Поиск:

Нострадамус, Тунберг, Тютчев: сценарии будущего

12.08.2020 11:38:00 

В середине 90-х годов, во время одной из командировок в Санкт-Петербург на книжном «развале» я нашел книгу Мишеля Нострадамуса "Центурии" (в переводе В.К. Завалишина; в то время это была большая удача) – удивительный и загадочный опыт предсказания мировой истории. Сегодня, находясь в самоизоляции и работая в удаленном доступе по случаю пандемии COVID-19, я обратил внимание на то, что по Интернету «гуляет» множество прогнозов развития этой пандемии со ссылками на легендарных прорицателей – Ванга, Мессинг, Распутин, Нострадамус и др. – и всех их «привлекают» на свою сторону современные пророки.

И действительно, искушение толковать, например, катрены-четверостишия Нострадамуса возникает у многих, а прорицания-прогнозы этих популярных фигур настолько размыты, что при желании в них можно отыскать всё – от прогноза погоды на сегодняшний день до курса доллара на завтра. Но ищут там более глобальные вещи: дату победы во Второй мировой войне, события 11 сентября 2001 г., нашествие на Россию Наполеона, дефолт 1998 г. и пр. И, что примечательно, в основном, их находят (правда, задним числом…; Сергей Ямской в рассказе «Анализ неизвестного катрена Нострадамуса» (2018) писал: «Вспомним, как мексиканский нострадамусовед Хосе Родригес, анализируя расположение запятых, точек, тире, кавычек, и угол наклона восклицательного знака, сумел предсказать разрушительное землетрясение в Мехико, всего через два года после того, как оно случилось» (Список цитированной литературы см. в расширенном варианте статьи в журнал "Использование и охрана природных ресурсов в России", 2020, №3). Таким же методом «отыскали» и катрены, посвящённые коронавирусу (центурия 3, катрен 75): дословный перевод двух последних строк:

Чума, такая большая, разовьется в большом стручке.

Близка помощь, и [но] далеко за лекарствами.

или (ц. 2, к. 53):

Великая чума морского города

Не прекратится, пока смерть не отомстит:

[За] просто кровь проклятых без преступлений,

Великолепной [знатной] дамы, претворяющейся не возмущенной.

Ну, а далее, – мои интерпретации. «Большой стручок» – многомиллионный город (у моря – почему не Нью-Йорк?), прививки будут, но не скоро, вирус «мстит» за всех невинных, но осужденных (список огромен…), а вот кто эта знатная дама, – почему бы не статуя Свободы?.. Можно и по-другому. Дама – Россия, коронавирус пришел к нам из омываемых морями Италии и Испании; правда, не очень ясно, что столь страшного, требующего мщения, они нам причинили, но для «бла-бла-бла» подходит…

Еще одной причиной (кроме скучания на самоизоляции и попавшейся на глаза книги М. Нострадамуса) порассуждать о сценариях развития цивилизации в в XXI в. и написать это эссе послужили грядущие 25-летие принятия Концепции перехода России к устойчивому развитию и 50-летие Конференции ООН по вопросам охраны природы (Стокгольм, 5-16 июня 1972 г.), на которой впервые обсуждалась концепция устойчивого развития и была создана Стокгольмская декларация, установившая 26 принципов сохранения окружающей среды.

Президент России Борис Ельцин своим Указом от 1 апреля 1996 г. узаконил Концепцию перехода России к устойчивому развитию (это еще один пример «нострадамусологии»: 1 апреля 1552 г. М. Нострадамус выпустил свою первую книгу "Трактат о притираниях и варенье" – о косметологии и кулинарии,– «спрогнозировал» появление этого «косметологического» Указа на все вкусы). Закрепленные документами Конференции ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, 1992), представления о путях устойчивого развития цивилизации вызвали неоднозначную реакцию со стороны широкой общественности и научных кругов. Эта неоднозначность предопределена фундаментальным внутренним противоречием концепции: с одной стороны, подчеркивается необходимость постоянного развития (в т.ч. и материального), а с другой, предполагается самоограничение этого развития через рационирование и перераспределение истощаемых ресурсов в планетарном масштабе. Это противоречие – «дамоклов меч» современной цивилизации, поскольку попытки разрешить его неизбежно наталкиваются на политические, экономические, социальные, религиозные ограничения, установленные Homo sapiens, а их игнорирование также неизбежно ведет к локальным и глобальной конфронтациям, механизм реализации которых человечество отточило в бесчисленных и непрекращающихся войнах.

Сегодняшнюю ситуацию, связанную с пандемией COVID-19, серьёзно усугубляют два глобальных фактора: новый экономический кризис и продолжающееся потепление климата.

Действительно, мало того, что во всех странах в условиях карантинных мероприятий приостановлена деятельность многих предприятий (в первую очередь, малого и среднего бизнеса), так и рухнувшие цены на нефть, явно не способствуют росту нашей нефтезависимой экономики. Все это, естественно, будет отвлекать средства и внимание от ряда социальных и экологических проблем (не устаю повторять, что хорошее состояние окружающей среды – это удел богатых и стабильных государств). Еще один неблагоприятный вывод: наверняка будет замедлено или вообще прекращено действие целого ряда программ (во многих развитых странах), направленных на сохранение биоразнообразия, реставрацию нарушенных экосистем, борьбу с последствиями потепления климата и пр.

Еще одна проблема. Больше или меньше станет отходов, пока мы сидим по домам? Как изменится их структура? Несомненно, обострится проблема утилизации медицинских отходов (например, тех же одноразовых, двухчасовых масок). Скорее всего, «проиграют» сторонники принципов Zero Waste (Ноль отходов). Маятник (общественное – личное) вновь качнется в сторону личного: выясняется, что в условиях пандемии общественный транспорт более опасен, чем личный, приоритет получает одноразовое над многоразовым (одноразовые посуда, бахилы, медицинские расходные материалы – всё это требует новых вложений на утилизацию). Экологически чистые, «зелёные» технологии дают свой эффект в отдаленной перспективе; а после пандемии экономика бросится «догонять» упущенное, сейчас и сразу!

Пандемия, эпидемии, экономическая рецессия, экологические катаклизмы, – всё это имеет не только природную, но и антропогенную составляющую. Сообщениями о том, что COVID-19 – дело рук человека (конспирология, «заговор собак», «радость Греты Тунберг»…), пестрит Интернет, высказываются ведущие политики Китая и США, перебивают друг друга и орут все кому не лень на ток-шоу и др. подобных мероприятиях. Оставим разбираться «откуда есть пошла земля…» компетентным органам. Но не будем забывать и о том, что все мы живем «в Природе», у которой есть свои законы развития.

Глобальное потепление увеличивает риск инфекционных заболеваний; нас, живущих в условиях северного и южного умеренного и холодного тепловых поясов, буквально «затягивает» в расширяющуюся зону жаркого климата со всеми сокрытыми там очагами известных и неизвестных инфекций. Остановить природную составляющую процесса потепления климата (палеонтологическая история знает много примеров ледниковых периодов и периодов потепления климата Земли) невозможно. Скорректировать антропогенную составляющую (и здесь без сарказма к инициативе Г. Тунберг) надо стремиться всеми доступными методами (полная аналогия в разных временных масштабах с самоизоляцией: это не спасение от COVID-19, а снижение нагрузки на медучреждения, повышение шансов вылечить большую часть заболевших). Вот только сегодня вряд ли кто скажет, какая в этой системе «Природа – Человек» доля ответственности Человека и сколько и чем придется заплатить за пролонгирование нашего безмятежного существования. Сумеем ли мы подготовиться к новым реалиям?

А что Нострадамус и другие пророки? Например, (ц. 9, к. 31):

Землетрясение в Мортара.

Кассиш и Святой Георгий наполовину погружены в воду.

Недовольство разбудит уснувший мир.

В Храме на Пасху откроется правда о пропасти.

и ц. 9, к. 31:

В декабре мост и мельницы будут разрушены,

Так высоко поднимется Гаронна:

В Тулузе разрушены стены, здания,

Так, что не будут знать, где она находилась.

Интерпретируем? Пусть Мортар – город в Ломбардии (север Италии), Святой Георгий – покровитель Англии, Гаронна – река во Франции и Испании. Тогда катастрофы (землетрясения и затопления) грозят всей Европе, – чем не сценарий потепления климата? Но вот начало ц. 10, к. 71:

Земля и воздух заморозят так много воды (океаны?),

а это уже глобальное похолодание… Да еще с датами наступления всех этих событий – «полный швах»: нумерологи никак не наиграются со всеми цифрами, буквами, языками и пр.

На чем же основан оптимизм разработчиков многочисленных вариантов «концепций устойчивого развития России»?

1. Особое предназначение, особая роль России в достижении устойчивого развития. Возможно, «особая роль России» в определении путей развития мировой цивилизации обусловлена её географическим положением – «нейтральная полоса» между западным (северным) и восточным (южным) типами общества. Вспомним, что славянские народы России всегда находились между «молотом и наковальней»: литовцы и половцы, татаро-монголы и тевтонцы, немцы и японцы… Русская многонациональная государственность с единым экономическим пространством начала складываться в период длительного «доминирования» Золотой Орды – восточного (закрытого) типа общества; это доминирование вошло «в кровь» и продолжает наблюдаться сегодня. Все попытки России перейти к западному (открытому) типу общества (реформы Петра I, планы декабристов, Столыпина, февральская революция, ленинский НЭП, хрущовская «оттепель» и горбачевская «перестройка») историческим маятником восстанавливали тоталитарную систему с усилением единовластия и внедрением единомыслия. И опять Нострадамус (ц. 9, к. 65):

Зеленые мысли вредны для реформы,

Раз плод не дозрел – не срывайте его,

Потомков никчемные сдвиги не кормят,

И ложное благо не даст ничего.

2. Особые качества русского народа – терпимость, духовный склад, доброта, сострадание, уживчивость, не агрессивность и пр. Но каким образом, неспособность россиян противостоять авантюрным экспериментам правителей над страной (например, проведенная приватизация) будет способствовать целям устойчивого развития, – загадка столь же таинственная, как и пресловутая «русская душа».

3. Духовное возрождение, понимаемое и проявляемое как возрождение религии (прежде всего, христианства) и религиозности (например, масштабный проект строительства православных храмов «в шаговой доступности» под условным наименованием «Программа-200»). И здесь – очередная ссылка на Нострадамуса (ц. 3, к. 6):

Расколоты молнией старые храмы,

Страдалец-народ устремился туда.

Ослы, кони, люди и древняя память

Защиты от голода ищут всегда.

Но хочется верить, что религиозность (в первую очередь её ритуальная сторона) будет постепенно отступать перед истинной духовностью – знанием, человечностью и любовью (ц. 9, к. 72):

Все церкви и все синагоги зачахнут:

Исчезнут обряды в две тысячи сто пятьдесятом году

И Крест и Давидовы звезды истлевшею славой запахнут,

Но милость небес люди в новом найдут.

4. Высокий научный потенциал. Этот «ресурс», после реформ образования и, особенно, реформы РАН 2013 г., почти исчерпан или, по крайней мере, существенно подорван: отраслевая наука, практически, уничтожена, а от фундаментальной требуют соответствия разного рода формальным показателям (я уже писал о «хиршивости» отечественной науки в ПРВ в 2018 г.) и «зарабатывания» денег, возлагая на нее роль отраслевой (прикладной) науки. Наука как «пятая власть» оказалась не востребованной и не нужной, её естественно-научные рекомендации, как и прежде, рассматриваются сквозь идеологическую призму, социального заказа на новые знания – нет. И неужели вновь прав Нострадамус (ц. 2, к. 46), что только:

Война будит мысль человека, который

Науке дает Прометеев разбег… ?

5. Богатство природных ресурсов. Представляется, что этот параметр имел в прошлом и имеет сегодня скорее отрицательное значение (для достижения целей устойчивого развития у нас в стране), чем способен вызвать оптимизм. В условиях огромного природно-ресурсного потенциала сформировался «менталитет временщика» (не думаю, что у других народов можно найти аналог русской поговорки «На наш век хватит»). Более того, в отсутствие дефицита ресурсов не столь очевидны просчеты руководства и, напротив, очевидно желание «жить взаймы» за счет потомков.

6. Необъятность просторов («Широка страна моя родная…»). Действительно, несмотря на хищническое использование ресурсов и территорий в течение XIX-XX в. у нас сохранилось около 50% земель, не нарушенных хозяйственной деятельностью (в среднем в мире – 39%). Правда, Россия – северная страна и её климат весьма суров, что ведет к не замкнутости биогеохимических циклов на больших территориях, низкой продуктивности северных биомов и их высокой степени уязвимости. И, все-таки, наличие «запаса территорий» – это преимущество и большая ценность как для всего человечества, так и, в первую очередь, для нас, но за счет него также реализуется соблазн покрытия издержек отсутствия здравого смысла.

7. Упование на разработку и становление новых экономических отношений. И здесь приведу высказывание физика и политика Эрнста фон Вайцзекера: «Бюрократический социализм рухнул, потому что не позволял ценам говорить экономическую правду. Рыночная экономика может погубить окружающую среду и себя, если не позволит ценам говорить экологическую правду». Однако сам по себе экономический механизм не заработает: необходимо его оптимальное сочетание с регулированием со стороны государства (через систему нормативов), самоконтролем предприятий (постоянный мониторинг и экономическая потребность ужесточения госнормативов с целью снижения уровня загрязнения) и соцзапросом населения (переосмысление приоритетов развития через экологизацию процесса ценообразования, т. е. учета экоущерба и пр.).

Рассмотрим несколько сценариев возможного развития ситуации и попробуем оценить их вероятности. У всех нас, как мне представляется, есть три пути (как на картине Виктора Васнецова «Витязь на распутье»).

Сценарий 1. «Назад к природе»

Причины наших «экологических бедствий», в первую очередь, связаны с игнорированием обществом и его лидерами фундаментальных и объективных законов экологии, принципов и правил природопользования, наиболее полно систематизированных крупным отечественным экологом Николаем Реймерсом. Для поддержания квазиустойчивого состояния человечеству необходимо (в пределах характерных биологических времен) согласовывать свое развитие с фундаментальными экологическими законами. Из признания этого факта следует, по крайней мере, два руководящих принципа: 1) признание развития человеческой цивилизации составной частью биосферных процессов; 2) экологический реализм и научность в природопользовании.

Подробная аргументация в пользу этих принципов выходит за рамки данной статьи, да и вряд ли необходима в силу их аксиоматичности. Не вызывает сомнений и тот факт, что соотношение практической деятельности с фундаментальными научными законами, в т.ч. и экологическими, возможно только в обществе образованных людей. Поэтому еще одним ключевым принципом «устойчивого развития» следует признать: приоритет доступности, обязательности и всеобщности экообразования (всех слоев общества и, в первую очередь, подрастающего поколения).

В какой-то степени, в рамки этого сценария мы попали в результате пандемии коронавируса-2020. Действительно, абсолютно верные карантинные меры, которые приняли большинство государств (ограничено воздушное, железнодорожное и автомобильное движение, приостановлены многие производства, люди стали работать на «удалёнке» или перешли на самоизоляцию и пр.), достаточно заметно сказались на сокращении всех мировых выбросов и загрязнений. Наверняка уменьшилась рекреационная нагрузка на близлежащие к населенным пунктам территории; дельфины в венецианских каналах – это фейк (сродни появлению викингов в очистившихся северных морях…), но животные явно «осмелели» (уменьшилось воздействие фактора беспокойства) и стали фиксироваться значительно ближе к людям, сидящим по своим квартирам. «Зелёные» и Грета добились своих целей! «Ура COVID-19!».

Но как сказано в шекспировском «Гамлете», «неладно что-то в датском королевстве». Не будем торопиться, и «благодарить» COVID-19. Во время экономического кризиса 2008 г. также наблюдалось сокращение выбросов в атмосферу планеты в два раза (!). Но уже на следующий год, промышленные гиганты «очухались» и вернулись к прежним цифрам, а по мнению ряда экспертов – и превысили их докризисный уровень на 5-10%... А вспомним 90-е годы у нас в стране. Стагнация экономики и остановка или заметное сокращение многих производств, все это привело к тому, что природоохранные органы рапортовали (как о своей заслуге) о существенном улучшении состояния окружающей среды. Правда, уже в те годы отдельные экологи (тешу свои прогностические способности, – и я в том числе) предупреждали, что с ростом экономики «засвистит из всех дыр» и произойдет рост числа техногенных аварий и катастроф (вспомним только аварию 17 августа 2009 г. на Саяно-Шушенской ГЭС или совсем недавнюю экокатастрофу в Норильске).

Итак, сценарий «Назад к природе» не имеет шансов на реализацию в цивилизованных рамках по причинам как объективным (несоответствие вышеназванным законам), так и субъективным (добровольно «назад на дерево»?..).

Сценарий 2. «Вперед к природе»

Не менее (а может и более) опасным представляется и лозунг «Вперед к природе», особенно если это сопровождается активным вмешательством в процессы эволюционного развития жизни. Так, академик Михаил Виноградов с коллегами еще в 1994 г. предлагали использовать «направленную селекцию, …применяя для повышения мутабельности разные мутагены», а затем вводить «…удачных мутантов в природные экосистемы вблизи источников загрязнения». Предполагалось, что таким образом можно будет контролировать уровень загрязнений. Очевидно, что причинно-следственные связи здесь поменялись местами, не говоря уже о тех, плохо прогнозируемых для человечества последствиях, которые несет с собой генетическая инженерия. Авторы пренебрегли принципом неполноты информации, гласящим, что информация при проведении акции по преобразованию природы всегда недостаточна для суждения о всех возможных результатах и последствиях (особенно в далекой перспективе) осуществляемого мероприятия.

Продолжая линию литературных аналогий, трудно удержаться от сопоставления точек зрения на проблему «окультуривания экосистем» океанолога М. Виноградова и писателя Алексея Толстого (хотя, последний вряд ли причислял себя к экологам). Однако, сравнив цитаты из работы М. Виноградова и бессмертного "Золотого ключика, или приключений Буратино", читатель сам сможет убедиться в близости представлений авторов. Так, в работе М. Виноградова читаем: «Давайте немного помечтаем и представим себе окультуренную экосистему лет через 50 или 100. Она поддерживает существование небольшого поселка с населением около десяти тысяч человек... Хорошо видно, как кипит работа: ...пчелы собирают нектар с медоносов, ...муравьи несут свежую хвою, ...ежи тащат грибы, мелкие грызуны – семена злаков, а птицы – ягоды» и т. д. А вот как сложилась судьба девочки с голубыми волосами Мальвины, которая не вынесла грубости Карабаса Барабаса, убежала из театра и поселилась в «уединенном домике на сизой поляне» (поляна, в данном случае, может рассматриваться, в первом приближении, как фрагмент лесной экосистемы): «Звери, птицы и насекомые снабжали ее всем необходимым для жизни. Крот приносил питательные коренья. Мыши – сахар, сыр и кусочки колбасы... Майские жуки – разные ягоды. Бабочки – пыльцу с цветов – пудриться. Гусеницы выдавливали из себя пасту для чистки зубов и смазывания скрипящих дверей. Ласточки уничтожали вблизи дома ос и комаров…». Воздержусь от дальнейших комментариев.

Осуществление сценария «Вперед к природе», к сожалению, весьма вероятно по трем основным причинам. Во-первых, Человек уверовал в свое превосходство над силами Природы (экомания величия) и думает, что уже способен управлять ими (вспомним лишь известное со школьной скамьи крылатое мичуринское выражение). При этом Человек не осознает, что на самом деле он «внутри Природы», а не над ней – отсюда все его ошибки, приведшие к глобальному экологическому кризису. Во-вторых, «природо-потребительское» мировоззрение «съедает биосферу» и давно превратило Homo sapiens (если он таковым был) в Homo consumens (Человека потребляющего), и чтобы научиться наконец-то соизмерять свои потребности с возможностями среды обитания ему следует сознательно «уменьшить свой аппетит», очень быстро разработать и принять новые «правила игры» с Природой. В-третьих, человечество ведет себя так, как будто ничего не происходит и тем самым «теряет темп», что, как и в шахматах грозит проигрышем: изменения в окружающей среде все более и более становятся необратимыми и все менее и менее пригодными для жизни Человека.

Сценарий 3. «Вместе с природой»

Существует, как минимум, три теоретических сценария «Вместе с природой». Один из вариантов предложен академиком Никитой Моисеевым и может быть назван «ноосферно-коэволюционным» (возникновение ноосферы представляется как результат совместной эволюции Природы и Общества). Ошибочность такой интерпретации очевидна. Коэволюция – это не параллельное развитие, а прежде всего взаимная адаптация. Человечество наконец пришло к выводу, что оно должно соизмерять свою деятельность с законами Природы, чтобы сохраниться как виду. Это еще как-то можно назвать адаптацией. Но никаких признаков адаптации Природы к человеческой деятельности просто нет. Единственный ответ её – деградация, что даже при большом желании невозможно превратить в эволюцию.

Второй вариант сценария «Вместе с природой» предложен в середине 90-х гг. профессором Всеволод Зубаковым и назван им «экогейским» (от греч. эко – дом, Гея – Земля). Он основан на гомеостазе – динамическом равновесии с поддержанием существенно важных для сохранения системы «Природа – Общество» параметров в допустимых пределах. Против этого трудно возражать – «гомеостаз» выглядит более привлекательным, чем «коэволюция» для объяснения сути процессов развития и взаимодействий в системе «Природа – Общество». А вот пути реализации такого сценария, которые предлагает В. Зубаков, как-то по «совковому» прямолинейны: в основе новых отношений Человека к Природе должна лежать религиозность (образовывать народ нет времени!), поклонение и культ биосферы с принесением ей присяги и покаяния, сокращение численности населения Земли (по крайней мере, в 4 раза за два поколения), возврат матриархата (агрессивность и войны – от мужчин и только женщина [правда, «в союзе с прогрессивной и думающей частью мужского населения Земли», остальных просят не беспокоиться], способна стать новой социальной силой в решении задач экогейской парадигмы). И на все про все – 40-50 лет!..

Все это заставляет рассматривать эти две теории как крайние и противоположные варианты сценария «Вместе с природой», а потому (если можно здесь применить экологический принцип лимитирующих факторов) – и маловероятные.

И все же, есть ли основания для оптимизма? Конечно, и они связаны с возможностями реализовать третий вариант сценария «Вместе с природой» – концепцию устойчивого развития. При этом, со «знаком плюс» выступают следующие положения.

Во-первых, назад дороги нет. Кризис – лишь закономерный этап эволюции (впрочем не следует забывать и о возможности альтернативного выхода из кризиса – катаклизме). Во-вторых, оптимизм связан с наметившейся тенденцией перехода от глобального и национального уровней решения проблем устойчивого развития (достаточно абстрактных) к региональному и локальному уровням (более конкретных). В-третьих, хочется верить, что «разномасштабные» программы устойчивого развития будут исходить из интересов России, а не из заинтересованности в достижении политических целей, что очень быстро может скомпрометировать саму идею устойчивого развития в России.

Правда, пандемия COVID-19 и здесь, как мне кажется, оставит свой след. Придется пересмотреть приоритетность и, просто, некоторые из целей устойчивого развития человечества. Так, например, цель № 6 гласит: «Обеспечить наличие и рациональное использование водных ресурсов и санитарии для всех», цель № 11 – «Сделать города и населённые пункты открытыми, безопасными, жизнестойкими и устойчивыми», цель № 13 – «Принять срочные меры по борьбе с изменением климата и его последствиями» (выделено мной. – Г.Р.). А как быть с тем, что самоизоляция послушных граждан и самоизоляция стран (закрытие границ – прощай, Шенген и не только?!) могут повлиять на политическую обстановку в мире? «Обнимитесь, миллионы! / Слейтесь в радости одной!», – так поётся в "Оде к радости" Людвига Бетховена на слова Фридриха Шиллера, которая с 1972 г. стала официальным гимном Евросоюза; но – все в масках, расстояние в 1,5 метра, никаких «обнимашек», границы на замке, гимн и сам Союз, вроде, как не актуальны? Я не политолог и рассуждаю здесь как обычный обыватель, правда, вспоминая анекдот про украденные чайные ложечки. Ложечки нашлись, но осадок остался…

Общественный транспорт, спортивные соревнования, театральные действия, музеи и пр., все эти культурно массовые мероприятия всегда отчитывались «пассажиропотоком», «количеством зрителей» и др. показателями «массовости» (последними «гульнули» итальянцы на венецианском фестивале и стали эпицентром распространения коронавируса по Европе). Перешли на дистанционное образование и опустели школы и университеты. После победы над COVID-19 придется задуматься о том, не стоит ли перевести многое из этого в on line?.. Папа Римский и Г. Тунберг «ушли» в цифровое пространство, многие храмы и церкви закрыты (мы, как и смотрели раньше, смотрим схождение Благодатного огня в иерусалимском храме Воскресения Христова по телевизору; просто к нам добавилось еще несколько тысяч паломников, которые стремились раньше быть ближе к чуду, и удалось спокойно рассмотреть детали этой торжественной церемонии…). Все массовые протесты социального, экономического и экологического (Грета, привет!..) плана также уйдут в on line (?) – на баррикады только в марлевых повязках и с температурой 36,6°С (!).

И, скорее всего, к 17 основным целям устойчивого развития человечества придется добавить новые и по приоритету поставить их весьма высоко (в частности, могу предложить [ведь так хочется хоть чуть-чуть постоять в одном ряду с Нострадамусом и Гретой…], «Объединить усилия, вести постоянный мониторинг и быть готовым к возникновению пандемий разной природы» или, используя опыт самоизоляции, «Дадим природе возможность восстанавливаться в долгосрочной перспективе [каникулы от человека]», – своего рода, природно-духовный пост).

Завершая это эссе, констатирую. Действительно, некоторое сиюминутное улучшение состояния окружающей среды в ходе уже полугодовой эпидемии COVID-19 мы наблюдаем. Но завтра, в долгосрочной перспективе, весь этот комплекс сложнейших проблем (пандемия, экономическая рецессия и пр.), скорее всего, спровоцируют её серьезное ухудшение. Именно это и не понимает Грета и вся её (и не только) «зелёная рать»: для них, «назад к природе» – это самоцель, а для большинства населения планеты Земля – это цель важная, но прикладная. Улучшение экологической обстановки улучшает качество жизни, а не определяет её. И из четырех всадников Апокалипсиса (Чума, Война, Голод и Смерть), хоть инфекционные заболевания и называются первыми, несравненно больше боимся мы двух следующих («лишь бы не было войны» и экономической вакханалии). И продолжаем жить в долг у наших детей («сегодня всегда будет важнее, чем завтра!»). Вот они (Грета и Ко) справедливо и требуют от нас хоть каких-то обязательств и действий, направленных на не разбазаривание того, с чем жить им (хотя, думаю, что они тоже будут жить в долг у своих детей, наших внуков…).

При любом сценарии развития следует принять «экологический императив» – всеми доступными средствами улучшать состояние окружающей среды. Даже если прогнозы футурологов не оправдаются, то польза все равно будет несомненной. У меня, все же нет никаких гарантий, что новые привычки останутся с людьми и после кризиса. Я думаю, что после отмены всех ограничений, некоторое время мы будем надевать маски, заходя в магазин, приветствовать друг друга «на расстоянии» и пр. Но вскоре всё вернется на круги своя. Хотя, хочется верить, что наш Мир обретет новые формы (лучше или хуже он станет – ответ на этот вопрос, возможно, дадут наши потомки); он просто будет другим, и его по-другому будут описывать и воспевать.

Что же касается достоверности прогнозов, то они вероятностны и либо сбудутся, либо нет. А глобальные прогнозы катастрофических для человечества событий, чаще всего не сбываются. Не по тому, что они в основе своей не верны, а потому что прогресс уводит человечество (в целом, а не отдельные этносы или страны) с роковой траектории (инстинкт самосохранения). Найдет ли цивилизация истинный путь в условиях пандемического и экономического кризисов – проверит История, как это произошло и с М. Нострадамусом, цитатой которого и завершу эту статью (ц. 9, к. 66):

Столетья отыщут забытые книги.

Мой факел в иных оживет временах,

Где троны исчезнут в восстаньях и сдвигах

И принцы в могилах прочтут письмена.

Да, чуть не забыл. А причем здесь Фёдор Тютчев? В 1869 г., незадолго до смерти, поэт создал стихотворение "Нам не дано предугадать" (опубликовано в 1903 г.); в нем есть и такие строфы, которые служат камертоном всех моих футурологических изысков:

Нам не дано предугадать,

судьбы крутые повороты

её падения и взлёты

Нам не дано предугадать.

Нам не дано себя понять,

какими будем через годы,

как не познать каприз природы...

Нам не дано себя понять.

<…>

А так ведь хочется узнать...

Г.С. РОЗЕНБЕРГ, чл.-корр. РАН,

Институт экологии Волжского бассейна РАН

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru