сценарии NoCC (No Climate Change), HadGEM (Climate Change Model developed by Hadley Centre Global Environment Model), IPSL (Institute Pierre Simon Laplace), Global Climate Modeling Centre (Франция), основанные на климатической модели общей циркуляции атмосферы (МОЦ).

Результаты расчетов, выполненных в соответствии с разработанными эконометрическими моделями, являющихся модификациями функции Кобба-Дугласа, показывают, что из почвенных показателей наиболее устойчивые результаты по статистически значимым коэффициентам эластичности отмечены у содержания органического вещества, обменного калия и подвижного фосфора в почвах пашни региона (рост их содержания, как правило, положительно влияет на рост выхода продукции всех кормовых единиц, урожайности озимой пшеницы и сахарной свеклы).

Важным наблюдением и результатом расчетов во всех спецификациях всех эконометрических моделей всех регионов оказалось отрицательное влияние эрозии почв на урожайность сельсхозкультур. Например, расчеты показали, что 1% увеличения площади эродированных почв пашни в Белгородской области может быть причиной снижения урожайности и выхода продукции на 0,18-0,45% (в зависимости от спецификации модели и используемых факторов).

Наиболее чувствительным фактором с самым высоким значением параметра (коэффициента) в регрессионных уравнениях для исследуемых областей является температура атмосферного воздуха. Однако если для одних регионов (например, Белгородская обл.) – это положительная связь, то для других (Липецкая обл.) – отрицательная. Т.е., рост температуры атмосферного воздуха в большей степени, чем другие климатические факторы, влиял в 1995-2014 гг. на рост продуктивности пашни и урожайности основных культур Белгородской области. А результаты расчетов, проведенных для Липецкой области, показывают, что из климатических данных наиболее сильное влияние на снижение урожайности и выручки агрохозяйств региона оказывает увеличение среднемесячной температуры в трехмесячный период (с мая по июль).

В целом, полученные результаты свидетельствуют о том, что у примененного подхода (построение спецификаций регрессионного уравнения) имеются свои достоинства и недостатки. Одни почвенно-климатические факторы (эродированность почв, содержание обменного калия и подвижного фосфора в почвах пашни, температура атмосферного воздуха) успешно «поддаются» моделированию и корректной интерпретации, а другие (содержание органического вещества в почвах, количество осадков) – нет. Последние факторы «требуют» использования или иной базы данных, или других методов моделирования.

Анализ результатов прогнозирования при помощи экономико-климатическая модель IMPACT-3 показывает, что в исследуемых регионах площади, занятые под пропашные культуры (сахарная свекла, кукуруза, подсолнечник) к 2050 г. преимущественно (кроме картофеля и подсолнечника для масла) будут расти во всех рассматриваемых сценариях (наибольший рост отмечается для сценария HadGEM). Площади под рапс и сою останутся практически неизменными. Территории же, занятые под зерновые культуры (ячмень, «прочие зерновые») наоборот, будут уменьшаться, за исключением пшеницы, которая демонстрирует максимальный рост площади посевов среди всех прочих культур. Последнее обстоятельство, например, для условий Белгородской и Липецкой областей выглядит вполне логично, так как пшеница здесь – центральная сельхозкультура; а РФ планирует нарастить экспорт пшеницы. Изменение климата даст дополнительный прирост площадей возделывания пшеницы, так как при прочих равных именно это культура даст наибольшее приращение стоимости валового сбора, при этом максимальные изменения выявляются в сценарии IPSL, где прогнозируется наибольшее количество осадков.

Отмеченные изменения в площади посевов происходят в рассматриваемых сценариях за счет перераспределения внутри существующей структуры пахотных земель, а не за счет вовлечения в сельхозоборот новых территорий. Напротив, в соответствии со всеми рассматриваемыми сценариями прогнозируется незначительное уменьшение общей площади посевов к 2050 г. по сравнению с 2010 годом. Изменения в площади посевов фиксируют изменения в структуре производства растениеводческой продукции регионов, которые будут происходить на фоне изменения урожайностей основных сельхозкультур.

Увеличение урожайности, прогнозируемое практически для всех культур (кроме картофеля в сценарии HadGEM), в некоторых случаях достигает почти 2,7 раза (сценарий IPSL для пшеницы). Наибольший прирост урожайности характерен для «влажного» сценария IPSL, что показывает принципиальное значение увеличения количества осадков в условиях непромывного типа водного режима. Рост урожайности сельхозкультур к 2050 г. по сравнению с 2010 г. отмечается и для сценария NoCC (характеризуемые климатические показатели остаются неизменными), что связано главным образом с технологическими сдвигами, закладываемыми в модель.

Сокращение площадей под картофелем к 2050 г., которые при этом не будут компенсированы ростом урожайности этой культуры, приведет к тому, что абсолютные показатели валового ее сбора сократятся. Для остальных культур валовой сбор прогнозируется к увеличению, причем наибольший рост по большинству культур данного показателя характерен опять же для самого «влажного» сценария IPSL. Аналогична и тенденция прогноза изменения показателя стоимости валового сбора основных сельхозкультур: наибольший прирост к 2050 г. характерен для сценария IPSL.

При формировании устойчивого сельского хозяйства, подразумевающего одновременный контроль за биоциклами (прежде всего, циклами биогенных элементов в агроценозах) и защиту плодородия почвы, в первую очередь, необходимо проведение почвозащитных мероприятий и корректировки экономических показателей сельхозразвития регионов, связанных с прогнозируемым изменением климата (изменений площадей и структуры посевов, валового сбора, урожайности и т.д.). Из почвозащитных мероприятий для рассматриваемых регионов следует предложить: 1) активизацию противоэрозионных мер (залужение эрозионно опасных участков травянистой растительностью, агролесомелиорация на приводораздельных территориях, введение адаптивно-ландшафтного земледелия, включая создание системы лесополос); 2) комплекс мероприятий, направленных на сохранение и расширенное воспроизводство плодородия почв – внесение необходимого количества минеральных (главным образом, фосфорных и калийных) удобрений.

Таким образом прогнозирование изменений площадей посевов, валового сбора, урожайности и стоимости валового сбора основных сельхозкультур в исследуемых регионах к 2050 г. по сравнению к 2010 г. при помощи экономико-климатической модели IMPACT-3 позволило констатировать тот факт, что изменение климата может благоприятно сказаться на развитии сельского хозяйства. Наращивание потенциала в области производства продукции сельского хозяйства может послужить хорошей базой для сохранения и укрепления лидирующих позиций России на постсоветском пространстве. Влияние изменения климата на многие страны СНГ в отличие от России – негативно. Наглядным примером здесь могут служить страны Центральной Азии. Изменения климата отрицательно сказываются на и без того затрудненное производство продуктов питания в этих странах. При этом отмечается, что уже сегодня страны Центральной Азии критически зависят от импорта агропродовольственной продукции; следовательно, поставки продовольственных товаров из России будут способствовать обеспечению продовольственной безопасности в этих странах, что дает возможность России нарастить потенциал своего влияния на Центрально-Азиатский регион.

О.А. МАКАРОВ, д.б.н., завкафедрой эрозии и охраны почв

факультета почвоведения МГУ, завлабораторией

Почвенно-экологического мониторинга УО ПЭЦ МГУ,

А.С. СТРОКОВ, к.э.н., в.н.с. РАНХиГС при Президенте РФ,

Е.В. ЦВЕТНОВ, к.б.н., в.н.с. кафедры радиоэкологии

и экотоксикологии факультета почвоведения МГУ

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru