Поиск:

Проблемы социальной экологии

25.10.2019 22:05:00 

От редакции: 1 октября 1986 г. открылась первая Всесоюзная конференция «Проблемы социальной экологии» (г. Львов). Эта дата считается Днем рождения социальной экологии у нас в стране. Одним из её создателей является д.соц.н., проф. Ирина СОСУНОВА, возглавившая в начале 90-х годов Отдел социальной экологии в Институте социально-политических исследований РАН, с 2003 г. – Центр социально экологического мониторинга РЭФИА, а затем Центр социальной экологии НИА-Природа. Редакция газеты обратилась к Ирине Александровне, которая в октябре отмечает юбилей – свое 70-летие, с просьбой написать статью по актуальным проблемам социальной экологии.

Предмет социальной экологии – закономерности и формы взаимодействия человеческого общества с окружающей природной средой, условия поддержания равновесия в этом процессе. Одним из важных направлений является исследование прямых и обратных связей между процессами, происходящими в демографии и окружающей среде, причин, способствующих изменению экологического поведения населения в разных социально-экономических ситуациях.

Социальная экология заостряет внимание на многих экологических проблемах, требующих совместного решения власти, бизнеса и общества, и полемика вокруг которых только обостряется. Например дискуссия экологов и социологов в 2017 г. (см. «ПРВ» №5, 2017) вокруг Парижского соглашения по климату, принятого 12 декабря 2015 г. по итогам 21-й Конференции Рамочной конвенции ООН об изменении климата в Париже, все-таки успешно закончилась подписанием соответствующего Договора.

Существует три условия, при которых применение методов социальной экологии в сфере управления создают долгосрочные преимущества:

1) социально-экологические исследования базируются на новых принципах, бросающих вызов традиционному мышлению;

2) социально-экологические исследования, как правило, являются системными, включающими большой спектр методов и приемов;

3) социально-экологические исследования часто выходят на инновации, которые являются частью непрерывного процесса нововведений, со временем приводящего к усовершенствованиям и изменениям прежде всего окружающей среды.

Социальная экология, предлагая новые принципы или систему иных взглядов и понятий (например, холистических), по сути дела осуществляет пересмотр традиций и догм, которые ограничивают творческое мышление помогает по-новому определить возможности решения проблемы.

Поскольку сейчас воздействие человека на природу достигло огромных масштабов, а в густонаселенных районах антропогенные воздействия стали преобладающей силой в формировании характеристик окружающей среды, неблагоприятная экологическая обстановка в промышленно развитых странах, в т.ч. и России, по мнению социальных экологов, стала влиять на общую социальную ситуацию. Это в полной мере наблюдается и сейчас на 15% российской территории. Критическая или околокритическая экологическая ситуация отмечается в регионах, где проживают более 60 млн человек. Результаты социсследований наглядно свидетельствуют о понимании экспертами и населением России данных проблем; об этом говорят как материалы опросов, выполненных еще в 2001-2002 г. РЭФИА и ИСПИ РАН, так и эмпирические данные, полученные в последние годы службой Специальной связи и информации ФСО России на постоянной основе, осуществляющей мониторинг общественного мнения о социально-экономических и общественно-политических проблемах России (табл. 1).

Таблица 1

Оценка экологической ситуации в России, в % от числа опрошенных


Оценка ситуации

2001 г.

2014 г.

2015 г.

2016 г.

2019 г.

Доля участников экспертных опросов, считающих экологическую ситуацию в России неблагополучной

82-88

82-88

87-90

90-93

93-94

Доля участников массовых опросов, обеспокоенных состоянием экологической ситуации

59-67

63-72

65-74

65-75

75-78

Доля участников массовых опросов, отмечающих наличие существенной связи экологической ситуации и социальной напряженности

55-66

62-65

65-67

67-70

70-72


 

При этом следует особо отметить, что даже в неблагоприятных экономических условиях, в которых находится сейчас Россия, на фоне снижения доходов населения - доля россиян, негативно оценивающих экологическую обстановку в регионе проживания и считающих экологическую проблемой, требующей первоочередного решения, несомненно остается как минимум значимой. В частности, по данным ФСО, в России отмечается лишь относительно небольшое снижение данного показателя: с 14,8% в ноябре 2014 г. до 11,8% в мае 2016 г. Однако по субъектам РФ эта доля заметно варьируется: от 1-2% в Алтайском крае, республиках Мордовия и Хакасия, до 20-24% в Иркутской области, Москве и Республике Северная Осетия-Алания и до 26-36% в Челябинской и Свердловской областях и т.п. По данным исследований РОС в 2017 г. высок этот показатель и в Приволжье. Наибольшую обеспокоенность экологической ситуацией в регионе проживания при этом продемонстрировали жители Иркутской области, наименьшую – жители Ленинградской. В целом же население России больше всего беспокоит качество водных ресурсов и загрязненность атмосферного воздуха (40,8 и 40% опрошенных соответственно). Относительная приоритетность отдельных экологических проблем несомненно зависит от специфики региона, так, например, наиболее высокий уровень обеспокоенности населения, по данным ФСО, сейчас связан в Уральском федеральном округе с качеством водных ресурсов, в Сибирском – с загрязненностью атмосферного воздуха, в Северо-Западном – с накоплением отходов; в Приволжском – с состоянием реки Волга, в Сибирском – с состоянием лесов, в Дальневосточном – с ростом частоты опасных природных явлений (наводнения, засухи, лесные пожары) и т.д.

Разумеется, было бы некорректным делать какие-либо принципиальные выводы, абсолютизируя обеспокоенность респондентов только собственно экологической ситуацией, отвлекаясь от общего социального контекста. В данной связи интересны результаты эмпирических социологических исследований, подтверждающие, что экологическая ситуация реально находится в «фокусе» внимания современного общества (табл. 2).

Таблица 2

Оценка экспертами актуальности экологической проблемы (по осредненным данным НИА-Природа), в % от числа опрошенных

Характер проблемы

Москва

Мордовия

Северная Осетия

Ингушетия

Ярославская обл.

 

РФ*

П/р

С/р

РФ

П/р

С/р

РФ

П/р

С/р

РФ

П/р

С/р

РФ

П/р

С/р

Требует немедленного решения

50

38

25

41

36

27

38

24

16

25

17

10

50

25

13

РФ – для России в целом; П/р – для промышленных регионов; С/р – для сырьевых регионов.

 

Именно социальная экология в течении последних лет занималась изучением социально-экологической напряженности и социально-экологическими конфликтами. Введение этих понятий при разработке социально-экологического мониторинга в рамках Госпрограммы «Экологическая безопасность России» (1993-1995 гг.) позволило выявить связь между зачастую не воспринимаемыми непосредственно человеком антропогенными изменениями свойств и характеристик биосферы и реальной социальной жизнью, когда создаваемая человеческой деятельностью «рукотворная» экологическая ситуация неизбежно порождает прежде всего, вполне очевидные многочисленные угрозы конкретным социальным интересам отдельных слоев и групп. Так, результат многолетних эмпирических социологических исследований научно обоснованно подтвердили наличие объективных зависимостей между экологической ситуацией и здоровьем населения; его трудовой деятельностью; отдыхом; миграциями; политической стабильностью и т.д., а, в конечном счете, между экологической ситуацией и национальной безопасностью. Соответственно этому, воздействие негативных последствий человеческой деятельности сейчас реально осознается социальными общностями в разных регионах. Иногда правда, только после достаточно длительного вызревания социально-экологических проблем, то есть в виде объективных разнообразных угроз своему уровню и качеству жизни.

Таким образом, социальная экология убедительно показала, что реакция на экологические проблемы в современных условиях носит опосредованный и неизбежно запаздывающий характер: то есть получается, что реакцию населения порождает не антропогенная экологическая проблема как таковая, а, главным образом, ее социальные последствия. Соответственно этому и цепочке «антропогенный экологический фактор» – «потребность» – «интерес» – «мотив» – «действие», определяющей поведение индивидов и социальных общностей, имманентны неизбежные «временные лаги», то есть некоторое запаздывание.

При этом и действия людей, направленные на разрешение этих экологически обусловленных социальных проблем и ликвидацию возникших угроз своему уровню и качеству жизни, носят не некоторый специфически «экологический», а вполне конкретный социальный характер. То есть имеют место демонстрации, пикетирования конкретных объектов, использование правовых механизмов, бойкоты конкретных товаров и т.п. вплоть до формирования электоральных предпочтений. Так, по данным Всероссийского исследования, проведенного ВЦИОМ в декабре 2016 г., наиболее распространенная среди населения природоохранная практика – экономия водных и энергоресурсов (отмечают более 80% респондентов). Другие практики распространены среди трети и менее опрошенных, это, в первую очередь, отказ от излишней пластиковой упаковки в магазинах, сдача в переработку макулатуры, раздельный сбор мусора, утилизация использованных батареек, аккумуляторов, лампочек. Очевидной массовой формой участия в экологической общественной деятельности являются т.н. «субботники», или разные акции, например, «Посади дерево» в которых за последние 3 года принимало участие более половины опрошенных (55%) и т.п.

Категории социальной экологии, по своей сути, в настоящее время отражают результат сложного взаимодействия экологических, социальных и духовных факторов и являются индикатором актуализации социально-экологических процессов. При этом показателем, например, социально-экологической напряженности можно считать наличие в общественном сознании устойчивых и распространенных оценок, связывающих антропогенную экологическую ситуацию с угрозой или фактическим ущемлением важнейших социальных и духовных потребностей конкретной общности. В свою очередь, критерием устойчивости и распространенности данных оценок служит их присутствие в общественном мнении. Завершается осознание социальным субъектом (слоем, группой, территориальной общностью и т.п.) глубокого несоответствия экологической ситуации и ценностям и интересам, когда проявляется готовность устранить данное несоответствие путем социального столкновения или предпринимаются целенаправленные конфликтные действия и т.д.

За 30 лет исследований отмечена тесная связь оценки населением экологического риска, связанного с конкретным производственным, оборонным и т.п. объектом, и компетентности общественного мнения по вопросам экологии. Детальный анализ результатов исследований позволяет констатировать прежде всего хроническую неинформированность людей об объективном состоянии и перспективах изменения ситуации на соответствующей локальной территории. Особо критично при этом оценивается степень информированности в районах размещения экологически опасных объектов; обычно частично информированными – считают себя две трети респондентов; вообще не информированными каждый четвертый опрошенный.

Реакция конкретных социальных общностей на конкретную проблему определяется прежде всего: социальными интересами (при этом одна и та же тема может иметь разное значение для отдельных социальных слоев, групп и т.д.); духовными и социально-психологическими характеристиками (при этом ценностная система, социальные установки различных социальных и этнических групп, стереотипы их поведения и восприятия могут существенно различаться). С другой стороны, по данным ВЦИОМ, мотивы обращения жителей России к бытовым природоохранным практикам разные, а именно: одни заботятся о природе, другие – экономят на расходах, связанных с потреблением природных ресурсов, т.е. вполне возможно достижение социально значимого баланса между целями охраны окружающей среды и экономической целесообразностью.

В целом же несходство духовных и социально-психологических характеристик, определяющих мнение и поведение разных социальных субъектов в различных регионах России, может быть весьма существенным. В качестве примера можно назвать принципиально различное положение здоровья в ценностной системе жителей России.

Россияне, как показывают результаты опросов, рассматривают здоровье преимущественно как инструментальную ценность в неразрывной связке с терминальными – карьерой, материальным благополучием и иными компонентами жизненного успеха. При этом, даже добиваясь жизненно важной для себя цели, могут, не задумываясь, пренебречь собственным здоровьем, подчеркивая на словах его огромное значение. Соответственно этому и реакции на угрозу здоровью со стороны антропогенных экологических факторов могут существенно различаться.

Влияние социальных и социально-демографических характеристик населения на формирование общественного мнения, выбор позиции и т.п. является в условиях крайне стратифицированного общества исключительно сильным. Проиллюстрируем это положение результатами массового опроса, проведенного при участии Центра социальной экологии НИА-Природа еще в 2003 г. В частности, было установлено: доминирующая дифференцирующая роль в формировании готовности различных социальных слоев и групп к активной самостоятельной защите своих социально-экологических интересов принадлежит уровню доходов, а приоритетность социально-экологических интересов существенно зависит от принадлежности к определенной социальной (социально-профессиональной) группе или слою.

На социальные общности оказывается информационное воздействие, источниками которого, в первую очередь, являются СМИ, слухи, экологическое образование и т.д. С данной точки зрения немаловажно, в частности, что тема устойчивого развития и экологии в целом по-прежнему остается среди наименее освещаемых тем для СМИ. Как показывают результаты социсследований, подавляющее большинство населения не способно сформулировать хотя бы свое представление об устойчивом развитии. Вне области серьезного внимания отечественных СМИ остались Конференция ООН по устойчивому развитию «Рио+20», Саммит по устойчивому развитию 25-27 сентября 2015 г. Таким образом, очевидной настоятельной необходимостью на сегодняшний день является позитивное сочетание «экологической активности» СМИ, сетевых ресурсов, социальной рекламы и системы экологического образования.

Как уже отмечалось выше, среди социальных общностей могут найтись такие, которые станут субъектами социально-экологической напряженности (конфликта). В зависимости от ее реального уровня данные субъекты и будут действовать по отношению к органам власти, к другим социальным общностям. Симптоматично при этом, что, по данным ВЦИОМ, основную ответственность за состояние экологии население возлагает на местные органы, но не на самих граждан. К усилиям региональных властей по улучшению экологической ситуации респонденты оказались настроены критично – только пятая часть указала, что, по их мнению, делается достаточно. Различий в оценке разных уровней власти практически не выявлено, можно лишь отметить, что осведомленность о работе федеральных властей в области природоохранной деятельности экологии гораздо ниже.

В свою очередь, по данным ФСО, каждый пятый житель России готов принять участие в различных акциях протеста, если властями не будут решаться актуальные экологические проблемы. В мае 2016 г. эта доля даже возросла в сравнении с докризисным 2014 г. В 38 субъектах РФ эта доля превышает 20%, а в 7 превышает 30%: Калужская область (33%), г. Севастополь (33%), Еврейская автономная область (34%), Кабардино-Балкарская Республика (36%), Смоленская (39%) и Калининградская (42%) области и Алтайский край (71%). При этом отмечена не очень выраженная, но все же проявляющаяся зависимость: чем бóльшая доля населения готова бороться за решение экологических проблем, тем меньше острота экологических проблем в регионе.

В то же время практика госуправления и экономического развития придает актуальность задаче многомерной классификации экологической и социально-экологической обстановки в административно-территориальных единицах. В качестве практического приближения к искомой процедуре многомерной классификации и измерения напряженности может использоваться апробированная методика сравнительной оценки социально-экологической ситуации в различных регионах (административно-территориальных единицах), основанная на построении индекса экологической напряженности, позволяющего, как минимум, обеспечить одновременный учет антропогенной нагрузки на конкретной территории и состояния общественного сознания по экологическим проблемам.

Оценка значений индекса на уровне федеральных округов была осуществлена в типовых регионах: Северо-Западный федеральный округ – Республика Карелия; Центральный – Московская область; Южный – Ставропольский край; Приволжский – Республика Башкортостан; Уральский – Свердловская область; Сибирский – Республика Хакасия; Дальневосточный – Республика Саха. Итоговые результаты расчетов представлены в табл. 3.

Таблица 3

Оценочные значения индекса эконапряженности


Федеральный округ

2005 г.

2016 г.

2019 г.

Северо-Западный

2,3

2,6

2,5

Центральный

3,8

4,0

4,2

Южный

2,5

3,5

3,6

Приволжский

3,0

4,0

4,5

Уральский

3,2

3,8

4,0

Сибирский

2,2

2,5

3,0

Дальневосточный

1,9

3,2

3,8


Таким образом, можно констатировать, что использование категории социальной экологии открывает новые существенные возможности в социологическом изучении современных проблем взаимодействия природы и общества. Для реальных потребностей общественной практики мало знать мнение населения и его отдельных групп о состоянии окружающей среды, а также факторы его формирования. Необходимо понять, какие социальные процессы развиваются вследствие данного состояния, каковы их направленность и перспективы, кто может взять на себя функции субъекта реального или потенциального конфликта и т.д. Возникающие при этом методические проблемы представляются вполне разрешимыми. Во всяком случае, они не сложнее тех, которые уже успешно решаются социальной экологией.

Бюллетень

© 1998-2019, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»
При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, Бизнес-парк "Румянцево", офис 352-Г, НИА-Природа тел./факс: 8(495)240-51-27, e-mail: nia_priroda@mail.ru