Поиск:

Природно-ресурсный комплекс в годы Великой Отечественной войны

29.05.2020 21:55:00 

Геологическая служба

Самоотверженный труд геологов позволил создать к началу войны мощную минерально-сырьевую базу, обеспечив страну разведанными запасами практически всех видов полезных ископаемых. По итогам второй пятилетки была подготовлена сырьевая база для новых угледобывающих предприятий на Урале, в Кузбассе, на Дальнем Востоке, в Казахстане и Средней Азии; почти в 2,5 раза возросли запасы нефти, значительно расширены перспективы известных железорудных бассейнов и отдельных месторождений Урала, КМА, Западной Сибири, выявлен ряд новых объектов в Закавказье, на Урале, в Сибири и др. На долю нашей страны приходилось более половины оцененных мировых запасов железных руд и нефти.

Уже спустя 6 дней после начала войны, 28 июня, на совместном заседании Комитета по делам геологии СНК СССР и ЦК профсоюза обсуждался вопрос о задачах геологической службы, о срочном разворачивании геологоразведочных работ в глубоком тылу, в восточных районах. 16 августа 1941 г. был принят «Военно-хозяйственный план» на 1941-1942 гг., согласно которому на востоке СССР предусматривалось увеличение добычи угля, нефти и производства авиа- и автобензина, чугуна, стали, проката, меди, алюминия, взрывчатых материалов и боеприпасов.

Вторая половина 1941 г. была временем великого перемещения производительных сил на восток. Комитет по делам геологии при СНК СССР в августе-сентябре был эвакуирован в г. Кыштым Челябинской области. Уполномоченным Комитета в Москве стал директор ВИМСа Н.М.Сирин. С февраля 1942 г. в Москве организуется оперативная группа Комитета, возглавляемая его председателем И.И.Малышевым. В глубинные районы страны были перебазированы Украинское, Московское, Азово-Черноморское, Северо-Кавказское, Северное геологические управления, Госгеолиздат, ВИМС, ВСЕГИНГЕО, ВГФ, ЦГБ, ВКЗ, МГРИ и др. И уже в начале 1942 г. в стране функционировали 606 геологоразведочных партий и все эвакуированные НИИ. Геологи выявили и разведали запасы меди, вольфрама, молибдена и никеля в 5 раз больше добытого количества этих металлов; запасов бокситов – в 20 раз больше; свинца, ртути – более чем в 3 раза.

Война поставила перед нефтяниками две главные задачи. Во-первых, сделать все для бесперебойного обеспечения фронта и военного производства нефтепродуктами в достаточных количествах, и, во-вторых, принять все меры к тому, чтобы враг не смог добывать нефть из скважин, оказавшихся на временно оккупированной территории. Поиски нефти и газа в Западной Сибири не прекращались даже в разгар войны. Это позволило, начиная с 1942 г., значительно усилить поисковые и разведочные работы. С 1941-1945 гг. общий объем разведочного бурения достиг 427 тыс. м, что в 1,5 раза превысило объем разведочного бурения за все пятилетие с 1936 г. по 1940 год.

Была существенно расширена железорудная база черной металлургии в Казахстане и Средней Азии. В Западной Сибири геологоразведочные работы на железные руды проводились в районах Кузнецкого комбината на месторождениях Горной Шории и Кузнецкого Алатау. Проведена форсированная разведка и освоение месторождений марганца на Урале, в Казахстане и Западной Сибири и уже к концу 1941 г. эта проблема была практически решена.

С 1942 г. начал работать Норильский никелевый завод с полным циклом по выплавке никеля, меди, кобальта и платиноидов. Норильский и Уфалейский комбинаты стали основными поставщиками никеля и кобальта для металлургических заводов Урала и Сибири, производящих легированную сталь для брони.

В годы войны были расширены Джезказганский и Балхашский меднорудные комбинаты, а вблизи последнего открыто и быстро освоено крупное Восточно-Коунрадское медно-молибденовое месторождение. Медедобывающая промышленность страны полностью обеспечивала нужды оборонных отраслей.

Основная часть добычи свинцово-цинковых руд приходилась на месторождения Рудного Алтая и Каратау (Южный Казахстан), запасы которых в военные годы были существенно увеличены.

Резко возросшая потребность в вольфраме удовлетворялась за счет месторождений Джидинское, Белухинское и Антонова Гора в Забайкалье, Мульчихинское на Алтае, Лянгарское и Койташское в Узбекистане, Чорух-Дайронское в Таджикистане. С началом войны к ним присоединился Ингичкинский вольфрамовый рудник (Западный Узбекистан), построенный в рекордно короткий срок на базе открытой скарновой залежи.

Молибденовые концентраты поставлялись, кроме Балхашского комбината, рудниками Умальтинским на Дальнем Востоке, Первомайским (на Джидинском месторождении) и Чикойским в Забайкалье.

В связи с временной оккупацией фашистами Донбасса, дававшего до войны более половины всей добычи угля, основной базой энергетических и коксующихся углей стал Кузбасс. Добыча угля здесь в 1943 г. достигла почти 25 млн т, в том числе коксующихся углей 9,5 млн т. Также на Урале, в Казахстане и Средней Азии было разведано и передано промышленности для эксплуатации значительное количество угольных месторождений.

Страна остро нуждалась в алюминии. Были приняты экстренные меры по увеличению производства алюминия. В 1942 г. вступила в строй вторая очередь Уральского завода, мощность которого была резко увеличена; стали выплавлять алюминий Богословский завод на Урале и Новокузнецкий в Кемеровской области, сырьевой базой для них служили месторождения высококачественных бокситов СУБРа, а также – выявленные месторождения бокситов на Южном Урале.

В короткие сроки были изысканы новые резервы и по другим полезным ископаемым. Это – ртуть Киргизии, золото Колымы, олово Чукотки, сурьма Центрального Тянь-Шаня.

В годы войны в Московском регионе велись изыскания подземных вод для резервного водоснабжения Москвы и для получения соли из рассолов, составлялись карты распространения песков для нужд противовоздушной обороны, карты залегания грунтовых вод в связи с сооружением бомбоубежищ и пожарных колодцев, разведка месторождений минеральных красок для маскировки объектов.

В январе 1944 г. за успешное выполнение заданий правительства в области геологических изысканий и увеличения ресурсов минерального сырья для горнодобывающей промышленности указом Президиума ВС СССР 17 ученых ВИМСа были награждены орденами и медалями. А всего за самоотверженную работу во время войны более 200 сотрудников института получили правительственные и отраслевые награды.

Больших успехов в расшифровке сложных вопросов геологического строения рудных районов и месторождений полезных ископаемых, определении направлений геологоразведочных работ, обобщении материалов по геологии СССР добились академики Д.В. Наливкин, А.Е. Ферсман, Д.С. Белянкин, Д.И. Щербаков, чл.-корр. Ю.Л. Билибин, д.г.-м.н. Н.Г. Кассин, В.Н. Яворский, В.Г. Малков, Н.В. Шабров, Е.А. Рожкова, Ф.Н. Вольфсон, научные сотрудники Н.И. Хитаров, А.М. Шамовский, Ф.А. Алексеев и мн. др.

Несмотря на то, что решениями Госкомобороны призыв в армию работников геологической службы был ограничен, на фронтах сражалось более 4500 работников геологической службы.

За успешное выполнение заданий Правительства в области геологических изысканий и увеличение ресурсов стратегического сырья для горнодобывающей промышленности указом Президиума ВС СССР от 14 января 1944 г. 385 работников Комитета по делам геологии при Совнаркоме СССР были награждены орденами и медалями СССР.

Выдающийся организатор геологической службы страны Илья Ильич Малышев (01.08.1904-23.04.1973) провел колоссальную работу по координации действий геологов особенно в первые годы войны, а в послевоенный период, добившись личного приема у И.В.Сталина, сумел убедить его в необходимости концентрации геологических исследований в рамках единого органа управления, расширения поисковых работ на стратегически важные и новые виды минерального сырья. В результате 13 июня 1946 г. вышло Постановление СМ СССР №124 за подписью И.В.Сталина «Вопросы организации Министерства геологии СССР», в котором определялись задачи Министерства.

Учитывая важность геологической службы и вклад геологов в общее дело Победы, указом Президиума ВС СССР от 14 октября 1947 г. было проведено награждение орденами и медалями буровых и горных рабочих, буровых и горных мастеров.

За героический труд в период войны и в первые годы восстановления народного хозяйства 1300 работников геологоразведочной и топографической служб были награждены орденами и медалями, 59 специалистам присвоено высокое звание лауреатов Сталинской премии I и II степени.

Сталинские премии были присуждены акад. А.И. Заварицкому, проф. Н.Г. Кассину и В.И. Яворскому, группе геологов, руководимых акад. С.С. Смирновым и Б.Н. Ерофеевым за открытие и геологические исследования оловорудных месторождений, имеющих большое народно-хозяйственное значение; группе геологов, создавших минерально-сырьевую базу для алюминиевой промышленности, среди которых Н.А. Коржавин, акад. Д.В. Наливкин; группе геологов во главе с Героем Соцтруда В.Л. Цареградским, открывшим и исследовавшим новые месторождения золота на северо-востоке СССР; геологам, открывшим и исследовавшим под руководством Б.М. Гиммельфарба и Н.Н. Машкиры Каратаусский фосфоритоносный бассейн; геологам, открывшим и изучившим Восточно-Ферганский угольный район, разведавшим месторождения ванадиевых руд в Казахстане.

В.П. ОРЛОВ, д.э.н., проф., Министр

природных ресурсов РФ (1996-1999),

Е.А. КОЗЛОВСКИЙ, д.т.н., проф.,

Министр геологии СССР (1975-1989)

 

На официальном сайте Роснедр подробно представлена информация по деятельности геологической службы в годы войны в рамках рубрик: "Геологи и война", "Бессмертный полк геологов", "Документы", "Военная кинохроника", "ВГО", "События", а Проект «Интерактивная карта месторождений, открытых в период Великой Отечественной войны» дает наглядное представление о масштабах той важной работы по поиску месторождений.

 

Гидрометслужба

Уже 15 июля 1941 г. Постановлением "О подчинении Главного управления Гидрометслужбы СССР при СНК СССР Народному Комиссариату обороны СССР", подписанным И.В. Сталиным, Гидрометеослужба была военизирована.

На базе переданных подразделений было создано Главное управление Гидрометслужбы Красной Армии (ГУГМС КА), которое подчинялось начальнику Генштаба. В ГУГМС КА вошли также гидрометслужбы ВВС и ВМФ. На ГУГМС КА было возложено обслуживание командования метеопрогнозами, информацией, сводками (наряду с гидрометобеспечением нужд народного хозяйства). Начальником ГУГМС КА был назначен руководитель Главного управления Гидрометслужбы СССР Евгений Константинович Федоров (10.04.1910-30.12.1981).

На базе республиканских и местных управлений ГУГМС были сформированы гидрометслужбы фронтов и округов. Московский гидрометеорологический институт был преобразован в Военный гидрометинститут КА и перебазирован в Ленинабад.

Уже 27 июля 1941 г. началась эвакуация сотрудников ГГО и ГГИ из Ленинграда в Свердловск. Из Москвы в Свердловск была вывезена часть сотрудников Центрального института погоды (ЦИП). На их базе 17 августа 1941 г. был создан Институт гидрометеорологии КА. 17 декабря 1941 г. ГГО и Ленинградский институт экспериментальной метеорологии были объединены в Институт метеорологии КА . 14 марта 1942 г. на базе эвакуированного из Ленинграда объединенного Института и расположенных в Свердловске подразделений была воссоздана ГГО.

В Ленинграде действовало оперативное подразделение ГГО во главе с В.Л. Гаевским по метеообеспечению запросов Ленинградского фронта и МПВО Ленинграда. Эту же работу выполняло Северо-Западное УГМС, подчиненное в оперативном отношении штабу Ленинградского фронта. В осажденном городе регулярно велись метеонаблюдения, работало бюро поверки приборов, проводилось зондирование атмосферы. Были налажены метеонаблюдения в партизанских отрядах. Особое внимание уделялось организации и функционированию метеослужбы ПВО. Деятельность оперативного отдела ГГО в блокадном Ленинграде была высоко оценена ГУГМС и штаба Ленинградского фронта.

Обеспечение крупных военных операций гидрологическими данными выполнял ГГИ. Оперативное подразделение ГГИ под руководством Е.М. Селюка работало в осажденном Ленинграде.

ЦИП непосредственно обслуживал ставку Верховного Главнокомандования и Генштаб. Он также вел огромную работу по сбору и распространению гидрометинформации, составлению прогнозов погоды для фронта и всех отраслей. Оперативные группы ЦИПа обслуживали авиацию дальнего действия и выполняли др. спецзадания фронтов.

Метеообеспечение сухопутных войск. С первых же дней войны на Гидрометслужбу были возложены обязанности по обеспечению войск необходимой метеорологической и гидрологической информацией, как оперативной, так и климатологической. Было продолжено начатое перед войной составление климатических справочных описаний различных территорий. Эти работы выполнялись, прежде всего, в воссозданной в Свердловске ГГО, а также в ГГИ, ЦАО, ЦИПе и гидрометотделениях (ГМО) фронтов, армий и округов, флотов и флотилий.

ГМО фронтов и армий входили в состав оперативных отделов штабов, и их материалы учитывались при планировании и проведении войсковых операций. При проведении операций командование очень часто ставило задачу дать прогноз погодных условий на предстоящие 2_3 недели. ЦИП регулярно присылал прогнозы на трое суток и на месяц, которые требовали уточнения и детализации на месте, для чего фронтовые подразделения Гидрометслужбы прибегали к использованию режимных данных в виде кратких справок и карт.

Часто гидрометеорологи ГМО выезжали на рекогносцировку местности в районы возможных переправ, возведение которых проводилось под прикрытием дымовых завес, занимались обслуживанием мощных артподготовок. Помимо этого они осуществляли поддержку работы сети метеостанций, особенно в прифронтовой полосе.

Многие станции и посты на территории, занятой противником, продолжали вести наблюдения, часто нелегально, с риском для жизни, обеспечивая данными партизан и авиацию. На территории Украины, к примеру, 60 станций не прекращали наблюдения всю войну.

Научно-методическое руководство сетью осуществляло гидрометслужба наземных войск, которой всю войну бессменно руководил Я.Е. Джоган. Основным исполнителем этих работ являлась ГГО, в которой в 1944 г. для этой цели был образован специальный методический отдел. Именно в годы войны Е.И. Тихомировым, Е.С. Рубинштейн, О.А. Дроздовым были заложены научные основы рационализации гидрометеосети.

В конце войны большая часть работ по методическому руководству аэрологическими наблюдениями была передана из ГГО в ЦАО. Многие работы получили дальнейшее развитие в послевоенные годы. Так, климатологические описания театров военных действий, послужили основой для создания в ГГО серии климатических справочников и атласов. Работы в интересах химвойск по физике пограничного слоя явились основой работ по изучению влияния метеоусловий на загрязнение атмосферы. Многие пособия периода войны на протяжении десятилетий оставались основными документами, регламентирующими метеонаблюдений, и прежде всего, серия «Наставления гидрометеорологическим станциям и постам». К числу созданных в годы войны гидрометеоприборов следует отнести автоматические станции, приборы для измерения видимости, характеристик ветра и др.

Метеообеспечение авиации. Опыт начала войны показал, что включение в состав Единой гидрометслужбы метеослужбы ВВС с ее спецификой и повышенными требованиями к метеообеспечению было ошибочно, поэтому в феврале 1942 г. приказом Верховного Главнокомандующего метеослужбы ВВС вновь были переданы обратно в ведение командования ВВС. В штабе Главного управления ВВС КА был вновь создан отдел метеослужбы ВВС. Начальником метеослужбы ВВС и начальником отдела метеослужбы ГУ ВВС КА был назначен В.М. Сперанский.

Центральным прогностическим органом метеослужбы ВВС стала Главная авиационно-метеорологическая станция (ГАМС). Перед ней и ЦИП была поставлена задача метеообеспечения Ставки Верховного Главнокомандующего и Генштаба. Специалисты ГАМС принимали участие в метеообеспечении полетов при проведении Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференций, метеообеспечении авиации наших союзников, совершающей челночные операции.

В феврале-марте 1942 г. были созданы спецотделы метеослужбы ВВС; организованы самостоятельные метеостанции в штабах авиации ПВО, авиации дальнего действия, авиации ВМФ и организованы метеобюро при штабах авиационных дивизий (до июня 1942 г. имелся лишь начальник метеослужбы).

Авиация больше других видов войск ощущала отсутствие гидрометеоинформации за линией фронта, поэтому организация разведки погоды за линией фронта с участием метеорологов стала одной из важнейших задач метеослужбы ВВС. Так, если в 1943 г. авиация дальнего действия совершила 652 вылета на разведку погоды (0,88% числа всех вылетов), то в 1945 г. за 4 месяца – 188 вылетов (4%).

В метеобюро регулярно составлялись синоптические и кольцевые карты погоды, принималась вся информация, поступавшая из ЦИП, ГАМС, НИИ ГУГМС КА, и действовала служба штормовых предупреждений.

Практика метеообеспечения полетов в период войны во многом обогатила метеорологическую науку. Так, удалось уточнить характеристики верхней границы перистой облачности теплого фронта, мезоструктуру облаков холодного фронта, установить и эффективно использовать наличие прослоек во фронтальной облачности теплого фронта и т.п.

Следует особо отметить, что все метеосводки передавались в закодированном виде, как информация служебного пользования, а иногда и с грифом секретности. За успехи в метеообеспечении боевых действий авиации в годы войны свыше 2000 специалистов метеослужбы ВВС было награждено орденами и медалями.

Метеообеспечение ВМФ. Включение гидрометслужбы ВМФ в Единую гидрометслужбу в целом положительно сказалось на гидрометобеспечении флота. На морях были созданы мощные морские гидрометеообсерватории, находящиеся в составе управлений гидрометслужбы флотов. На них возлагались составление и издание ежемесячных физико-географических характеристик оперативных зон действий флотов и флотилий, составление и издание специальных атласов морских течений и льдов, производство наблюдений при использовании льда как причалов, исследование устьев рек с целью предотвращения последствий паводков и др.

Гидрометеорологи принимали участие в подготовке и непосредственном проведении десантных операций флота. В целом, несмотря на определенные трудности и недостатки, метеоподразделения флотов и флотилий в годы войны успешно справились со своими задачами.

При обеспечении операций Северного флота значительную помощь Гидрометслужбе оказывали специалисты ЦИП, а также сотрудники морского отдела ГГИ, эвакуированные в Архангельск и Мурманск. Многие пособия, разработанные в годы войны морскими гидрометеорологами, не потеряли ценности и в послевоенные годы.

Особо следует сказать о гидрометобеспечении в период войны трассы Северного морского пути и проводки морских караванов союзников, перевозивших грузы по лендлизу. Научно-методическое, научное и научно-оперативное обслуживание трассы Севморпути и системы гидрометнаблюдений осуществлял Арктический НИИ. При создании в 1941 г. Единой гидрометслужбы КА Главсевморпуть сохранил свою самостоятельность. Эвакуированный из Ленинграда в Сибирь ААНИИ организовал на Диксоне, в Тикси и в Певеке – мощные оперативные группы, отвечающие за проводку судов.

По материалам Росгидромета

 

На официальном сайте Росгидромета с 30 марта в рамках Бессмертного полка Росгидромета регулярно представлялась информация о сотрудниках Гидрометслужбы, ставших участниками Великой Отечественной войны и защищавших Родину на всех фронтах.

 

Лесное хозяйство

В военные годы леса центральных районов стали главным топливным ресурсом. Разрешалось вести лесозаготовки в насаждениях вдоль железных дорог, для чего в рубку назначали любые лесные массивы Гослесфонда. Исключение было сделано лишь для Бузулукского бора, как ценнейшего лесного массива, расположенного в степи, и для некоторых других заповедных участков. Решение о сохранении этих участков подписал лично И.В. Сталин.

С октября 1941 г. многие металлургические заводы перешли на использование древесного угля вместо кокса, а железные дороги – на дрова. Большинство автомобилей и тракторов гражданских отраслей были переведены на древесное газогенераторное топливо. На замену бензину пришел скипидар, получаемый из древесного сырья; было освоено получение из древесной смолы смазочных материалов. Древесина шла на кузова и автомобильные прицепы. В 1942 г. было изготовлено 32,5 тыс. лыжных комплектов для перевозки вооружения.

Древесина расходовалась на сооружение землянок, дотов и т.п. Древесная тара требовалась для военного снаряжения, оружия. На базе древесного сырья производились литые корпуса для авиабомб и дымовых шашек, коробки для противогазов.

Производство фанеры в 1944 г. возросло до 30 тыс. м3, что в 20 раз превышало уровень 1940 г. Помимо авиационной, вырабатывали водостойкую фанеру для судостроения и древесные пластики. Из древесины изготовляли аккумуляторный шпон, детали и агрегаты самолетов: винты, лыжи, фюзеляжи и др. По заданию ГКО деревообрабатывающие предприятия изготовили 3 тыс. боевых аэросаней.

Древесина была незаменима для производства саперных средств. Лесхозы обеспечивали кожевенную промышленность дубильным корьем и лубом, резиновую – корой бересклета, производили древесный уголь и деготь, заготовляли смолу, лекарственное сырье и т.п.

Для восстановления шахт потребовалась рудничная стойка. В осенне-зимний сезон 1943-1944 гг. предприятиями Главлесоохраны было заготовлено около 480 тыс. м3 крепежного и строительного леса.

Соблюдение всех правил ведения лесного хозяйства в военное время было, конечно, немыслимо. Огромные перерубы лесов ГЛФ в центральных районах для этого времени были неизбежны. Только в Московской области за 1941-1945 гг. по главному пользованию было вырублено 26 млн м3 древесины, или 37 расчетных лесосек. За военный период только в водоохранных лесах России было заготовлено 453 млн м3, т.е. около 80% всей древесины. Однако руководство Главлесоохраны СНК СССР, возглавляемое в это время Германом Петровичем Мотовиловым (10.06.1902-10.03.1974), делало все возможное для того, чтобы, несмотря на вынужденные перерубы, не допустить анархии.

Важнейшим документом стало Постановление Правительства от 23 апреля 1943 г., в котором предусматривалось деление всех лесов по народнохозяйственному значению на 3 группы. К первой группе были отнесены леса госзаповедников, полезащитные и курортные, леса зеленых зон вокруг промпредприятий и городов, а также ленточные боры в Западной Сибири и степные колки. Ко второй – леса, имеющие как эксплуатационное, так и защитное значение, расположенные в густонаселенных малолесных районах, а также в отдельных многолесных районах, где, в связи с ограниченными лесосырьевыми ресурсами и большими народнохозяйственными потребностями, необходимо было обеспечить не только интенсификацию лесного хозяйства, но и строгое соблюдение лесоводственных требований. К третьей группе – остальные леса гослесфонда, где разрешались промышленные рубки в неограниченных размерах. В лесах второй группы размер рубки был ограничен в пределах годичного прироста, в лесах первой – допускались лишь рубки ухода, санитарные и выборочные. Это позволило сохранить лесные богатства в разоренных войной районах. В том же 1943 г. было принято решение о выделении 500-метровых защитных лесных полос вдоль железных дорог. В лесных массивах, примыкающих к автодорогам областного значения, в июле 1944 г. тоже были выделены защитные полосы шириной 250 м.

На территории России еще шла война, в целях борьбы с незаконной рубкой леса и его хищением распоряжениями СНК СССР от 27 июля и 23 сентября 1943 г. были введены штрафные таксы за ущерб, наносимый незаконной порубкой или хищениями леса. В начале 1944 г. при Главлесоохране была организована Госинспекция лесов для контроля за ведением лесного хозяйства. В том же году было проведено обследование участков сплошных вырубок военного времени.

С приближением окончания войны наряду с рубками главного пользования в лесах начали проводить рубки ухода и закладывать лесные культуры. За годы войны не покрытая лесом площадь на территории временно оккупированных областей целом возросла с 2222 до 2633 тыс. га, т.е. более чем на 18,5%.

В 1943 г. была восстановлена деятельность Московского лесотехнического института, приняты меры по возвращению на прежние места эвакуированных учебных заведений, прежде всего Ленинградской лесотехнической академии, Воронежского и Брянского лесохозяйственных институтов. В 1944 г. был создан Институт леса АН СССР.

Говоря о значении леса для Победы, нельзя не сказать о том, что лес надежно защищал партизан, обеспечивая их скрытность. Многие работники лесного хозяйства принимали активное участие в партизанском движении; хорошо зная лес, они были прекрасными проводниками, помогали в обустройстве.

Во время войны правительственными наградами был отмечен труд многих работников лесного хозяйства: директоров лесхозов А.И. Попова, К.А. Голубева, Л.С. Хаймана, лесничих М.И. Никольского, В.А.Дунаева и мн. др. Среди награжденных были видные ученые – акад. АН СССР В.Н. Сукачев, чл.-корр. АН СССР А.А. Молчанов и др. За мужество и героизм, проявленные в боях, высокое звание Героя Советского Союза было присвоено: П.Ф. Головко, будущему директору лесхоза в Ставропольском крае; К.Ф. Кулакову, после войны работающему зам. председателя Гослесхоза СССР; В.С. Мотарыгину – возглавлявшему лесхоз в Рязанской области и др.

А.И. ПИСАРЕНКО, акад. РАН

 

На официальном сайте Рослесхоза с 1 апреля регулярно публикуются материалы в рамках рубрики "Лес – фронту".

 

Водохозяйственный комплекс

За годы войны по рекам было перевезено более 3 млн т грузов, в т.ч. для снабжения армии продовольствием и боеприпасами. Стратегические точки на военных картах, источники жизненно-необходимых ресурсов – реки служили не только транспортными артериями, но и становились естественными преградами на пути противника. Реки, озера и водохранилища снабжали армию пресной водой и рыбой, а от работы ГЭС зависело энергообеспечение стратегических промышленных объектов.

К началу войны ГЭС на верхней Волге по большей части находились еще в стадии строительства. 14 октября пал Калинин (Тверь), возникла угроза захвата Иваньковской ГЭС, и за несколько дней оборудование было частично демонтировано и на баржах отправлено вниз по Волге. Оставшийся на станции второй гидрогенератор был восстановлен и пущен в декабре 1941 г. В ноябре 1941 г. немцы пытались прорваться к Москве, в т.ч. и через замерзшее Иваньковское водохранилище. По приказу командования гидроэнергетики 20 ноября 1941 г. организовали сброс воды из водохранилища – его уровень снизился на 2 м, лед осел и стал ломаться, сделав водохранилище непроходимым. Сразу после разгрома немцев под Москвой было принято решение о восстановлении Иваньковской ГЭС. 1 мая 1942 г. ГЭС была полностью восстановлена.

При подходе врага было частично демонтировано оборудование и других ГЭС канала имени Москвы. 23 ноября немцы начали широкомасштабное наступление в направлении Клин-Рогачево-Дмитров. По приказу командования, гидротехники и гидроэнергетики приступили к созданию на пути врага водной преграды. Маневрируя затворами водосбросов и используя насосные станции, гидротехники к 26 ноября обеспечили полное затопление пойм рек Сестры и Яхромы. Перед танками врага возникло искусственное озеро шириной до 2 км и глубиной в несколько метров, ставшее практически непреодолимой преградой. Мосты через канал им. Москвы были взорваны и попытка врага окружить Москву с севера захлебнулась в волжской воде. После разгрома врага под Москвой, ГТС и оборудование насосных станций и ГЭС канала им. Москвы были быстро восстановлены. Тогда же были проведены и первые опыты по гидроаккумулированию – насосные станции были приспособлены для работы в турбинном режиме, вырабатывая электроэнергию. Фактически, они стали первыми в стране гидроаккумулирующими электростанциями.

К началу войны на Угличской ГЭС были пущены оба гидроагрегата, но водохранилище не было заполнено до проектной отметки, отсутствовали некоторые механизмы, здание ГЭС не отапливалось, но гидроэнергетики смогли обеспечить бесперебойное функционирование ГЭС. Осенью 1941 г. был введен в эксплуатацию судоходный шлюз, а весной 1943 г. водохранилище было заполнено до НПУ.

К началу войны Рыбинская ГЭС не функционировала – готовились к пуску первые гидроагрегаты, начато заполнение водохранилища. Война замедлила строительные работы – не хватало ни рабочей силы, ни материалов. Тем не менее, уже 18 ноября 1941 г. первый гидроагрегат ГЭС выдал электроэнергию. Гидроагрегат работал в недостроенном здании, под брезентовым шатром. В декабре 1941 г. была введена в эксплуатацию первая нитка судоходных шлюзов, а 15 января 1942 г. – второй гидроагрегат ГЭС.

Угличская и Рыбинская ГЭС выработали около 4 млрд кВт.ч электроэнергии. Эти киловатт-часы работали на Победу на многих заводах и фабриках. Через шлюзы ГЭС прошли миллионы тонн грузов.

14 июля 1944 г. Указом Президиума ВС СССР «за выдающиеся успехи и технические достижения по строительству гидроузлов на реке Волге» был награжден 161 человек, из них орденом «Знак Почета» – 70, медалью «За трудовую доблесть» – 36, медалью «За трудовое отличие» – 22 человека и 33 – орденом Трудового Красного Знамени.

По материалам Росводресурсов и ОАО "РусГидро"

 

Росводресурсы на своем сайте запустили специальный проект – «Реки Великой Победы» с целью рассказать об особой роли водных объектов нашей страны в годы войны.

 

Охотничье хозяйство

Тысячи членов охотничьих обществ ушли на фронт. Командиры знали, что охотники физически закаленные, находчивые, владеющие навыками стрельбы, поэтому назначали их разведчиками, снайперами, разведчиками-наблюдателями и др. Воевали такие охотники как, например, легендарный летчик-истребитель, член Военно-охотничьего общества, трижды Герой Советского Союза А.И. Покрышкин. Имена многих бойцов-охотников широко известны. Более 360 фашистов на счету снайпера Семена Номоконова, охотника из Забайкалья. Гитлеровцы называли его страшным шаманом, обещали крупные суммы за его голову. Охотник-лесник с Кубани сержант Иван Меркулов уничтожил более 300 оккупантов. Бойцы, овладевшие искусством меткого выстрела в созданной им школе мастеров огня, многократно увеличили боевой счет учителя.

Всеармейское военно-охотничье общество не прекращало своей деятельности и в годы войны. Много сделали для фронта эвакуированные на восток его предприятия. Они выпускали маскировочные сети, санитарные сани, волокуши, взрыватели для минометов и др. Из числа опытных охотников широко практиковалось создание промысловых бригад по заготовке мяса диких копытных животных и рыбы для снабжения армии и военных госпиталей.

В Ленинграде в условиях блокады были созданы из добровольцев Военно-охотничьего общества спецбригад. Ими были выловлены десятки тонн рыбы, много водоплавающей дичи. Причем эту работу они осуществляли и при вражеских обстрелах и бомбежках.

Правительство придавало большое значение заготовкам пушнины. Требовалось как можно больше пушного сырья для экспорта в обмен на крайне необходимые для армии и народного хозяйства товары.

Учитывая растущие потребности фронта и тыла, в октябре 1943 г. СНК СССР принял постановление «О развитии охотничьего промысла и заготовке пушнины в военное время», освободившее от мобилизации охотников-промысловиков. Добыча пушнины и дичи осуществлялась также и силами охотников-любителей. За годы войны было заготовлено и сдано государству пушнины на 500 млн руб., а также тысячи тонн мясопродуктов из дичи для госпиталей и столовых.

В 1944 г. Госохотинспекции (созданная в 1940 г.) была преобразована в Главное управление по делам охотничьего хозяйства при СНК РСФСР, а на местах – в областные, краевые и республиканские управления.

НИА-Природа

 

Картографо-геодезическая служба

Война поставила перед картографо-геодезической службой – Главным управлением геодезии и картографии (ГУГК) при СНК СССР срочную задачу – обеспечить Вооруженные Силы топографическими картами и геодезическими данными на огромный регион, простиравшийся от западных границ до Волги, который в довоенные годы не был полностью покрыт съемками масштаба 1:100 000 и крупнее. В 1940 г. было принято решение о сосредоточении основных сил на производстве топографических съемок в масштабе 1:100 000. До 1941 г. была выполнена съёмка на площади свыше 1700 тыс. м2. Уже в начале 1942 г. было закончено издание топографических карт масштаба 1:100 000 на районы возможных военных действий.

В конце 1941 г. широко развернулись работы по созданию новой карты масштаба 1:200 000, которая уже в июле 1942 г. поступила в армейские подразделения. В последующие годы наступательные операции были обеспечены картами масштабов 1:25 000 и мельче, а также геодезическими данными.

Многие геодезисты, топографы и картографы, пилоты и штурманы-аэрофотосъемщики в годы войны трудились в составе частей ВТС и артиллерийской разведке, подготавливая для войск необходимые картографические материалы, определяя геодезические опорные пункты и координаты целей, составляя фотопланы и фотосхемы в процессе подготовки разведданных, проявляли мужество и героизм. Пилоту И.Г. Шаманову и штурману-аэрофотосъемщику М.В. Лорин в 1942 г. присвоены звания Героев Советского Союза. Многие ученые и специалисты, работавшие на фронте и в тылу, были удостоены государственных наград.

Во время войны не прекращалась деятельность по топографогеодезическому и картографическому обеспечению нужд народного хозяйства. Продолжались работы по изданию учебных, справочных и политико-административных карт, а также по составлению и изданию Государственной карты СССР в масштабе 1:1 000 000, создание которой было завершено в 1945 г. и явилось важным этапом в развитии системы топографических карт общегосударственного назначения (в 1947 г. она была отмечена Большой золотой медалью Географического общества СССР).

За годы войны предприятия ГУГК совместно с частями ВТС: выполнили съемки и рекогносцировки на площади около 5 млн кв. км; подготовили к изданию 19,6 тыс. оригиналов топографических карт; отпечатали 880,5 млн экземпляров карт; издали 575 каталогов и списков, содержащих координаты 333 тыс. геодезических пунктов.

А.В. БОРОДКО, руководитель

Роскартографии (2004-2009)

 

Рыбное хозяйство

В годы войны основная часть рыбаков были призваны в армию, а большинство рыболовецких судов стали военными кораблями. В начале войны 46 судов – большая часть Мурманского и Архангельского траловых флотов – была передана ВМФ, но перед тем, как передать, их надо было переоборудовать, установить вооружение. Приказом Наркомата рыбной промышленности и Наркомата ВМФ от 24 июня 1941 г. ремонт судов Северного флота поручен Мурманской судоверфи, где было переоборудовано 20 судов. Наличие на верфи слипов позволило специализировать судоверфь на ремонте подводных лодок. Тут же ремонтировали (без доковых работ) эскадренные миноносцы. Было выполнено много новых работ, которые ранее никогда не производили: капремонт дизелей подводных лодок, паровых котлов, подкрепление корпусов эскадренных миноносцев; освоено производство минометов, корпусов мин и гранат, волокуш, лыж, саперных инструментов.

На переоборудованных судах капитаны промысловых судов стали командирами военных сторожевых кораблей, тральщиков, посыльных судов, штурманы и механики – командирами боевых частей, а тралмастера, рыбмастера, матросы – комендорами, минерами, сигнальщиками. Рыболовные суда и их экипажи, вошедшие в строй ВМФ, тралили и уничтожали мины, несли дозорную службу, конвоировали транспортные суда, высаживали десанты, охраняли коммуникации и др. Общеизвестны подвиги сторожевых кораблей «Туман» и «Пассат», геройски погибших в неравном бою с гитлеровскими кораблями в июле-августе 1941 г. В ноябре 1941 г. сторожевой корабль «Бриз», под командованием капитан-лейтенанта В.А. Киреева, таранил и потопил немецкую подводную лодку.

По решению Правительства на Северном бассейне было создано Управление военизированного флота рыбной промышленности. Было сформировано четыре крупных дивизиона судов, включая военно-транспортный дивизион, в который вошли вспомогательные суда тралового флота, парусники, мотоботы рыбного порта. Десятки этих суденышек выполняли огромную работу по перевозке вдоль Кольского побережья боеприпасов, вооружения, продовольствия и по транспортировке раненых. Участвовали они и в десантных операциях. За героическую работу многие моряки были награждены боевыми орденами и медалями.

Ни одна операция по высадке в Черном, Азовском, а в конце войны в морях Дальнего Востока, на проходила без активного участия рыбаков. В осажденных городах Ленинграде, Севастополе, Керчи и Одессе днем на виду у врага под разрывами снарядов рыбаки добывали рыбу для населения этих городов и бойцов, а ночью уходили в дозоры, делали дерзкие вылазки в тылу врага. А когда после героической обороны пала Керчь, рыбаки под прицельным артиллерийским огнем и непрерывной бомбежкой вывели значительную часть рыболовного флота через Керченский пролив в Черное море и снова продолжали борьбу. Рыбаки, принимавшие непосредственное участие в десантах, в боевых действиях вместе с Красной Армией, внесли большой вклад в дело окончательного разгрома врага и освобождения городов Одессы, Севастополя, Новороссийска, Керчи.

28 рыбаков стали Героями Советского Союза, а Александр Осипович Шабалин – штурман Мурманского тралового флота – дважды Героем Советского Союза.

В годы войны основным районом, обеспечивавшим рост вылова рыбы, стала Камчатка. Если в 1940 г. на Камчатке было добыто 90,0 тыс. т рыбы; то в 1941 г. – в 1,3 раза; в 1942 г. – в 1,5 раза, а в 1943-1945 гг. – почти в 2 раза больше, чем в 1940 г. Удвоили лов лососей неводами, организовали крючковый лов трески, снюрреводный промысел камбалы, обеспечив увеличение вылова этих объектов в 6 раз. За 1942-1945 гг. Камчатка дала стране свыше 650 тыс. т рыбы, из которых 68% – лососевые. Всего рыбаками Сибири и Камчатки было добыто в 1942-1945 гг. 1,04 млн т рыбы и других объектов промысла.

По материалам ВНИРО

 

Почвоведы МГУ

С началом войны по поручению руководства Московского университета и АН СССР была создана объединенная комплексная бригада для разработки вопросов в помощь строительству аэродромов и аварийных водоемов на военных объектах и в городах. Научным руководителем бригады был назначен проф. Н.А. Качинский. В задачу бригады входило разработать методы скоростного закрепления летного поля с наименьшей затратой стройматериалов, а также с помощью быстро растущей, стойкой против вытаптывания, задерняющей почву растительности и методы борьбы с пылимостью летного поля. Кроме того, перед почвоведами была поставлена задача — разработать технологию постройки противофильтрационной одежды водоемов с использованием местного почвенно-грунтового сырья. До октября 1941 г. центр работы бригады был в Москве. За это время поставленная перед ней задача по закреплению летных полей в основном была решена для дерново-подзолистых почв.

Большая группа почвоведов под руководством проф. И.Н. Антипова-Каратаева вела работу по изучению защитных свойств почв и других адсорбентов по отношению к поглощению отравляющих веществ.

После эвакуации университета в Ашхабад (1941-1942) центр работы бригады перенесли туда. Были проведены исследования различных почв в целях постройки аэродромов и осуществлено опытное строительство по проверке разработанных методов закрепления летного поля и борьбе с пылимостью летного поля химическими и биологическими методами. После эвакуации университета в Свердловск изменился состав рабочей бригады и направление ее работ. Было проведено агромелиоративное изучение почв заводских районов области в целях обеспечения сельхозпродуктами. Результаты работы сведены в монографию «Опыт агрофизической характеристики почв на примере Центрального Урала», удостоенной впервые присуждавшейся премии АН СССР им. В.В. Докучаева.

По возвращении университета в Москву оборонная тематика сосредоточилась на задаче строительства аварийных водоемов на местном почвенно-грунтовом сырье.

Н.А. КАЧИНСКИЙ, д.г.-м.н., проф.,

основатель и руководитель кафедры

физики и мелиорации МГУ (1943-1976)

 

 

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru