Поиск:

НУЖДАЮТСЯ ЛИ ПОДЗЕМНЫЕ ВОДЫ В ЗАЩИТЕ ?

17.04.2018 11:54:00 

Подземные воды, защищенные чехлом осадочных пород от негативного воздействия природных и техногенных процессов и явлений, справедливо считаются стратегическим ресурсом, ресурсом выживания не только страны, но и всего человечества. Однако, состояние использования и охраны подземных вод в стране от разграбления, истощения и загрязнения настолько тревожные, что требуют незамедлительного принятия в приоритетном порядке законодательных мер по повышению статуса службы мониторинга подземных вод и создания эффективной службы управления подземными водами.

Дар божий

Подземные воды, как правило, образуются в процессе непрерывного процесса циркуляции воды на земном шаре и в атмосфере, происходящего под влиянием солнечной радиации и силы тяжести. Вода, выпавшая в виде осадков на сушу, возвращается в моря и океаны путем поверхностного и подземного стоков. Под влиянием сил гравитации воды подземного стока образуют поток, который находится в непрерывном движении. Поэтому ресурсы подземных вод являются возобновимыми как в естественных условиях, так и в процессе эксплуатации. Ресурсы подземных вод, как и все возобновимые ресурсы, являются ограниченными. Поэтому в случае забора подземных вод в объемах, превышающих их экплуатационные ресурсы соответствующего участка недр, в его границах протекают процессы истощения их ресурсов, (т.е. устойчивое снижение поверхности подземных вод в течение трех и более лет относительно многолетних минимальных значений их уровня) и, как правило, их загрязнение подземных вод, обусловленное нарушениями естественных параметров водной среды.

Использование

Использование подземных вод в общем балансе хозяйственно-питьевого водоснабжения страны составляет 45 %, в том числе 40% для городского населения и 83% для сельского. На освоенных территориях страны эти воды являются основным или единственным источником питьевого водоснабжения.

Естественные (прогнозные) ресурсы подземных вод страны по данным Госдоклада о состоянии и использовании водных ресурсов РФ в 2016 г. составляли 317 км3/год, из них 78 км3/год пресные. Основные ресурсы подземных вод (77,2%) сосредоточены в Северо-Западном, Уральском, Сибирском и Дальне-Восточном федеральных округах. Слабо обеспечены кондиционными подземными водами Республика Карелия, Архангельская (запад и юго-запад), Новгородская, Ярославская, Ростовская (большая часть) области, Ставропольский край (запад и центр), республики Адыгея, Дагестан (горная часть), Астраханская, Волгоградская (Заволжье и юг), Курганская, Омская и Тюменская (юг), Магаданская области, Республика Якутия (Саха), и другие регионы северо-востока страны. К великому сожалению, Минприроды России до настоящего времени не располагает данными о ресурсах пресных подземных вод по Республике Крым и г. Севастополю, а также директивными материалами по охране водных ресурсов региона от истощения и засоления в этом стратегически важном регионе.

По неполным данным в 2016 г. в стране добыто и извлечено пресных подземных вод в объеме 10,7 км3/год, или 3,5 % от естественных ресурсов подземных вод страны. Максимальные объемы забора подземных вод в этот период зафиксированы на территории федеральных округов: Центрального – 2,6 км3/год, Приволжского – 1,5 км3/год и Сибирского – 1,7 км3/год.

Указанные объемы добычи подземных вод также следует считать заниженными, так как, во-первых, за последние 25 лет в стране осуществлялось инициативное массовое строительство скважин на воду (по экспертным оценкам – не менее 400 тысяч) без проектов их строительства и разрешений на добычу, и, во-вторых, недропользователи, осуществляющие добычу подземных вод, по существу, были освобождены от учета добываемой воды в связи с прекращением действия допсоглашений к лицензиям на добычу подземных вод. Все это можно рассматривать, как акт грабежа ресурса жизнеобеспечения, как акт, ускоряяющий процесс истощения ресурсов пресных подземных вод, как ничем неоправданный риск причинении вреда здоровью миллионов граждан.

Сведения о сработке «запасов» (читай – ресурсов) подземных вод в 2010-2014 гг. и увеличении на 0,7 км3/г. добычи подземных вод в 2016 г. (в сравнении с 2015 г.) указаны в Госдокладе (сс. 108, 151).

Режим

В связи с неурегулированным режимом добычи подземных вод в предшествующие годы, в отчетный период зафиксировано региональное снижение уровня поверхности подземных вод на территории г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Московского региона, Тверской, Владимирской, Орловской, Брянской, Белгородской, Курской, Орловской областей, Краснодарского и Ставропольского краев, республик Дагестан, Калмыкия и Мордовия.

Оценка режима подземных вод страны, представленная в Госдокладе, выполнена по данным наблюдений за режимом подземных по опорной госсети наблюдательных скважин, количество которых в 2016 г. составляло 1100 пунктов, т.е. в среднем один пункт представлял информацию о режиме подземных вод на площадях: по России – на 15549 км2, ЦФО – 3129 км2, СЗФО – 167840 км2, ЮФО – 2500 км2, СКФО – 850 км2, ПФО – 5500 км2, УФО – 44700 км2, СФО – 28400 км2, ДФО – на 51700 км2 . На основании наблюдений за изменением уровня (напора) подземных вод по такой сети наблюдательных скважин трудно дать представление о состоянии пресных подземных вод – стратегического ресурса страны. По указанным данным можно определить лишь цель в области использовании этих вод – это предотвращение истощения ресурсов подземных вод и их загрязнения.

По данным Госдоклада режим подземных вод к 2016 г. по территориям страны характеризуются следующими показателями. На территории г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области на двух участках суммарной площадью 26 тыс. км2 зафиксировано снижение уровня подземных вод на величину от 38 до 59 м. На территории ЦФО отмечен участок деградации поверхности подземных вод площадью 33 тыс. км2, в пределах которого снижение уровня поверхности подземных вод составило от 70 до 90 м (полагаю, что с 2014 г. ресурсы подземные вод на территории округа сокращаются, а их уровни понижаются – такой вывод можно сделать из анализа информации, приведенной в Госдокладе на сс. 108, 151). В пределах Краснодарского края имеется область деградации поверхности уровня подземных вод площадью около 19 тыс. км2 (максимальное снижением уровня подземных вод в районе Тихорецкого водозабора составило от 95 до 100 м). Северо-Дагестанская региональная депрессия уровня подземных вод на площади около 16 тыс. км2 и с понижением уровня подземных вод до 17 м, сохраняется в пределах Восточно-Предкавказского артезианского бассейна.

В районах разработки твердых полезных ископаемых под влиянием водоотлива происходит формирование депрессионных воронок, осушение водоносных горизонтов, образование провалов и проседание земной поверхности, подтопление застроенных территорий. В пределах Кемеровской области в зоне влияния разработки твердых полезных ископаемых имеет место сработка ресурсов подземных вод – основного источника питьевого водоснабжения (снижение уровней подземных вод до 120 м при открытой добыче и 400-500 м – при шахтной добыче). На территории Свердловской области в зоне Северо-Уральского бокситового рудника сформировавшаяся депрессионная воронка занимает площадь около 350 тыс. км2 с максимальной глубиной депрессионной поверхности в центральной части месторождения около 700 м. В Воркутинском промрайоне образовалась воронка площадью 600 км2 с понижением уровня до 50 м. При разработке железных руд на КМА образовалась воронка площадью около 57 км2 с понижением уровня пресных подземных вод на величину 99 метров в зоне влияния Михайловского железорудного комбината.

Загрязнение

Информация о химическом составе подземных вод и процессах загрязнения их, изложенная в Госдокладе, заслуживает доверия хотя бы потому, что для описания их географии и режима использованы данные анализов химического состава и показателях качества подземных вод, полученные от недропользователей, осуществляющих добычу таких вод, а также от местных служб Роспотребнадзора.

На территории ЦФО природное качество вод не соответствует нормативам по общей жесткости, содержанию железа, марганца, лития, стронция, бора, фтора, а неурегулированный отбор пресных подземных вод привел к трансгрессии некондиционных вод из смежных горизонтов и к ухудшению качества добываемой воды (водозаборы Александрова, Коврова, Мурома, Тулы, Брянска, Липецка, Орла, Тамбова и др.). На большей части ЮФО проблемы качества подземных вод связаны с повышенной минерализацией, в платформенных районах эксплуатируются ресурсы подземные воды с минерализацией до 2 г/л. На территории СКФО природные показатели качества подземных вод не соответствуют нормативам по общей минерализации, содержанию хлора, натрия, железа, марганца, а добыча подземных вод в неурегулированных объемах привела к подтягиванию некондиционных вод с повышенной минерализацией и общей жесткостью – республики Ингушетия и Дагестан (север). Проблемы качества подземных вод на территории ПФО связаны с природным повышенным содержанием железа, марганца, бора, фтора, показателями общей жесткости и минерализации, а неурегулированный отбор подземных вод привел к подтягиванию минерализованных вод из смежных водоносных горизонтов и ухудшению качества добываемой воды (водозаборы Саранска, Йошкар-Олы, Казани и др.). На территории УФО подземные воды содержат повышенное количество железа, марганца, бора, фтора, увеличенные показатели общей жесткости и минерализации, а в Зауралье – высокое содержание аммония. На территории СФО в большинстве случаев подземные воды по величине минерализации, показателям общей жесткости, содержанию железа, марганца, сульфатов, хлоридов, реже – кремния, лития, бария, брома, стронция, не соответствуют нормативам качества для питьевых вод. Неурегулированный забор подземных вод и несоблюдение режима эксплуатации на отдельных водозаборах привели к подтягиванию некондиционных вод из смежных водоносных горизонтов и к ухудшению качества добываемой воды (республики Алтай, Хакасия, Забайкальский край, Томская область). На территории ДФО качество подземных вод, приуроченных к артезианским бассейнам и долинам рек, не отвечает нормативным требованиям по содержанию железа, марганца и кремния, а в приморской зоне в подземных водах находится повышенное содержание хлоридов и брома, суммы солей и показателей общей жесткости.

Системе управления

Подземные воды России – это поток этих вод в недрах в пределах территории страны, включая внутренние морские воды и территориальное море РФ, который залегает ниже почвенного слоя на суше, дна водотоков и водоемов. Подземные воды – экстерриториальный природный ресурс и в соответствии с законодательством РФ могут находиться только в федеральной собственности. В соответствии с п. «д» ст. 71 Конституции РФ управление таким ресурсом может осуществляться только Правительством России.

Постановлениями Правительства РФ установлено, что Минприроды России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере изучения, использования, воспроизводства и охраны природных ресурсов, включая недра, водные объекты и др. природные ресурсы.

Минприроды России в соответствии с законодательством осуществляет координацию и контроль деятельности подведомственного ему Роснедра, других федеральных служб и агентств. Департамент нефти, газа, подземных вод и сооружений, который является составной частью Роснедра, уполномочен исполнять руководство организациями, которые, в том числе, обязаны осуществлять контроль состояния геологической среды. В состав указанных организаций входят: Федеральный центр государственного мониторинга геологической среды (ГМСН) ФГУГП «Спецгидрогеология», региональные центры ГМСН (7), территориальные центры ГМСН (81), которые имеют организационно-правовой статус и обеспечивают ведение мониторинга геологической среды на территории РФ, федеральных округов и субъектов РФ.

Территориальные центры являются первичным звеном ГМСН и они обязаны: вести контроль обязательств пользователей недрами по учету добываемой воды и контролю её качества; проводить замеры уровня воды в наблюдательных скважинах госсети и контрольных – в эксплуатационных; выполнять отбор проб воды из наблюдательных скважин на анализ химического состава и др. свойств подземных вод; проводить контроль технического состояния наблюдательных скважин и при необходимости принимать меры по ремонту (восстановлению) этих скважин; использовать данные анализов состава и показателей качества проб подземных вод из эксплуатационных скважин системы хозяйственно-питьевого водоснабжения, которые имеются в организациях Роспотребнадзора; выполнять обработку полевых замеров уровня подземных вод, наблюдений и данных анализов химического состава этих вод по установленной форме и передавать эту информацию в соответствующие региональные центры ГМСН.

Региональный центр ГМСН по округу осуществляет методическое сопровождение работ по мониторингу подземных вод округа, обобщение данных, полученных на территориальном уровне, ведение регионального банка данных, информационное обеспечение региональных органов Роснедра о состоянии подземных вод.

Федеральный центр ГМСН на основе информационных материалов о состоянии подземных вод на территории округов готовит «Информационный бюллетень о состоянии недр на территории РФ», информация которого используется при подготовке государственных докладов и другой информационной продукции.

Что делать?

Из приведенной информации об использовании ресурсов подземных вод в России, о признаках их истощения и загрязнения, а также о состоянии мониторинга подземных вод, можно сделать вывод о том, что в России госслужба по управлению использованием ресурсов подземных вод, а также охраной их от истощения и загрязнения оказалась недееспособной по следующим причинам.

Во-первых, до настоящего времени Россия не располагает законодательным актом, в котором были бы урегулированы отношения в сфере изучения, использования подземных вод и охраны водных ресурсов от истощения и загрязнения, в котором были бы определены цели и задачи государственного управления водными ресурсами.

Утверждения чиновников от геологии о том, что отношения по поводу использования подземных вод и охраны их ресурсов от истощения и загрязнения урегулированы в ФЗ «О недрах» являются сомнительными, если не более. В соответствии с Законом РФ «О недрах» участок недр, в котором рассеяны или сосредоточены полезные ископаемые, является объектом поисков, разведки месторождений полезных ископаемых и их добычи. Каждый такой участок недр имеет четкие пространственные границы, полезные ископаемые, сосредоточенные в месторождениях, имеют распознаваемые границы и прочно связаны с окружающей средой. Целями поисков месторождений полезных ископаемых является выявление наличия месторождений полезных ископаемых, разведки таких месторождений – установление их границ и запасов полезных ископаемых, а добычи их – соблюдение заданной нормы извлечения запасов полезных ископаемых. Подземные воды, к счастью, нельзя рассматривать как природную структуру или как множество таких структур, понятие «месторождение подземных вод» не имеет отношения к практике планирования работ по разведке участков недр на подземные воды, а определяемое количество подземных вод по результатам разведки не может рассматриваться как «запасы подземных вод».

Поиски подземных вод, разведка и оценка выявленных при поисках ресурсов подземных вод осуществляются по особой методологии, отличной от таких работ при поисках, разведке и оценке месторождений полезных ископаемых. Срок добычи подземных вод на участке, переданном в пользование для добычи подземных вод, в отличие от сроков добычи невозобновимых полезных ископаемых, зависит от потребности пользователя недрами или водопотребителя в такой воде, и ограничивается законом или лицензией на добычу подземных вод. В законе, который нацелен на регулирование отношений в сфере использования ресурсов подземных вод и охраны их от истощения и загрязнения, должны быть указаны случаи ограничения прав недропользователей, связанные с прекращением, ограничением и приостановлением прав пользования участком недр для добычи подземных вод.

В целях устранения риска истощения ресурсов подземных вод и их загрязнения необходимо в приоритетном порядке принять федеральный закон, в котором предусмотреть право руководителя службы мониторинга подземных вод, его заместителей, а также должностных лиц региональных центров ГМСН прекращать, приостанавливать или ограничивать пользование участком недр для добычи подземных вод в случаях, установленных законом. Такой законопроект находится на рассмотрении в Правительстве России.

Во-вторых, признать, что имевшие место региональное истощение ресурсов подземных вод и их загрязнение обусловлено, прежде всего, неурегулированностью объемов добычи подземных вод, анархией в строительстве скважин на воду и бездействием служб Минприроды России, ответственных за состояние ресурсов подземных вод. Нельзя не отметить безответственное отношение территориальных центров ГМСН к сохранности скважин опорной государственной сети наблюдательных скважин. Только за 2016 г. количество таких скважин сократилось в 3,1 раза и на 1января 2017 г. их количество (1100) характеризует работу всей службы мониторинга подземных вод и оценку их состояния, а также уровень и качество всей системы управления водными ресурсами страны.

В-третьих, деятельность гидрогеологической службы страны в настоящее время, фактически не выходит за сферы интересов научного учреждения. В условиях рынка, где бал правят люди, которые свои интересы ставят выше общих, выше интересов страны, такой академический стиль работы не отвечает требованиям охраны государственной собственности на ресурсы подземных вод, их охрану от разграбления, от истощения и загрязнения.

В-четвертых, согласиться с тем, что без надлежащей службы мониторинга подземных вод, оснащенных современными измерительными приборами, лабораторным оборудованием, вычислительной техникой, геодезическими инструментами и транспортными средствами, организовать эффективное управление использованием таким ресурсом как подземные воды никогда и никому еще не удавалось. Любая служба мониторинга и управления ресурсами подземных вод нуждается в научном обеспечении не только методов ведения мониторинга, но, и главным образом, в обосновании мер по ограничению (сокращению) объемов добычи подземных вод.

Решение о создании эффективной службы управления подземными водами, включая разработку и реализацию программы развития системы мониторинга подземных вод, необходимо принять в неотложном порядке. Эффективность работы этой федеральной службы будет зависеть от квалификации руководителя, его отношения к служению государству и народу. Руководитель этой службы должен обладать чрезвычайными полномочиями и назначаться Председателем Правительства России. Такая служба обязана мобилизовать органы государственной власти России и ее субъектов, всех недропользователей, всех ответственных общественных организаций на предотвращение угрозы истощения ресурсов подземных вод и их загрязнения.

В-пятых, просить ученых и специалистов научно-исследовательских учреждений, проектных организаций и учебных заведений, общественных организаций и экологических объединений страны поддержать усилия Минприроды России в обеспечении рационального и неистощительного использования ресурсов подземных вод, охраны их от разграбления, истощения и загрязнения, а также усилия министерства и его специалистов в обеспечении защиты прав и интересов граждан на доступ к воде.

Григорий ЧЕРНОДОЛЯ,

гидрогеолог, советник РФ I класса

Бюллетень

© 1998-2015, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»
При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 142784, г. Москва, г.п. Московский, Бизнес-парк "Румянцево", офис 352-Г, НИА-Природа тел./факс: 8(495)240-51-27, e-mail: nia_priroda@mail.ru