Поиск:

Морскому приборостроению быть!

21.04.2019 23:51:00 

Начиная с 2014 г. страны Запада ввели санкции против нашей страны, были приняты ограничения, направленные на определенные секторы российской экономики, в частности, приборостроение. Это «подтолкнуло» процесс импортозамещения. Вступило в силу и Постановление Правительства РФ «Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства». Учитывая довольно плачевное состояние отечественного приборостроения, естественно, образовался некий вакуум в обеспечении ряда отраслей научными приборами. В то же время есть российские производители приборов, способные удовлетворить запросы отечественных заказчиков и вполне успешно конкурировать с западными производителями. Как решается этот вопрос в г. Севастополе в ИНСТИТУТЕ ПРИРОДНО-ТЕХНИЧЕСКИХ СИСТЕМ (ИПТС), как все это выглядит с точки зрения профессионалов, посвятивших себя созданию передовых приборов, а также обсуждение путей развития – все это в репортаже корреспондента из Севастополя С.В. Малахатко.

Первым на вопросы журналиста отвечает научный руководитель Института, чл.-корр. РАН А.Б. ПОЛОНСКИЙ.

С.В.: Александр Борисович, какое место в ИПТС занимает приборостроение?

А.Б.: Приведу известное изречение Д.И. Менделеева: «Наука начинается с тех пор, как начинают измерять». Действительно, развитие любой точной науки немыслимо без современной экспериментальной базы. Это в полной мере относится и к наукам о Земле. Разработка океанографической и гидрологической аппаратуры – это традиционная тематика института. Востребованность наших фундаментальных исследований по выявлению закономерностей влияния природных и антропогенных факторов на региональные климатические и экологические условия во многом обеспечивается благодаря наличию таких приборов. Наши приборы – это достаточно специализированная наукоемкая отечественная высокоточная аппаратура для измерения параметров климатической системы и экологических параметров окружающей природной среды.

С.В.: Известно, что севастопольские приборостроительные заводы, к сожалению, практически прекратили свое существование – отсутствие заказов, утечка кадров. Какова ситуация с кадрами в ИПТС?

А.Б.: Самый главный ресурс любой, и в особенности – высокотехнологичной научной или производственной организации – это профессионалы, составляющие ее коллектив. В этом отношении можно сказать, что мы сохранили кадровый потенциал ИПТС в области разработки методов, средств и технологий контроля состояния природной среды и продолжаем пополнять его новыми сотрудниками. В ИПТС функционирует Центр экологического приборостроения, аккумулировавший качественный задел в разработке отечественной аппаратуры, и, в принципе, позволяющий наполнить модный термин «импортозамещение» реальным содержанием. Сегодня – это 6 докторов и 7 кандидатов наук.

С.В.: Вы упомянули распространенный в последние годы термин «импортозамещение». Какие перспективы разработок вашего института в этом направлении?

А.Б.: Первые и достаточно продуктивные реальные шаги в импортозамещении были осуществлены в 1998 г. в связи с финансовым кризисом и девальвацией рубля, когда важнейшим условием экономического роста стало сокращение импорта. При этом в после-кризисный период ВВП вырос на 13% в год. Затем снова широко открыли двери импорту и российская экономика стала сильно зависеть от поставок импортной продукции и оборудования. Практически во всех стратегически важных отраслях промышленности доля потребления импорта оценивается на уровне более 80%, что создает потенциальную угрозу для конкурентоспособности экономики и национальной безопасности государства. С 2014г. необходимость импортозамещения снова вышла на первые позиции, «благодаря» известным политическим событиям. Однако, несмотря на выбранную и, казалось бы, верную стратегию и конкретные указания руководства страны в отношении приоритета отечественных приборов и оборудования при осуществлении закупок в конкурсной документации заказчиков зачастую указывается конкретное иностранное оборудование (марка, фирма) или, в лучшем случае, не конкретизируются технические параметры приборов, а указывается – «такие» как у известного импортного прибора (и снова – марка, фирма). Тендеры просто «пестрят» импортными приборами. Таким образом, исключается само участие отечественных научных коллективов и предприятий-изготовителей, при этом продолжаются закупки импортных приборов за бюджетные деньги, и, что уже совсем недопустимо – основная часть закупок приходится на оборонные предприятия.

Конечно же, действенным инструментом содействия импортозамещению могут стать госзакупки, которые гарантированно обеспечат начальный спрос и смогут поддержать наших разработчиков, тем более, что потребность целого ряда ведомств в приборах, которые мы способны делать и делаем – очевидна и измеряется тысячами единиц. В этой связи хотелось бы отметить весьма важную и продуктивную инициативу ФАНО России, когда в 2016 г. был создан Совет при ФАНО по научному приборостроению и в 2018 г. был подготовлен проект Программы по научному приборостроению, в которую вошли и некоторые наши приборы. К сожалению, сегодня эта программа где-то затерялась в череде бесконечных преобразований.

Руководители подразделений и наши ведущие сотрудники приведут Вам много интересных подробностей из реалий отечественного морского и экологического приборостроения.

Беседу продолжил г.н.с., д.т.н., проф. В.А. ГАЙСКИЙ, который еще в советское время инициировал создание специализированного конструкторского бюро в Севастополе по морскому приборостроению. Это СКТБ в 70-80-е гг. выпускало уникальные конкурентоспособные специализированные приборы, обеспечивая ими отечественные организации различной ведомственной подчиненности и на протяжении ряда лет им руководил Г.В. Смирнов (ныне академик РАН, г.н.с. Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН). Под руководством и при непосредственном участии Виталия Александровича за прошедшие 40 лет разработано и передано в эксплуатацию несколько поколений уникальных приборов. В.А. Гайский возглавлял Отдел автоматизации океанографических исследований Морского гидрофизического института (МГИ) РАН, руководил многими проектами по программам «Мировой океан», «Морское приборостроение», ГАСОИ, «ЭКОС», разделами по методам и средствам исследований в проекте «Черное море» и различных проектах ВПК. Сегодня он – «мозговой центр» приборостроения ИПТС.

С.В.: Виталий Александрович, какое место занимают разработки института, какова их востребованность, и можно ли сегодня составить реальную конкуренцию главным «игрокам» на таком сложном и динамично развивающемся направлении, как научное приборостроение?

В.А.: К началу 90-х гг. уровень используемых океанографических приборов, как западных, так и отечественных был примерно одинаков. В тот период семь поколений океанографических приборов были созданы нами в МГИ, выпускались серийно в СКТБ и обеспечивали потребности различных ведомств СССР. Из них наиболее известны СТД-зонды серий «Исток», буксируемые управляемые комплексы серий «Галс», долговременные измерители скорости течения ДИСК. Восьмое поколение приборов осталось незавершенным при распаде СССР. В украинский период по заказу Гидрометслужбы Украины нами было создано 9-е поколение океанографических и гидрологических приборов, прошедших в 2008 г. Госиспытания. Это – морская прибрежная станция «Бриз», гидрохимический зонд ГХЗ-1, переносные акустические измерители скорости течения ИСТ-1 и ИСТ-1М, СТД-измеритель уровня моря ИУМ-1. В дальнейшем финансирование закупок было прервано, а разработка приборов осуществлялась в инициативном порядке.

Продукция морского приборостроения отличается относительно небольшой материалоемкостью и энергоемкостью, но для ее производства требуются, прежде всего, высококвалифицированная рабочая сила и научно-исследовательские кадры. Поэтому не случайно именно Севастополь на протяжении многих лет отвечал этим требованиям.

Создание приборов невозможно без современной элементной базы, а она уже на 90% импортная. И здесь снова проблемы: разрабатывая сложный прибор, зачастую необходимо использовать импортные недешевые комплектующие, которые после всех таможенных сборов и накладных расходов, как минимум, удваиваются в цене. Вот отсюда и составляющие конкурентоспособности...

С.В.: Значит ли это, что у нашего отечественного морского приборостроения нет будущего?

В.А.: Ну, зачем же так обреченно. Конечно, есть. Есть и потенциал, есть еще и кадры, есть ряд оригинальных решений в методиках измерений и конструкторских проработках, которые никак не уступают главным зарубежным игрокам, а в ряде решений и превосходят их.

В развитых странах научное приборостроение всегда признавалось приоритетным направлением – двигателем целого ряда отраслей, своеобразной визитной карточкой уровня развития. Так было и в СССР. Развитие приборостроения стратегически значимо для обороноспособности страны, укрепления ее международного авторитета. К сожалению, сегодня у нас роль этих направлений недооценивается. Глобальный мировой рынок приборостроения, как и всякий другой, уже давно поделен. Естественно, там не ждут наши приборы, предпочитая использовать наших разработчиков. И здесь наше будущее полностью зависит от государства: насколько оно готово развивать данное направление. Стратегическая необходимость в этом есть, но пока государство не демонстрирует готовности серьезно в это инвестировать. При этом только государство способно создать условия, при которых наши приборы и разработки будут востребованы. Ясно, что надо поддерживать отечественного производителя. В большинстве стран мира активно работают госпрограммы развития и поддержки приборостроения, но у нас пока не получается. Простейшее и эффективное решение – предоставление приоритета отечественным приборам (при идентичности технических характеристик с зарубежными аналогами) на конкурсах и при осуществлении госпоставок. Идеальное решение – госзаказ, когда государство способствует формированию внутреннего спроса на отечественные разработки, предоставляя преференции поставщикам товаров при выполнении этих заказов.

Несмотря на затянувшийся период интеграции в российское научное пространство (процесс в значительной мере чисто бюрократический и весьма далекий от науки), за прошедшие годы мы не потеряли своих позиций и даже смогли качественно продвинуться по целому ряду разработок.

С.В.: Расскажите, пожалуйста, подробнее о новых разработках института.

В.А.: Начать нужно, наверное, с пространственных измерителей температуры, которыми можно измерять температуру не только в определенной точке, но и в каждой точке контролируемого объема. Такие датчики имеют широкий спектр применения, начиная от определения параметров внутренних волн в море, и до контроля, например, температуры зерна, хранящегося на элеваторе. Нами также созданы экспериментальные образцы приборов, которые определяют границы раздела сред, например, в нефтепроводе. Они измеряют профиль температуры по всей траектории укладки, разлагая его по базису ортогональных функций, и одновременно могут контролировать уровень сыпучих материалов и сред, нефти, воды, что ни один измеритель подобного рода одновременно не делает. Нашим датчикам аналогов в мире нет, они дают информацию о динамике температуры всего объема, что делает их просто незаменимыми для предупреждения нештатных ситуаций.

Следующая группа приборов – это биоэлектронные комплексы оперативного обнаружения отравляющих загрязнений, в которых в качестве датчиков используются двустворчатые моллюски. Экспериментальные образцы таких приборов, созданные нами, уже более десяти лет используются в бухтах Севастополя и на водозаборе. Накоплен опыт разработки технических, методических и программных средств их эксплуатации, позволяющий сделать измерения биоэлектронными приборами стандартными.

Следующий собеседник – д.т.н. Н.А. ГРЕКОВ – г.н.с. ИПТС, руководитель структурного подразделения, в котором создается и испытывается линейка оптических и акустических измерительных приборов и систем, включающих аппаратную и программную части.

С.В.: Николай Александрович, в нашей стране фактически нет современного океанографического и экологического приборостроения. Об этом неоднократно говорилось на конференциях и форумах. Предприятия Гидрометслужбы выпускают приборы, которые лишь частично покрывают потребности гидрологических наблюдений на воде и суше, а потребности океанографии, гидрографии, освоения морских ресурсов и других областей обеспечиваются импортными приборами или тиражированием устаревших образцов. Что сдерживает работы по приборостроению?

Н.А.: На мой взгляд, основная причина – это отсутствие госзаказа на приборы, и, как следствие, слабая материально-технической база, сложность процедур приобретения современных материалов и комплектующих. Поэтому многие наши приборы – это результат работы энтузиастов, специалистов, желающих реализоваться на профессиональном поприще в отсутствие госзаказа. С другой стороны уже явно заметна недокомплектация целого ряда отраслей современными приборами, что существенно ограничивает как текущий качественный контроль процессов и явлений, так и возможности самого развития. Например, практически во всех управлениях по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Росгидромета имеются посты, на которых наблюдения за расходом воды, расходом взвешенных наносов и температуры не производятся или производятся с отступлением от современных требований. Одной из причин является отсутствие надежных, многофункциональных автоматизированных измерительных приборов.

Используемые на гидропостах измерители скорости водного потока ИСВП-ГР-21М1 не в полной мере отвечают потребностям Росгидромета. Например, чувствительность или порог трогания (который для сменных лопастных винтов, установленных в приборах, составляет от 4 до 10 см/с) не позволяет проводить измерения в потоках с малыми скоростями. Ограничения по измерениям в минерализированных потоках также резко уменьшают возможности использования этого прибора. Не перечисляя всех недостатков данного измерителя, хочу отметить, что нами уже созданы и с успехом используются акустические измерители, не имеющие вращающихся частей, которые хорошо работают в пресных и морских водах, включая различные рассолы. Измеритель скорости течения ИСТ-1 – это аналог отечественных гидрометрических вертушек ИСВП-ГР-21М1 и ИСП-1М. Преимущества нашего прибора очевидны: а) нулевой порог трогания, а значит возможность измерения слабых потоков; б) отсутствие механических узлов, а значит большая надежность, простота и дешевизна в обслуживании; в) возможность дополнительно измерять температуры и глубины. Мы выпустили прибор ИСТ-1М серией около 150 штук. Потребности гидрологических постов России в качественных автоматизированных измерителях составляют, по нашим оценкам, как минимум 1300 единиц.

С.В.: Значит, есть гарантированный рынок сбыта ваших приборов?

Н.А.: Рынки сбыта понятны, но не гарантированы. В то время, как в ИПТС был разработан профилограф скорости звука ИСЗ-1 – аналог линейки профилографов фирмы Valeport (GB) с техническими характеристиками мирового уровня, а по некоторым параметрам даже превышающим их, в России продолжаются закупки импортных приборов за бюджетные деньги, причем основная часть закупок приходится на оборонные предприятия. Но одно дело – купить импортный прибор, а другое – эффективно использовать. В настоящее время приобретенное оборудование необходимо технически обслуживать и проводить обязательную метрологическую поверку, без которой получаемые с использованием этих приборов данные просто не имеют смысла. Все эти работы, как правило, выполняются на фирмах-производителях в США, Канаде, Великобритании (или их дочерних структурах), куда необходимо периодически доставлять приборы и, естественно, с частичными результатами измерений, полученных на полигонах. Это создает, по крайней мере, некую двусмысленность ситуации, особенно, в сфере двойных технологий и приборов, обнуляя попытки обеспечения безопасности в целом ряде ведомств и отраслей.

Завершила беседу с корреспондентом замдиректора института по научной работе, д.г.н., проф. Е.Н. ВОСКРЕСЕНСКАЯ.

С.В.: Елена Николаевна, какова востребованность потенциала института и ваших разработок у нас в Севастополе?

Е.Н.: Потенциал института и его разработок достаточно высок и востребован, т.к. подобное оборудование нигде в СССР и на поссоветском пространстве не выпускалось. Перспективы развития Института прозорливо увидел Вице-президент РАН, академик Николай Павлович Лаверов. Проявив большой интерес к работам Института в ходе структурных преобразований после возвращения Крыма и Севастополя в Россию и образования в 2014 г. ИПТС в Севастополе, он до последней минуты своей жизни осуществлял научное руководство Институтом.

Наш город всегда был центром приборостроения, при этом основная часть продукции отечественного приборостроения имела в течение длительного времени оборонную направленность. Стратегией социально-экономического развития Севастополя до 2030 г. поставлена задача утроить количество рабочих мест в отрасли приборостроения и довести объем производства до 6,5 млрд руб. Приборостроение – это своего рода локомотив развития. Строительство индустриального парка на полторы тысячи рабочих мест послужит базой для практической реализации, в т.ч., и разработок ИПТС. Большие надежды на формирующийся Научно-образовательный центр «Морские науки, технологии и региональные экосистемы», в который мы входим структурным подразделением. Наши возможности в разработке методов и средств экоконтроля, защиты объектов естественного и искусственного происхождения и интегрированного управления прибрежной морской зоной, конечно же, востребованы у нас в городе. Сейчас мы работаем над созданием системы автоматизированного контроля состояния береговой зоны Севастополя, а это более 150 км …

Актуальная и крайне важная задача для Севастополя и всего Крыма – это мониторинг окружающей среды, прежде всего, водных источников. По большому счету, автоматизированный контроль экологического состояния водных объектов - это сверхважная и давно назревшая задача для всей страны. И мы со своими приборами и опытом разработки подобных систем готовы инициировать и начать такую работу с показательной ее реализацией в Крыму. А опыт есть и существенный: еще в советские годы мы были разработчиками концепции и аванпроекта автоматизированной системы экологического мониторинга водных объектов страны. И в резолюции проведенной нами Международной конференции «Системы контроля окружающей среды» было предложено инициировать проект «Чистый Крым», предусматривающий организацию такого мониторинга.

Бюллетень

© 1998-2019, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»
При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, Бизнес-парк "Румянцево", офис 352-Г, НИА-Природа тел./факс: 8(495)240-51-27, e-mail: nia_priroda@mail.ru