Поиск:

АЛАРМИЗМ В ЭКООБРАЗОВАНИИ: PRO ET CONTRA

22.07.2021 21:34:00 

Любовь к родной стране начинается с любви к природе.

К.Г. Паустовский

От редакции: 15-16 июня в Москве прошла Международная конференция «Образование 2030. Дорожная карта» по теории и практике обновления содержания образования в соответствии с целями устойчивого развития ООН и задачами Дорожной карты Глобальной программы действий по образованию. Мы обратились к участнику конференции, проф. Виктору Снакину с просьбой поделиться мнением о насущных проблемах современного экообразования.

Экологическое образование и просвещение должны прививать подрастающему поколению реальные знания и навыки разумного взаимодействия как с естественной природой, так и с природно-техногенной урбанизированной средой.

Человечество вправе гордиться многими достижениями в области охраны природы и природопользования: создана довольно репрезентативная международная система особо охраняемых природных территорий (ООПТ); улучшена ситуация с «кислотными дождями» и др. выпадениями вредных веществ; ликвидированы многие очаги экологической опасности (например, восстановлен деградированный тропический лес в нацпарке Гуанакасте Коста Рики, а также экосистемы залива Монтерей в Калифорнии). Эффективно работают многие международные конвенции и соглашения, имеется масса примеров адаптации и позитивного противодействия постоянно меняющимся природным условиям даже в чрезвычайных обстоятельствах (стабилизация территорий ниже уровня моря в Нидерландах, эффективные градостроительные решения в условиях постоянной угрозы сильных землетрясений в Токио и др.). Однако именно область экологических знаний оказалась слишком часто наполненной недоказанными, непроверенными сведениями. Иногда это просто т. н. «экологические страшилки» на основе предположений, порой со ссылкой на «презумпцию экологической опасности», и т. н. экологический алармизм.

В рамках экологического образования необходимо стремиться давать учащимся достоверную информацию о реальных закономерностях функционирования природных систем и биосферы в целом. Это тем более важно, что ЮНЕСКО поставила новую цель: сделать экообразование основным компонентом учебных программ во всех странах к 2025 году.

К сожалению, слишком часто вместо достоверных данных в экологическом образовании используются различного рода гипотезы, предположения, прогнозы на базе краткосрочных наблюдений. Иногда такие гипотезы используют пробелы в наших знаниях и очень часто обусловлены корпоративными интересами производителей в стремлении изменить рынки сбыта, распространить как можно шире какие-то новые технологии и т. п. Опыт показывает, что экстраполяция имеющихся краткосрочных за последние десятилетия наблюдений на столетия вперёд ведут к тупику. В СССР в конце 80-х гг. уже пытались спасать Каспийское море от обмеления, а оно неожиданно для нас стало увеличивать свой уровень.

Экологический алармизм (от фр. alarme – тревога, беспокойство) – научное течение, акцентирующее внимание на катастрофичность последствий воздействия человека на природу и необходимость принятия немедленных решительных мер для оптимизации системы «природа–общество». Понятие появилось в конце 60-х – начале70-х гг. XX в. и широко распространилось в общественном сознании. Манифестом экологического алармизма стал доклад «Пределы роста» (Денис и Донелла Медоуз, Й. Рандерс, В. Беренс, 1972), выполненный в рамках Римского клуба, авторы которого прогнозировали, что человечество вряд ли переживёт XXI в., если коренным образом не изменит свою жизнь.

Что же стало основой экологического алармизма?

Объективной причиной появления и популярности алармизма стала все возрастающая антропогенная нагрузка на природную среду. Действительно, степень прямого и косвенного воздействия человека и его хозяйственной деятельности на природу в целом и на её отдельные компоненты (биологические виды, природные ресурсы, почвы, ландшафты и др.) непрерывно растут. Важнейшими источниками антропогенной нагрузки на экосистемы стали энергетика, горное дело, военно-промышленный и агропромышленный комплексы. Повсеместно отмечаются факты негативного изменения окружающей природной среды: загрязнение всех её компонентов, снижение биоразнообразия. В то же время (и в этом несомненная заслуга алармизма) растёт объем природоохранных мероприятий, становящихся всё более эффективными. Растут (к сожалению, пока неравномерно) уровень потребления, продолжительность жизни населения большинства стран.

Важной базой экологического алармизма стало преувеличение роли человека в глобальных изменениях природной среды, особенно климата. Так, множество фактов находится в противоречии с гипотезами формирования т. н. «озоновых дыр» и «парникового эффекта». Механизм формирования «озоновых дыр» из-за фреонов научно не доказан. Циклические изменения в озоновом слое планеты происходят по своим законам и особенно значительны в полярных областях, т. е. в зонах минимального воздействия человека. Гипотеза т. н. «парникового эффекта» и решающей роли человечества также не может являться основополагающей в объяснении наблюдаемых глобальных изменений климата. Глобальный рост температуры, содержания углекислого газа в атмосфере, ускорение таяния ледников преимущественно связаны с динамикой инсоляции Земли, о чем свидетельствует все больше научных исследований, что ставит под сомнение возможность использования этой гипотезы в качестве основной для решения анализа изменений климата планеты.

В целом существенные изменения глобального климата происходят медленно, их последствия различны в разных регионах Земли и поэтому в настоящее время нет оснований говорить о катастрофическом влиянии глобальных изменений климата на биосферу и общество в целом в обозримом будущем. Что же касается ежегодных аномальных явлений в разных уголках Земного шара, то это, прежде всего, естественное проявление неоднородности климатических процессов. При этом главной задачей является предотвращение возможных негативных последствий такой неоднородности, чему опять же способствует отнюдь не экологический алармизм, а развитие научно-практических технологий предупреждения их проявлений и ликвидации последствий. В качестве примера можно привести опыт Японии по минимизации ущерба даже в условиях крайне неблагоприятных климатических и геологических процессов.

В связи с глобальным потеплением очень много говорится о таянии ледников, о возможном повышении уровня Мирового океана и затопления огромных территорий суши. Но как это сочетается с фактическими данными об увеличении площади суши на планете за последние 30 лет на 58 тыс. км2, согласно данным исследователей из Нидерландов и Швейцарии (2016) как за счёт природных факторов, так и благодаря деятельности человека?

Интересно, что в своё время В.И. Вернадский в книге «Научная мысль как планетное явление» писал: «Ледниковый период не закончился и длится до сих пор. Мы живём в периоде межледниковом – потепление ещё продолжается, – но человек так хорошо приспособился к этим условиям, что не замечает ледникового периода…». Следовательно, в недалёком будущем человечеству нужно будет преодолевать не потепление, а совсем наоборот – похолодание.

Ещё одним источником экологического алармизма является вариативность прогнозирования. Любое предсказание недостоверно по определению, поскольку весьма трудно учитывать множество определяющих будущее факторов. При этом прогноз в значительной степени зависит от точки зрения прогнозиста и взятых им за основу данных. Так, анализируя кривую изменения глобальной температуры с 1800 г., можно на основании линейной аппроксимации всей кривой получить прогноз роста температуры к 2100 г. в 0,80С. Если анализировать период с 1980 по 2000 г., то к 2100 г. прогноз повышения температуры составит 30С (такой подход почему-то за основу взяла Межправительственная группа по изменению климата). Если для анализа взять участок синусоиды 2000–2010 гг., как сделали сотрудники Арктического и антарктического НИИ Росгидромета, – то можно получить отрицательный прирост температуры (см. материалы Международной конференции «Глобальные экологические процессы», 2012).

Для территории России при использовании температурного тренда 1985–2015 гг. к 2030 г. можно прогнозировать потепление более чем на 40С, а если взять более долговременный тренд 1936–2015 гг. – то на 0,50С за 100 лет. Другие периоды анализа могут дать противоположный результат.

Экологический алармизм – pro.

Алармизм полезен в этическом отношении («мы за всё в ответе»), в воспитательном аспекте, как призыв к разумному отношению к природе. Это механизм отрицательной обратной связи в системе природа-общество, могущий стабилизировать эту систему.

Экологический алармизм – contra.

Алармизм, возможно, развивает нашу ответственность за происходящее вокруг. Но не он спасает планету, а научно-технические достижения и выработанные на их основе конкретные технологии решения возникающих экологических проблем. Алармизм в существующем виде вызывает негативные настроения в обществе, часто ведёт к экологическому нигилизму, отвлекая от конкретных методов решения экологических проблем. Да и обвинять человечество в некоей злонамеренности, по меньшей мере, неразумно.

Допускаемое алармистами преувеличение роли человека в негативных последствиях антропогенной деятельности приводит к неэффективному использованию средств на охрану природы и к снижению интереса общественности к экологической проблематике, поскольку в реальности уровень жизни и продолжительность жизни населения растут, следовательно, в целом растёт и качество жизни человека. Алармизм также отвлекает от главной задачи – обеспечить безопасность человечества от превосходящих сил природы и в современном виде ведёт к снижению роли науки, научного знания!

Следствия экологического алармизма:

1) активное включение в экологическое движение мало компетентных активистов, а также ищущих сенсации журналистов, зачастую эксплуатирующих эмоции экзальтированных подростков (Грета Тунберг – типичный пример такой рода, ярким свидетельством этому может служить также недавно вышедшая книга Д. Уоллеса-Уэллса «Необитаемая Земля», 2020);

2) подписание не имеющих научного обоснования международных соглашений нередко вопреки возражениям учёных (например, мнению учёных РАН по поводу Киотского и Парижского соглашений; ранее относительно Монреальского протокола);

3) внедрение в учебные программы и учебники недостоверных сведений о современных экологических процессах в биосфере, включая недоказанные утверждения о решающей роли антропогенного фактора в глобальных климатических изменениях, что подтверждают многочисленные научные публикации;

4) необоснованное преувеличение роли человечества в кризисных явлениях приводит не только к негативным эмоциям, но и снижает интерес к экологической проблематике в обществе, поскольку реальности свидетельствуют об обратном: уровень жизни в мире растёт, продолжительность жизни растёт, в целом растёт качество жизни человека;

5) психологическая перегрузка детской и подростковой неустойчивой психики вследствие чрезмерно негативной информации о состоянии окружающей среды и как следствие либо гиперреакция на экологическую проблематику («эффект Греты Тумберг»), либо в качестве защитной реакции безразличие к ней, порождающее экологический нигилизм;

6) «Экострашилки», так распространённые в школьном экологическом образовании, ведут к отчуждению природы, а картины нарушенных, искорёженных, загрязнённых ландшафтов отвращают от походов на природу (как же тогда быть с изречением Константина Паустовского «Любовь к родной стране начинается с любви к природе»? Такой образ природы разве можно полюбить?!);

7) снижение значимости исследований по эволюции биосферы, анализа цикличности происходящих в ней процессов, увлечение результатами прогноза на основе краткосрочных наблюдений.

8) отвлечение от реальных эффективных методов противостояния глобальным изменениям природных процессов в случае реальной необходимости таких мер. В то же время такие методы разрабатываются в рамках инженерной экологии. Так, при необходимости противостоять глобальным изменениям климата академики М.И. Будыко и Ю.А. Израэль предлагали приёмы геоинженеринга по регулированию глобального климата Земли в нужном человечеству направлении за счёт увеличения массы стратосферного слоя, который мог бы отражать обратно в космос часть приходящего солнечного излучения и тем самым способствовать понижению глобальной температуры.

9. Все это ведёт к размыванию экологии, как науки, и снижению уровня экологического образования, к экологическому нигилизму. В результате отмечается снижение уровня экологических знаний учащихся, в т. ч. и часто участников экологических олимпиад разного уровня, где более всего стали цениться не реальные знания экологии, а изложение алармистских предсказаний приближающегося апокалипсиса современной цивилизации.

Заключение.

В целях успешного решения задач экологического образования по формированию экологически грамотного человека, способного жить в гармонии с природой и успешно преодолевать негативные явления в окружающей среде, необходимо перевести методологию образования и учебные пособия на фундаментальную научную основу с использованием достоверных данных, без необоснованных предположений и прогнозов.

Необходимо помнить, что экология – естественноисторическая дисциплина и важно отделять её от социальных доктрин, имеющих краткосрочные, часто экономические и политические цели, что способствует развитию экологического нигилизма.

Важно понимать, что успешное решение экологических проблем самого разного толка (загрязнение и др. виды деградации окружающей среды, неблагоприятные и опасные природные явления) возможно лишь на базе достоверного знания закономерностей функционирования природных систем и соответствующих им технологий.

Для обеспечения высокого уровня экологического образования необходимо:

1) уточнить экологические учебники и учебные пособия на основе современных эволюционных представлений и реальных долговременных трендов в биосфере; убрать из них необоснованные алармистские утверждения о крушении цивилизации; акцентировать внимание на доказанных угрозах окружающей среде; шире включать позитивные примеры природоохранной деятельности человека; отметить дискуссионность ряда современных научных гипотез.

2) важно разрабатывать структуру экологической базы знаний и системные путеводители для разных уровней экообразования и просвещения, включая повышение квалификации преподавателей экологии. С помощью разработанной экологической базы знаний, основанной на достоверных долговременных результатах исследований, протекающих в биосфере процессов, возможна организация научно обоснованного многоуровневого экообразования и просвещения.

Необходимо основывать учебные экологические материалы на надёжных данных о протекающих в биосфере процессах, на знаниях, основанных на долговременных результатах исследований. И доводить эту информацию до педагогов.

Основой современного экологического образования и просвещения должны стать не только учебники и учебные пособия, но полноценные информационные научные материалы (обзоры, учебные пособия, энциклопедические издания), подготовленные учёными соответствующих направлений, а также музейные экспозиции естественнонаучного профиля.

Необходимо давать правдивую объективную информацию о реальных знаниях природных процессов, не стесняясь дискуссионных вопросов, а также «белых пятен» в научных знаниях, подчёркивая условность ряда распространённых гипотез и концепций.

В основе такой базы данных должны быть положены авторские работы классиков и результаты современных конкретных научно-исследовательских работ. Один из первых глубоких анализов закономерностей эволюции биосферы и роли в ней человека принадлежит В.И. Вернадскому (1863–1945). За последние годы опубликованы фундаментальные обобщения современной экологической проблематики и ситуации. К сожалению, по разным причинам эти обобщения порой издаются малыми тиражами и оказываются малодоступными, а порой просто невостребованными современным экообразованием. Некоторые из таких изданий возможно найти на страницах интернета. Например, энциклопедический словарь «Экология, глобальные природные процессы и эволюция биосферы», содержащий около 11 тыс. взаимоувязанных статей и получивших диплом и грамоту в рамках Международного конкурса изданий «Университетская книга – 2020», доступен на сайте РФФИ (https://www.rfbr.ru/rffi/ru/books/o_2101835).

Богатейшие возможности в развитии современного экообразования могут представить естественнонаучные музейные экспозиции, в частности обширные комплексные экспозиции Государственного Дарвиновского музея – крупнейшего естественнонаучного музея Москвы; Государственного Биологического музея им. К.А. Тимирязева; Государственного геологического музея им. В.И. Вернадского; Центрального музея почвоведения им. В.В. Докучаева; Музея землеведения МГУ им. М.В. Ломоносова – самого высокого естественноисторического музея в мире.

Завершая, следует отметить, что экологический алармизм несомненно играл и играет положительную роль в природоохранном деле, но в своей современной гипертрофированной форме порождает экологический нигилизм, что особенно неприемлемо в период взросления и формирования экокультуры молодёжи.


В.В. СНАКИН, д.б.н., проф., МГУ, ИФПБ РАН,

член Президиума Росэкоакадемии

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru