Поиск:

Накануне председательства в Арктическом совете

23.04.2020 20:47:00 

Накануне председательства России в Арктическом совете (2021-2023) актуально обсудить вопросы международного научного сотрудничества в Российской Арктике.

Научная кооперация всегда рассматривалась и рассматривается как элемент «народной дипломатии» и постоянно действующего диалога. В 21 в. на фоне обострения напряженности в отношениях Востока и Запада, Арктика постепенно стала превращаться в арену острых геополитических конфликтов и перспектив расширения милитаризации. Однако, деятельность Арктического совета и его рабочих групп (CAFF, AMAP, PAME, EPPR, SDWG), Международного арктического научного комитета (IASC) и его Рабочей группы «Международные научные инициативы в Российской Арктике» (ISIRA), Международной арктической ассоциации общественных наук (IASSA), межпарламентских комиссий, конференций и неправительственных организаций («Северное измерение», Северный Форум, Баренцрегион, Арктический университет, «Полярный круг», Арктическая программа ВВФ и др.) ориентирована на снижений напряженности в регионе и на достижение целей сотрудничества приарктических государств. Россия, оказавшаяся под постоянным прессом геополитического давления, недобросовестных приемов конкурентного давления, претензий на морские владения со стороны соседних стран ведет последовательную политику сближения и сотрудничества. Помимо главной инициативы – проведения с 2010 г. международных форумов «Арктика – территория диалога», наша страна ежегодно проводит многочисленные форумы для обсуждения проблем сотрудничества в Арктике. Опыт участия в этих форумах выявил, что наиболее эффективным форматом кооперации в Арктике можно считать международное научное сотрудничество, в первую очередь проведение совместных исследований непосредственно в Российской Арктике или участие российских ученых в циркумполярных инициативах, программах и проектах. В связи с подписанием в Фербенксе (США) Соглашения об укреплении международного арктического научного сотрудничества 11 мая 2017 г. министрами иностранных дел 8-ми арктических государств, включая США, Канаду, Россию, Норвегию, Швецию, Данию, Исландию, Финляндию, а также Гренландию и Фарерские Острова, и председательством России в Арктическом совете в 2021 г., вопросы научной кооперации приобретают высокую актуальность. Тем более, 4 апреля в Акюрейри (Исландия) закончилась, проводимая в режиме видео-конференций, Арктическая научная неделя (ASSW 2020), где на 2-х заседаниях эти вопросы обсуждались детально. 30 марта на заседании «International Science Initiative in the Russian Arctic» (ISIRA, https://iasc.info/isira), как председатель Рабочей группы ISIRA выступил и автор. С тезисами этого выступления и хочется ознакомить читателей.

 

Соглашение по научному сотрудничеству

Соглашение по укреплению международного арктического научного сотрудничества подтверждает глобальное значение науки как инструмента «народной дипломатии» в условиях, когда сама дипломатия не полно справляется со своими задачами, особенно в Арктике. IASC и ISIRA участвовали в его обосновании и посылали предложения для включения. О чем оно? Во-первых, о важности мира, стабильности и конструктивного сотрудничества в Арктике. Во-вторых, об укреплении научной кооперации путем "устранения препятствий" и предоставления «дорожной карты» по содействию исследованиям моря, суши и атмосферы в панарктическом масштабе. В-третьих, оно призывает улучшить совместное использование существующей исследовательской инфраструктуры путем «…создания возможностей для перемещений исследователей, студентов, оборудования и материалов». В-четвертых, Соглашение юридически закрепляет содействие арктических государств обмену научными данными и метаданными.

Научное сообщество, действуя через разные структуры Арктического совета, включая IASC и ISIRA, Арктический университет (UArctic) и IASSA, совещания министров науки определило приоритеты исследований в рамках Соглашения: установить особые процедуры ускоренной выдачи виз и разрешений на доступ к полевым объектам; оцифровать исторические и др. данные из публикаций для создания общей платформы поиска данных; привлекать организации, упомянутые в Соглашении, для создания и мониторинга международных, включая трансграничные, исследовательских партнерств; расширить поддержку международных полевых и летних школ для подготовки молодых исследователей Арктики; поощрять проведение сравнительно-географических исследований для изучения общих циркумполярных проблем; максимально использовать транспортные возможности и др. формы инфраструктуры арктических государств, в т.ч. ледоколы, для международных научных целей; создавать инновационные платформы, объединяющие естественные и социальные науки с местными знаниями коренных народов.

Существенным дополнением можно признать то, что Соглашение отмечает позитивный опыт научного сотрудничества, осуществляемых в рамках разных организаций и инициатив, таких, как ВМО Сеть арктических опорных наблюдений (SAON), IASC и ISIRA, UArctic, Форум арктических научно-исследовательских операторов, инфраструктурный проект в рамках крупнейшей Программы ЕС «Горизонт – 2020» – Международная сеть для наземных исследований и мониторинга в Арктике (INTERACT), Международный совет по исследованию моря (ICES), Тихоокеанская арктическая группа и Российско-Американское тихоокеанское партнерство (PAG, RAPP), Ассоциация молодых полярных исследователей (APECS), Всемирная ассоциация коренных народов (IWA), IASSA и мн. др.

Россия подписала Соглашение по укреплению международного арктического научного сотрудничества (распоряжение Правительства РФ от 19 апреля 2017 №735-р), определив Минобрнауки России головным исполнителем, а Минприроды России, Росгидромет и РАН – соисполнителями Соглашения. Для России оно вступило в силу 23 мая 2018 г. после ратификации. И вот теперь возникает и главный вопрос, который актуален в связи с председательством России в Арктическом совете – а где же Международный и национальные планы действий для реализации Соглашения? Без них оно, остается, хотя и юридически полноценным, но декларативным документом. Особенно он актуален для Арктики, где сохраняется высокий потенциал международного научного сотрудничества.

 

Тренды последних лет

Ежегодные отчеты членов ISIRA из 8-ми арктических стран и неарктических государств, проводящих исследования в Российской Арктике – Китай, Японя, Корея, Великобритания, Германия и др. и мой отчет – «Взгляд из Москвы» с обзором примеров международного сотрудничества в Российской Арктике редко совпадают по приоритетам, выявляемым лидерам научной кооперации и по её «адресам» в России (см. https://iasc.info/isira). И это не случайно, т.к. сами приоритеты – российские и др. арктических государств, к сожалению, не всегда совпадают. Этот факт отмечается нами все 15 лет, с 2005 г., пока являюсь председателем ISIRA. В начале 90-х гг., когда создавались IASC и ISIRA, больше всего международных проектов было посвящено жизни коренных народов и мониторингу загрязнения среды, в т.ч. радиационному – до 200 проектов в год с финансированием в сотни $ млн в год. В наши годы по завершению крупных международных программ, касающихся, например, создания циркумполярных карт – мерзлоты, почв, растительности, геологии, у западных коллег в приоритете исследования изменений климата, мерзлоты и атмосферы, циклов углерода, миграций птиц, социально-экономических аспектов развития северных регионов. Российская Арктика на фоне массового закрытия полярных станций и сокращения сети гидрометнаблюдений в 90-х гг. так и не обрела развитой (оборудованных соответствующими приборами и обеспеченных системой коммуникаций и спутникового мониторинга) международной арктической сети наблюдений. Сеть INTERACT, в которую также включаются и российские исследователи на правах кооперации не в счет, т.к. она не носит постоянный характер, и не предусматривает свободное текущее получение данных наблюдений всеми участниками.

На наш взгляд, заинтересованность России в международном сотрудничестве в Арктике в последнее десятилетие – после завершение Международного полярного года, появления у большинства приарктических государств, в т.ч. России, собственно «арктических стратегий» и активизации заявки России в ООН на расширение арктического шельфа – поменяло ситуацию в этой сфере – если раньше и по числу, и по объему инвестирования иностранный вклад в научную кооперацию был сопоставим с российским, то сейчас он существенно ниже, уступая по разнообразию направлений, географии и финансированию. И это главный наш вывод в оценке сотрудничества. Выделим основные тренды последнего десятилетия.

1. Создание новых региональных научно-исследовательских центров как платформ для осуществления научной деятельности в Российской Арктике: Кольском и Карельском НЦ РАН, Коми НЦ УрО РАН, в Архангельске – ФНЦ комплексных арктических исследований РАН, в Салехарде – НИЦ изучения Арктики, в Норильске – Российский центр изучения Арктики, Таймырский РКК для исследований в Арктике, в Якутском НЦ СО РАН, в Анадыре – Чукотский РКК для исследований в Арктике. В последнее десятилетие новые центры арктических исследований созданы в Санкт-Петербурге, где работает головной институт в этой области – Арктический и антарктический НИИ Росгидромета (например, Центр исследований Арктики и климата в РГГМУ), в Москве (в ИГ РАН, в МГУ), во многих федеральных университетах северных регионов, в институтах Минобрнауки России, Минприроды России и Росгидромета.

2. Поддержка международных исследований в Российской Арктике российскими научными фондами – РНФ и РФФИ. Традиция последнего десятилетия – проведение совместных с иностранными и международными научными фондами арктических проектов. Так, среди программ 2019-2021 гг. РФФИ поддержал арктические проекты: с Belmont forum "Viability of rapidly changing Arctic systems (SID Arctic II 2019-2020)», с учреждениями Японии, Франции, с Исследовательским советом Норвегии, с научным сообществом Германии. В прошлом – с научными фондами Австрии, Японии, США, Германии, Норвегии.

3. Развитие международного научного сотрудничества северных университетов. Например, РГГМУ реализует проекты "Promoting Urban Sustainability in the Arctic" и «Arctic Research Consortium» с университетами США, России, Норвегии, Швеции, Финляндии, Гренландии, Канады. В мае 2020 г. он планировал проведение "Арктической недели в России». САФУ в Архангельске реализует международные проекты «Арктический плавучий университет», проекты Центра "Российская Арктика: новые материалы, технологии и методы исследования“, объединяющего университеты 5 арктических регионов России, с университетами Норвегии, Финляндии, Швеции, Канады и США. Здесь функционирует и Научно-исследовательское бюро UArctic как подразделение САФУ. Северо-Восточный федеральный университет (СВФУ) в Якутске создал совместную Российско-Германскую лабораторию по изучению динамики окружающей среды в Арктике, осуществляет исследования с Швецией, Японией, Китаем, Кореей, Канадой, Великобританией, Австрией. Это один из лидеров в международной научной кооперации среди северных университетов России.

4. Расширение морских экспедиционных исследований с привлечением зарубежных ученых. На отчетной конференции Минобрнауки России и РАН по итогам экспедиционных исследований в 2019 г. 26-27 февраля 2020 г. были заслушаны отчеты по 15 арктическим научным рейсам на научно-исследовательских судах (НИС). Всего было задействовано 14 научных судов, около 600 ученых из 37 российских и 16 зарубежных научных организаций из Швеции, США, Аргентины, Польши, Германии, Южной Кореи, Китая и др. Ведущими организациями выступили институты океанологии РАН и океанографии ДВО РАН, ММБИ РАН, Институт, учреждения Росгидромета, Минприроды России и др. В 2019 г. для арктических экспедиций начато проектирование двух НИС неограниченного района плавания.

5. Создание международных арктических научных лабораторий. Международные лаборатории и полевые станции в российской Арктике необходимы в Архангельске, Мурманске (Киров, Апатиты), Нарьян-Маре, Сыктывкаре, Воркуте, Салехарде, Норильске, Хатанге, Магадане, Певеке, Анадыре. Их создание реально и не требует больших финансовых затрат. Это неоднократно обсуждалось на заседаниях ISIRA как формат научных инициатив. Сейчас реально действует 8-10 таких лабораторий, в т.ч.: 1) Центр исследований биоты, климата и ландшафтов в Томском университете; 2) Российско-Японская лаборатория арктических исследований в Якутском НЦ; 3) Лаборатория полярных и морских исследований им. О. Шмидт в ААНИИ Росгидромета (совместно с Институтом полярных и морских исследований им. А. Вегенера, Германия); 4) Российско-Германская лаборатория по исследованию арктических экосистем “BioM" в СВФУ; 5) Международная научно-образовательная лаборатория по изучению углерода в арктических морях при Томском политехническом университете (консорциум России, Швеции, Нидерландов, Великобритании, США, Италии).

6. Развитие (восстановление) сети арктических полярных станций. В СССР было создано около 50 полярных станций. Сейчас их осталось 20, а 32 – закрылись в 90-х гг. При этом в новое время создана только одна – о. Самойловский (2010) в дельте р. Лены, восстановлена (2013) ледовая станция "Мыс Баранова" на о. Большевик (Сев. Земля). Полярных станций не хватает – это видно по вкладу России в мониторинговые циркумполярные проекты. Каковы перспективы развития сети полярных станций для международного сотрудничества? Многие из них не приспособлены и закрыты для иностранных исследователей. Рассматриваются три подхода: 1) создание новых станций, 2) поддержка и адаптация существующих станций для международных проектов, 3) развитие мобильных международных станций.

7. Развитие международных исследований на Шпицбергене и западном секторе Российской Арктики. В последнее десятилетие существенно выросла активность исследований на Шпицбергене с вовлечением ресурсов и инфраструктуры созданного там научного центра. Новой программой исследований предусмотрено участие: 1) НПО «Тайфун» Росгидромета – по локальному экомониторингу в районах хозяйственной деятельности; 2) ВНИИ Океангеология – по геолого-геофизические исследованиям; 3) Института географии РАН – по комплексным гляциологическим и ландшафтным исследованиям; 4) Кольского НЦ РАН – по изучение минералогического разнообразия и редких, радиоактивных и рассеянных элементов; 5) ММБИ РАН – по исследованиям экосистем фьордов и морей; 6) Полярно-альпийского ботсада-института РАН – по анализу растительных и почвенных ресурсов в условиях изменения климата; 7) Единой геофизической службы РАН – по мониторингу разрушения криосферы и прогнозирование опасных явлений; 8) Полярный геофизический институт РАН – стационарные наблюдения геофизических процессов в атмосфере; 9) Институт археологии РАН – исследование памятников русской культуры и истории; 10) Институт физики атмосферы РАН – исследование газообмена и структуры пограничного слоя атмосферы; 11) ААНИИ Росгидромета – метеоисследования атмосферы, гидрологический мониторинг.

8. Развитие научного сотрудничества в Российской Арктике с азиатскими странами. Приоритетные направления сотрудничества – социально-экономические проблемы Восточной Сибири, изменение климата и углерод в арктических экосистемах, миграция арктических птиц, морские биологические исследования и др. Имеются совместные с Кореей проекты, например, в области молекулярной генетики (восстановление мамонта и др.). Программа Российско-Японских арктических исследований, озвученная на 3-х двусторонних конференциях в Москве и Токио в 2013-2015 гг. включала около 50 проектов. На площадке Арктического форума “Арктика-территория диалога" 10.04.2019 было подписано Соглашение о создании Китайско-Российского арктического исследовательского центра между Институтом океанологии РАН и Национальной лабораторией морской науки и техники Циндао.

9. Приметой времени можно считать расширение международного сотрудничества ООПТ Российской Арктики, особенно нацпарка «Русская Арктика», заповедников – Ненецкий, Гыданский, Большой Арктический, Путоранский, Таймырский, Усть-Ленский, природного парка «Берингия».

 

Проекты 2018-2019 гг.

В 2018-2019 гг. количество международных научных проектов в Российской Арктике не уменьшилось, несмотря на сохраняющиеся трудности в их реализации. Приоритет отдавался хорошо налаженным связям. Этому также способствовало появление новых показателей оценки деятельности исследовательских институтов и университетов – «наличие международного сотрудничества» и «публикации в международных журналах», индексируемых в SCOPUS и Web-of-Sciences, а Минобрнауки России приступило к поддержке двусторонних проектов в Арктике. Как и прежде, здесь реализуется около 150 международных проектов, грантов и тем (более 40 академических и 20-25 отраслевых институтов, 10-15 вузов). Как "новая волна" XXI в. международные исследования в Российской Арктике поддерживаются транснациональными и национальными добывающими компаниями: научные подразделения транснациональных (ExxonMobil, Statoil, Total, Seadrill Ltd., North Atlantic Drilling Ltd., Chevron, ConocoPhillips, Devon) и национальных корпораций (Газпром, Сибнефть, Лукойл, Норильский никель, Алроса и др.).

 

Накануне председательства

Выделим основные проблемы, требующие решения:

1) недостаточная изученность, редкая сеть научных стационаров и станций наблюдений за изменениями климата, загрязнение среды, динамикой биоразнообразия и пр. – многие исследования не имеют достаточного количества специалистов, лабораторий и оборудования, что делает международное научное сотрудничество особо актуальным, и Россия может и должна в таких случаях приглашать иностранных коллег для совместных исследований;

2) вопросы открытости для международного сотрудничества, в последние годы этой возможностью воспользовались многие арктические и неарктические страны, но для них есть некоторые ограничения и сложности с посещением отдельных российских арктических территорий и это требует решения в рамках рекомендаций Соглашения (2017);

3) отсутствие стратегического планирования сотрудничества (Плана действий), в т.ч. в рамках Соглашения по укреплению международного арктического научного сотрудничества, которое в идеале сблизить российские и международные приоритеты;

4) слабое развитие транспорта и инфраструктуры и высокая стоимость морского, речного и воздушного транспорта, проводки судов ледоколами – ограничивает возможности исследования некоторых территорий и акваторий АЗ РФ десятилетиями;

5) необходимость вернуться к практике совместной с другими арктическими государствами реализации крупных, затратных в отношении финансов и транспорта циркумполярных проектов и экспедиций, в т.ч., например, по учету численности мигрирующих животных – белого медведя, атлантического моржа, некоторых арктических птиц.

По заверениям МИДа России, озвученным на V Международном арктическом форуме "Арктика - территория диалога" в апреле 2019 г., Россия уже «готовит программу своего будущего председательства в Арктическом совете…». Ждать осталось недолго.

Аркадий ТИШКОВ, чл.-корр. РАН, ИГ РАН,

председатель Рабочей группы ISIRA

Бюллетень

© 1998-2019, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»
При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, Бизнес-парк "Румянцево", офис 352-Г, НИА-Природа тел./факс: 8(495)240-51-27, e-mail: nia_priroda@mail.ru