Поиск:

Угроза ТУР: что можно сделать?

28.06.2021 22:35:00 

Многие из данных позитивных шагов, предусмотренных в послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ 21 апреля 2021 г. которые теперь подтверждены поручениями Президента от 2 мая, ранее категорически отвергались на уровне Правительства или/и крупного бизнеса, в особенности РСПП. И на сегодняшний момент можно констатировать, что существенная часть российских элит наконец приняла факт, что угроза введения Евросоюзом в 2023-2025 гг. трансграничного углеродного регулирования (ТУР) – это всерьез и надолго.

Цена ТУР для наиболее углеродоемких отраслей российской промышленности (металлургия, нефтехимия, цементная и аллюминивая промышленность и некоторые др.) оценивается компанией KPMG в 3,7 – 3,9 млрд евро в год. В этой связи не случайно, что в послании Президента впервые были поставлены задачи по экологизации экономического развития и для борьбы с быстрыми климатическими изменениями: 1) за предстоящие 30 лет накопленный объем чистой эмиссии парниковых газов в России должен быть меньше, чем в ЕС; 2) в 12 крупнейших индустриальных центрах страны объем вредных выбросов в атмосферу должен снизиться на 20% к 2024 г. (в тексте Послания не говорится, по сравнению с каким годом; полагаю, отсчет будет вестись от начала Нацпроекта "Экология", который стартовал 1 октября 2018 г. и должен завершиться 31 декабря 2024 г.); 3) на основе прозрачного мониторинга распространить систему квотирования вредных выбросов на все проблемные по качеству воздуха города России; 4) принятие закона, который установит финансовую ответственность собственников предприятий за ликвидацию накопленного экологического вреда, необходимо ускорить; 5) поступающие в федеральный бюджет экоплатежи необходимо «окрасить».

Логично оценить как достаточность принятых решений, так и их созвучность мировой повестке.

«Прокрашивание» экоплатежей

Она вытекает из очевидной безнравственности и неэффективности «растворения» платежей, которые должны идти на коменсацию ущерба окружающей среде, в общих расходах федерального и региональных бюджетов. Аргументация в поддержку ликвидации в 2000-2001 гг. системы государственных экофондов была достаточно примитивная и односторонняя: «не хватает денег на медицину». Хотя очевидно, что значительная доля пациентов оказывается в больницах как раз в результате загрязнения окружающей среды.

Вероятно, поводом для анонсированного возвращения к системе «прокрашивания» платежей за загрязнение окружающей среды стала авария на резервуаре №5 дочерней компании «Норильского никеля», когда Минфин России демонстративно подсуетился с принятием законопроекта, по которому все платежи за экологический ущерб должны поступать не в бюджет региона, где произошла катастрофа, а в федеральный бюджет. После принятие судебного решения по иску Росприроднадзора о выплате 146,2 млрд руб. «Норникелем» в федеральный бюджет и попыток администрации края взыскать с «Норникеля» средства непосредственно для ликвидации последствий аварии, необходимость обеспечения здравого смысла стала очевидной. Во исполнение поручения Президента целесообразно подумать о создании современного цивилизованного финансового инструмента, например специального экофонда под управлением ВЭБ.РФ при участии Минприроды России.

Создание системы квотирования выбросов

Потребность в такой системе стала очевидной еще со времени подготовки Года экологии в 2017 г. Тогда выяснилось, что достаточно сложная и неспособная противостоять давлению лоббистов крупных компаний система внедрения Наилучших доступных технологий (НДТ) не привела к какогому-либо существенному улучшению качества воздуха в крупных промцентрах. Во многих случаях, особенно в малоконкурентных секторах, крупный бизнес под видом НДТ продавил уже существующие старые и грязные технологии. В результате, НДТ вроде бы повсеместно и внедрили (например, в Челябинске), а качество воздуха лучше не стало. В результате бывший тогда губернатором области Борис Дубровский и руководство регионального Минприроды начали добиваться внедрения системы квотирования выбросов в воздушную и водную среду, если и после внедрения НДТ кумулятивное загрязнение продолжает превышать установленные параметры.

Система квотрирования выбросов впервые была внедрена в США в Законе о чистом воздухе (US Clean Air Act) и первоначально принятый в 1963 г. и измененный в 1965-1990 гг., он является одним из самых всеобъемлющих законов о качестве воздуха в мире. В России в 2019 г. был принят закон №195-ФЗ «О проведении эксперимента по квотированию выбросов загрязняющих веществ», в соответствии с которым с 1 января 2020 г. по 31 декабря 2024 г. осуществляется квотирование выбросов на основе сводных расчетов в г.о. Братск, Красноярск, Липецк, Магнитогорск, Медногорск, Нижний Тагил, Новокузнецк, Норильск, Омск, Челябинск, Череповец и Чита. И Минприроды России и крупный бизнес пытались отчитаться о решениии проблем с качеством воздуха только внедрением НДТ в этих 12 городах. Но в соответствии с поручением Президента РФ в этих городах объем вредных выбросов в атмосферу должен снизиться на 20% к 2024 г. Хорошо, что позиция Президента и администрации Президента в этом принципиальном вопросе осталась неизменной.

Не амбициозная цель

В соответствии с поручением Президента РФ, за предстоящие 30 лет накопленный объем чистой эмиссии парниковых газов в России должен быть меньше, чем в Евросоюзе. Но суммарный ВВП ЕС на порядок превышает ВВП России, поэтому даже с учетом существенно большей эмиссии парниковых газов на единицу ВВП в России суммарный объем эмиссии парниковых газов в стране и так должен быть существенно меньше, чем в 27 странах ЕС. Тем более, что слово «чистой» эмиссии вероятно подразумевает учет «экосистемных услуг» в углеродном балансе, который в России составляет от 30% (оценка по Национальному кадастру парниковых газов и модели РОБУЛ-М) до 85% (методики ВНИИЛМ и IIASA) от суммарных выбросов парниковых газов промышленностью, транспортом и ЖКХ в год. Доля лесов ЕС в поглощении парниковых газов составляет всего 7% от выбросов в странах ЕС. Поэтому вероятность выполнения такой формулировки поручения Президента близка к 100% даже без реализации дополнительных мер по снижению выбросов, поскольку сама поставленная задача совсем не является супер-амбициозной.

В тоже время тезис многих руководителей крупного нефтегазового и угледобывающего бизнеса, также как и озабоченных якобы «национальными интересами» чиновников состоит в том, что «нам ничего делать не нужно, наши леса обеспечивают правильный национальный баланс углерода в стране», что с точки зрения действующих международных соглашений является передергиванием и свидетельствует об явном нежелании принять новые реалии. В этом плане характерно недавнее интервью совладельца компании «ЛУКОЙЛ» Л.А.Федуна (https://www.kommersant.ru/doc/4584070), хотя вице-президенту частной компании должно быть как никому понятно, что покупка тех или иных товаров и услуг (в данном случае – лесных углеродных единиц сокращения выбросов – ЕСВ на рынке является результатом согласия покупателя (в данном случае регуляторов и компаний стран ЕС) с рыночной ценой и качеством товара, а не результатом давления продавца, пытающегося установить нерыночную монопольную цену.

Поможет ли ВTO?

Действия ЕС по внедрению ТУР направлены в первую очередь на компенсацию углеродного налогообложения производителей внутри ЕС. Правила ВTO разрешают вводить экоплатежи. И, хотя основная цель ТУР – выравнивание конкуренции, это регулирование ведет к снижению выбросов, т.е. к экологическому результату, что делает обращения в ВТО малоперспективными. В любом случае любое признание (учет) российских лесных ЕСВ возможны только при ряде условий: 1) амбициозные цели и реальные измеримые меры по снижению выбросов и увеличению энегоэффективности российской экономики, измеряемые в эмиссии СО2 или углерода на единицу ВВП; 2) учет только «добавленного улавливания углерода» выше т.н. «базовой линии» – т.е. не все естественное поглощение углерода в реально неуправляемых лесах, а только то, что было получено в ходе специальных климатических проектов; 3) реальная открытость информации по российским лесам и возможность ее аудирования третьей независимой стороной, в т.ч. объективность и проверяемость данных по пожарам в российских лесах.

Прекратить «отапливание Вселенной»

Без серъезного реформирования российской экономики в направлении повышения ее энергоэффективности использовать наши естественные конкурентные преимущества невозможно. Не обязательно развивать только возобновимые источники энергии (ВИЭ), но обязательно следует прекратить «отапливание Вселенной» российским ЖКХ. Нам не нужно копировать подходы и технологические решения ЕС, но наши действия должны быть измеримы, прозрачны и проверяемы третьей независимой стороной. Возможно даже частично продолжать использовать ископаемое топливо (в т.ч. экологически наиболее «страшный» уголь), – в случае, если удельная и суммарная эмиссия парниковых газов сокращается и становится меньше; в соответствии с поручением Президента – по сравнению с 2021 г. (в соглашениях в рамках UNFCCC указаны более ранние годы, базовой линией для России считается 1990 г.).

Потерянные 20 лет

Разрушение основ вполне цивилизованного экологического регулирования России в 2000-2006 гг. с целью перехватить евроинвестиции у стран Восточной и Центральной Европы, которые не могли снижать экостандарты ниже уровня директив ЕС, не сильно помогло росту российской экономики – инвестиции в Россию начали рости уже только после восстановления платежей за загрязнение окружающей среды, заблокированных в 2001-2003 гг. Бизнес в течение 20 лет так и не почувствовал необходимости научиться управлять полученной на залоговых аукционах собственностью с учетом экологических проблем и воспринимал существующие низкие экостандарты производства как «тяжелое советское и постсоветское наследие», за модернизацию которого почему-то должно платить уже 30 лет не существующее государство и предыдущие собственники. Поэтому в ближайшие годы нам предстоит ускоренными темпами решать нерешенные проблемы и старой, и новой экологической повестки. Без этого не удастся обеспечить сохранение места и роли России в современной экономике.

Евгений ШВАРЦ, д.г.н.,

руководитель Центра ответственного природопользования ИГ РАН, заслуженный эколог РФ

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru