Поиск:

СТЕПНАЯ ЕВРАЗИЯ

22.07.2021 21:33:00 

СТЕПНАЯ ЕВРАЗИЯ

как объект экспедиционных географических исследований

(к 25-летию Института степи УрО РАН)

В сентябре 2021 г. исполняется 25 лет со дня организации в структуре РАН первого специализированного Института степи УрО РАН. Это событие стало своеобразной фиксацией в академической науке внимания со стороны официальных кругов и, в первую очередь, государственной власти к важнейшей для жизнедеятельности и обеспечения продовольственной и экологической безопасности природной зоне нашей страны.

Хорошо известно, что организации Института степи в 1996 г. было отнюдь не первой попыткой создания исследовательского центра в нашей стране, нацеленного на комплексное изучение степей Евразии. Отдаленными предшественниками Института степи были экспедиция и научные стационары, заложенные в конце XIX в. В.В. Докучаевым, в т.ч. «Каменная Степь» в Воронежской губернии и Степной институт В.В. Станчинского на базе заповедника «Аскания-Нова» в Херсонской губернии. Однако эти проекты не завершились созданием долговременных научных подразделений, целенаправленно изучающих степные и лесостепные ландшафты России и сопредельных территорий.

Однако не будем роптать, что степям уделялось мало внимания в отечественной науке. Достаточно сказать, что три Оренбургских (П.С. Палласа, И.И. Лепехина, И.П. Фалька) и два Астраханских (И.Г. Гмелина и И.А. Гюльденштедта) отряда Большой академической экспедиции 1768-1774 гг. в значительной степени были степными и охватывали огромную территорию: от Причерноморья и Прикаспия до бассейна Амура. Труды этих экспедиций содержат уникальную географическую информацию о наших степях, в том числе первые описания и упоминания природных и историко-культурных объектов нашего национального наследия. В XIX в. по материалам исследования степей появились классические труды Э.А. Эверсманна, В.В. Докучаева, И.И. Измаильского, А.Н. Краснова и других исследователей. В ХХ в. в ряде научных центров сложились научные школы, в первую очередь, геоботанические. Научные школы, изучающие степи, сформировались в Санкт-Петербурге (Ботанический институт РАН), Москве (МГУ), Харькове, Воронеже, Ростове, Томске, Иркутске. Девять симпозиумов 1997-2021 гг., которые с 2012 г. проводятся в форме Международных Степных форумов РГО, безусловно, оказали влияние на формирование сообщества степеведов, которое выразилось в издании справочного издания «Исследователи Степной Евразии», размещенного на интернет-ресурсах. Большую роль в объединении степеведов сыграло такое издание как «Степной бюллетень» – ровесник Института степи и степных симпозиумов, который существует до наших дней благодаря подвижнической деятельности его выпускающего редактора И.Э. Смелянского.

Становление степеведения как междисциплинарного естественно-научного направления во многом стало возможным благодаря спикерам международных симпозиумов «Степи Северной Евразии» 1997-2018 гг., среди которых сформировалось ядро исследователей степей, активно участвующих в большинстве его заседаний.

Еще одним важным звеном, способствующим становлению степеведения явилось заповедное дело. Если говорить о российском сценарии развития заповедной системы – территориальной охраны природы, то оно зародилось в степи на рубеже XIX-XX вв. (В.В. Докучаев, Э.А. Фальц-Фейн, А.Н. Карамзин, И.П. Бородин и др.) и актуализировалось в конце ХХ в., когда стало ясно, что настоящих степных заповедников в России практически нет. В конце XIX – начале ХХ вв. были расширены и созданы вновь степные заповедники «Ростовский», «Оренбургский», «Хакасский», «Убсунурская котловина», «Даурский», а также ряд степных заказников. Если к этому ряду добавить национальные парки Среднедунайской равнины, кластерные заповедники Украины, заповедники и национальные парки Казахстана, Монголии, Китая, то стало реальностью говорить, что по всему Степному поясу Европы и Азии, который мы предлагаем называть Степной Евразией, заложены основы создания единой непрерывной сети ООПТ, отражающей многообразие ландшафтов этого трансграничного мегарегиона и биоразнообразие. Однако это только основы – скелет будущего ландшафтно-экологического каркаса, который необходимо дополнять ООПТ в т.н. «пропущенных» природных провинциях, административных регионах и модернизировать с целью придания объектам каркаса многогранных функций:

  • во-первых, сохранение в полной неприкосновенности эталонов первозданных ландшафтов;

  • во-вторых, сохранение биоразнообразия (хотя эту функцию могут исполнять различные формы ООПТ, в т.ч. ботанические сады и парки живой природы);

  • в-третьих, выполнение ими роли лабораторий в природе для разработки научных основ природоподобных технологий;

  • в-четвертых, для постоянного мониторинга биотических и абиотических индикаторов глобальных природных и антропогенных изменений, в т.ч., процессов опустынивания, актуальных для всей Внутренней Евразии;

  • в-пятых, обращаю внимание, только, в-пятых, развитие познавательного туризма на специально созданных для этого ОПТ со строгими ограничениями.

Возвращаясь к истории развития степеведения в г. Оренбурге, считаю необходимым отметить, что она начиналась в стенах Оренбургского политехнического института, где в 1972 г. была создана кафедра инженерной геологии и геодезии, а в 1975 г. хоздоговорный Оренбургский НИИ охраны и рационального использования природных ресурсов, который возглавил чл.-корр. АН СССР Александр Степанович Хоментовский. Здесь же с 1976 г. размещался офис Оренбургского отдела Географического общества СССР.

Большую роль в работе ОНИИ ОРИПР и Оренбургского отдела ГО СССР играла экспедиционная деятельность. В 70-80 гг. были совершены крупные ландшафтно-географические экспедиции. Основными итогами этих экспедиций1974-1990 гг. были: 1) выбор и обоснование создания первого в России степного государственного заповедника «Оренбургский»; 2) создание кадастра перспективных ООПТ области, в который вошли более 1000 уникальных объектов природы; 3) оценка воздействия переброски стока рек Обского бассейна в Среднюю Азию и Казахстан, что способствовало закрытию этого мегапроекта Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР; 4) создание Межреспубликанского комитета по реке Урал (1977-1994), способствующего запрету строительства новых водохранилищ, разработке ПГС в русле реки и сохранению популяции осетровых рыб.

Экспедиции продолжались в 90-е гг. и в первом десятилетии XXI в. Это были экспедиции Оренбургского отдела степного природопользования ИЭРиЖ УрО РАН, а с 1997 г. – Института степи УрО РАН. Экспедиции Института степи 1990-2020 гг. (до 1997 г. – Отдела степного природопользования ИЭРиЖ УрО РАН) охватили северные и западные районы Казахстана, российско-казахстанское приграничье, а также степную, пустынно-степную и лесостепную зоны юга Европейской России, Заволжья, Южного Урала и Зауралья, юга Западной Сибири, включая равнины и предгорной части Алтая. Основными результатами экспедиционной деятельности Института степи в эти годы являются: 1) сопряженный анализ динамики природопользования и социально-экономического развития российско-казахстанского трансграничного региона; 2) установление эффекта повышенного ландшафтного и биологического разнообразия приграничных территорий (факторы: затухание хозяйственной деятельности от центра к периферии, исторические предпосылки, особый режим охраны, связанный с госграницей); 3) разработка предложений по созданию трансграничных (межгосударственных и межрегиональных) ООПТ и экологических коридоров; 4) оценка современного эколого-гидрологического состояния бассейна трансграничной реки Урал; 5) оптимизация пространственного развития степных и лесостепных регионов Европейской России, Урала и Западной Сибири на основе природоподобных технологий; 6) разработка ландшафтно-аналогового подхода к оптимизации степного природопользования; 7) обоснование необходимости создания единой непрерывной сети природных резерватов (ООПТ) по всему широтному поясу степной и примыкающих к ней зон. Признаки: репрезентативность, информативность, охват всех природных провинций и субъектов РФ.

Параллельно с научно-исследовательскими экспедициями Института степи УрО РАН с 2011 года при поддержке Русского географического общества на постоянной основе проведено 10 Степных экспедиций, которые охватили 14 стран и 42 региона РФ. Эти экспедиции, как правило, проводятся в два этапа: весенний и летний. По материалам экспедиции изданы в виде книг-альбомов иллюстрированные отчеты, а в 2020 году завершено издание трех томов книги «Картины Природы Степной Евразии».

Том 1. «От предгорий Альп до Южного Урала» (2018) посвящен эталонам природы европейской части Степной Евразии. (при этом рассматриваются ландшафты не только собственно степной зоны, но и примыкающие и генетически тесно связанные с ней пустынные степи и лесостепь);

Том 2. «От Урала до Иртыша» (2019) посвящен эталонам природы и уникальным ландшафтам степной и полупустынной зон Казахстана;

Том 3. «От Иртыша до Амура» (2020) посвящен уникальным ландшафтам предгорных и межгорных степей и лесостепей Внутренней Евразии от Прииртышья и Алтая на западе до Забайкалья и верховьев Амура на востоке.

Предпринимая шаги по подготовке «Степной экспедиции РГО», мы осознавали, следуя Козьме Пруткову, что «невозможно объять необъятное», а степное пространство Евразии, со всем его удивительным ландшафтным разнообразием, – один из самых крупных природных мегарегионов нашей планеты, сопоставимый по простиранию с океанами и континентами. Поэтому любой исследователь Степной Евразии не может рассчитывать даже на относительную полноту своих исследований. В процессе подготовки экспедиции мы исходили из того, что коль скоро в РАН есть единственный в Евразии Институт степи, то этот Институт должен иметь собственное видение, собственное представление о географическом пространстве, которое занимает срединное положение на евразийском материке, по сути, является его сердцевиной, без которой немыслимо существование этой самой большой земной суши.

Несмотря на то, что участники «Степной экспедиции РГО» не являются первооткрывателями Внутренней Евразии, были получены новые знания, открыты неизвестные ранее природные закономерности, изучен международный опыт сохранения природного наследия степей. Основные итоги экспедиции:

- во-первых, мы получили возможность реально применить сравнительный метод географии, примененный Александром фон Гумбольдтом более 200 лет назад и обоснованный методически Альфредом Геттнером; экспедиция дала возможность визуально сравнивать однородные ландшафты трансконтинентального мегарегиона, удаленные друг от друга;

- во-вторых, выявлены десятки ландшафтов-аналогов, связанных общностью происхождения;

- в-третьих, впервые на практике получены сравнительные представления об эффективности (и неэффективности) подходов к территориальной охране природного разнообразия в разных странах;

- в-четвертых, найдены неопровержимые доказательства естественно-исторического единства Степной Евразии, которое проявилось в топонимике, способах хозяйствования, культуре народов, населяющих этот удивительный мегарегион;

- в-пятых, было установлено, что невозможно провести какую-либо достоверную границу между европейскими и азиатскими степями ни по Уралу, ни по Алтаю, потому что элементы т.н. европейских ландшафтов и биоты проникают далеко на восток, а азиатских далеко на запад;

- в-шестых, все оседлые и даже полукочевые народы, населяющие Степную Евразию, развиваются и существуют многие тысячелетия не изолированно, а тесно взаимодействуя друг с другом, что подтверждает сохранившееся археологическое наследие, например, элементы сакральных сооружений в виде курганов, степных некрополей в виде каменной городьбы, многочисленных исторических валов разной протяженности;

- в-седьмых, главным достижением «Степной экспедиции РГО» являются картины Природы, которые предстают путешественникам во всей своей красе. Мы убедились, как глубоко был прав А. фон Гумбольдт, когда писал, что «Природа раскрывает свои тайны и свою красоту только перед тем, кто способен понимать их».

Глубоко понимали и понимают эстетику степей местные народы, которые нарекли все урочища и видовые точки замечательными именами-топонимами, воспели их в народном творчестве.

Многие удивительные творения природы – родники, рощи, отдельные деревья, скалы и каменные изваяния, сопки и горные вершины, пещеры, долины рек и утесы на их берегах стали местами духовного поклонения, приобрели сакральное значение и сохранились до наших дней нетронутыми, не оскверненными чужими людьми, промышленниками или просто туристами. С недавних пор в интересах бизнеса, при поддержке властей, почему-то стали нормой застройка, ничем не ограниченное посещение самых лучших произведений Природы, будь это заповедник или зона покоя нацпарка, или, овеянное легендами святое место для коренных народов.

Уверен, что многие преобразователи и улучшатели природы будут со мной не согласны. Как же?! Человек всемогущ, и он должен поставить силы природные себе на службу! Но есть иная точка зрения, и она имеет право на существование и на реализацию. Эта точка зрения сопутствует человечеству на протяжении веков и тысячелетий. Она воплотилась в российской идее заповедного дела. Это направление природоохранительного движения, которое символически обозначается как развитие «Вместе с Природой».

Завершая свое выступление об экспедиционной и природоохранной деятельности Института степи, считаю необходимым заявить, что Степная экспедиция продолжается. Наряду с задачами изучения эволюционной географии степной зоны Евразии, геоэкологических и социально-экономических перспектив степного природопользования остается очень острой проблема сохранения ландшафтного и биологического разнообразия. В связи с этим важнейшей задачей Степной экспедиции остается активное участие в разработке и реализации Стратегии развития системы территориальной охраны природы до 2030 года – ландшафтно-экологического каркаса Степной Евразии.

В заключение, хотел бы привести слова А. фон Гумбольдта, который более 180 лет назад провел беспримерную экспедицию по Российской империи, пересек практически всю степную зону, оказал огромное влияние на развитие естествознания в нашей стране и способствовал организации в 1845 г. Императорского Русского географического общества, которому исполнилось в 2020 г. 175 лет: «…обширное пространство Российской Империи требует совместных трудов большого числа наблюдателей… Это – дело ученых учреждений, непрерывно обновляющихся, и в которых старые силы постоянно сменяются новыми, – дело академий, университетов, разных ученых обществ».

А.А. ЧИБИЛЕВ, академик РАН,

научный руководитель Института степи УрО РАН,

вице-президент РГО

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru