Поиск:

К 5-летию Парижского соглашения

06.02.2021 00:10:00 

Пять лет назад, 12 декабря 2015 г., 196 стран-участниц Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК ООН) на конференции в Париже приняли новое долгосрочное Соглашение о совместных действиях, а также пакет вспомогательных решений.

Формально Соглашение вступило в силу с 2020 г., а Россия стала его полноправным членом в 2019 г., однако по сути действия начались сразу – в конце 2015 года.

Новое, что в ООН и в совместные действия привнес Париж, – необходимость кардинально усилить помощь наиболее слабым и уязвимым странам, а также всем всерьез заняться адаптацией. Про выбросы парниковых газов говорилось и в тексте РКИК, и в ее Киотском протоколе, а финансы и адаптация фактически появились только пять лет назад.

Говоря об итогах за эти 5 лет можно отметить, что по росту климатических финансов и по адаптации к изменению климата прогресс неплохой, но по выбросам парниковых газов ситуация гораздо хуже. В мире в целом они растут, однако есть хорошие шансы на кардинальное снижение к середине века.

В Париже страны приняли решение, что к 2020 г. общий объем средств климатического финансирования – помощи от наиболее развитых стран самым слабым и уязвимым – достигнет 100 млрд долл. в год. Это включает, прежде всего, три главных компонента: средства международных банков развития, национальных агентств международной помощи и частные средства, мобилизованные по государственным каналам. Очень небольшую, но важную часть составляют средства Зеленого климатического фонда, специально созданного на конференции в Париже. Промежуточные итоги и оценки показывают, что в целом страны успешно выходят на этот показатель. Роль России здесь пока невелика, в РКИК ООН наша страна – добровольный донор наиболее слабых государств, оказывающий помощь по мере возможности, в частности через Программу развития ООН.

То, что мы объективно в стороне от финансовых достижений Парижа, никак не означает, что Соглашение не работает или оно России не нужно. Финансы растут, проблема скорее не в их объеме, а в том, что лишь четверть идет в виде грантов, а кредиты слабым странам не годятся. Именно здесь негативно проявился выход из Соглашения США, как всегда отыгрались на самых бедных и уязвимых.

Адаптация идет по миру полным ходом. В прошедшем году стала более активно действовать и Россия. Утвержден первый этап Национального плана адаптации, пока на 2020-2022 годы. По нему уже готовы институциональные и методические документы, предстоит подготовить планы адаптации отраслей экономики. На следующем этапе дойдет очередь и до региональных действий.

Сейчас практически всем ясно, изменения климата плохи и для нашей северной страны, ведь это не мягкое потепление, а рост опасных метеорологических явлений; что нужно адаптироваться – действовать заранее и с запасом. Увы, по выбросам парниковых газов такого понимания в России нет, и в целом мир не идет по пути Парижа.

В Парижском соглашении записано, что страны должны остановить глобальное потепление на уровне существенно ниже 2С, а стремиться не превысить 1,5С. Имеется в виду температура приповерхностного слоя воздуха на планете в целом, отсчитываемая от уровня второй половины XIX века. Однако уже сейчас пройдено примерно 1,1С, а темпы роста 0,2С за десятилетие. В России, а тем более в Арктике, все значительно сильнее. Рассмотрение текущих планов всех стран на 2030 г. показывает, что мир идет к тому, что в 2100 г. глобальное потепление составит 3-3,5С. Тогда треть населения планеты столкнется с сильным дефицитом пресной воды, а волны жары станут проблемой здоровья людей практически по всему миру. У России будут свои беды – таяние «вечной» мерзлоты на 60% нашей территории и чрезвычайная пожарная опасность лесов не только сильно осложнят нам жизнь, но и, вероятно, сделают страну крупнейшим глобальным источником парниковых газов – СО2 и метана.

Пока снижения глобальных антропогенных выбросов парниковых газов нет, в Европе и США выбросы уменьшаются, в Китае и России фактически вышли на стабильный уровень, но сильно растут в Индии и других развивающихся странах. Пока динамика и цели стран на 2030 год совершенно не соответствуют Парижу, увы, наша цель по парниковым газам на 2030 не поддается разумному объяснению. Отрадно, что к концу отчетной пятилетки у многих начали открываться глаза и начали прорисовываться неплохие перспективы избежать худших последствий антропогенных изменений климата, затормозить, если не на 1,5, то хотя бы на двух с небольшим градусах. Это очень важно и для мира, и для России.

Сначала Евросоюз принял решение к 2050 г. достичь углеродной нейтральности, то есть снизить выбросы раз в 10, а оставшееся компенсировать деятельностью по поглощению СО2 из атмосферы, в частности лесами. Затем Китай заявил о движении к углеродной нейтральности к 2060 г.; Япония, Южная Корея и Канада – к 2050 г. Новая администрация США наверняка кардинально изменит государственную климатическую политику и примет сходную цель на середину века. Этот путь неизбежен и для нашей страны. Действия наших торговых партнеров, ведущих мировых компаний, крупнейших городов и бизнес-ассоциаций, действия инвесторов однозначно показывают, что именно развитие с низкими уровнями выбросов парниковых газов – глобальный, стратегический путь мировой экономики.

Алексей КОКОРИН, к.ф.-м.н.,

директор программы «Климат и энергетика» WWF России,

участник переговоров в РКИК ООН,

член Общественного совета при Росгидромете

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru