Поиск:

По следам Парижского соглашения

27.06.2017 19:59:00 

Парижское соглашение по климату, основанное на ограничении выбросов парниковых газов тепловых электростанций, работающих на ископаемом топливе, и привлечении к производству электроэнергии возобновимых источников: ветра и солнца, может ли сыграть заметную роль в сдерживании потепления климата планеты, остается под вопросом. Но только принятие мер по снижению выбросов парниковых газов уже скажется положительно: снизится воздействие на здоровье и жизнь людей добычи и сжигания ископаемого топлива с выделением CO2, и других парниковых газов. На это обратил внимание академик И.П. Дружинин, предложивший еще в 1989 г. в качестве критерия оценки экологического состояния окружающей среды под воздействием того или иного вида производства электроэнергии – жизнь и здоровье человека.

Обращает на себя внимание то, что в Соглашении не встречается термин «ископаемое топливо», акцентируясь только на угле. А при сгорании природного газа, нефти, продуктов её переработки, торфа разве не образуются парниковые газы? В Парижском соглашении не упоминаются растущие транспортные выбросы парниковых газов, негативно влияющих как на человека, так и на состояние атмосферы, и меры по их снижению или нейтрализации (поощрение экологически чистого транспорта). Кстати, парниковые газы негативно сказываются и на их поглотителях, в особенности, на океане (окисление воды, гибель кораллов и др.).

Меры, предлагаемые по разнесению жилой застройки и предприятий-загрязнителей, выдают только заботу о людях, а загрязнение атмосферы в этом случае будет продолжаться.

Призыв Парижского соглашения осваивать возобновимые источники энергии, при этом имея ввиду только солнечные и ветровые, не станет панацеей от грядущего недостатка энергии в мире. Но почему не привлекаются другие виды возобновимых источников, в том числе геотермальные, гидроресурсы рек и морей? Геотермальная энергетика наряду с ветро- и гелиоэнергетикой может также служить для автономного энергоснабжения. Но как не вспомнить и не сослаться на гигантов производства чистой энергии: гидростанции и приливные электростанции, которые даже не упоминаются в Соглашении? Ведь ограничение производства энергии на тепловых станциях не будет компенсировано солнечными и ветровыми даже в системе ЖКХ, тем более, в промышленности. Что заменит Саяно-Шушенскую ГЭС в производстве алюминия? И если новейшие технологии очистки газов не до конца решают проблему защиты атмосферы от них, то нужно переходить, прежде всего, на чистые энергоисточники – гидроресурсы. И поощрять страны, развивающие гидроэнергетику, которая исключает парниковые газы и не вредит человеку. Доля электроэнергии, произведенной на гидростанциях, в отдельных странах превосходит таковую других источников. Например, одна ГЭС Итайпу, самая мощная в мире (14 ГВт), на реке Паране, границе двух стран, с 1984 г. обеспечивает электроэнергией на 93% Парагвай и на 20% Бразилию.

А приливная энергетика имеет перспективы обеспечить энергией все потребности человечества. И её внедрение активизируется во многих странах. С 1967 г. действует ПЭС Ранс во Франции, Кислогубская – в СССР (1968). Имеются планы строительства ПЭС в Канаде, Японии, Индии, Великобритании, США. В России в долгосрочной программе развития энергетики значатся ПЭС Мезенская и Тугурская (мощностью по 11 ГВт) и Пенжинская (87 ГВт).

Большую роль в подъеме экономики СССР сыграли ГЭС в бассейне Волги. Но водохранилища на этой великой реке загубили огромные площади плодородных земель, вынудили к переселению миллионы людей, сократилось видовое разнообразие и численность рыб. Нельзя строить ГЭС на равнинных реках стало теперь аксиомой. Не было меры и в освоении реки Ангары, которая фактически превратилась в каскад водохранилищ ГЭС, что сказалось и на критическом теперь состоянии озера Байкал. Научное сообщество и общественность регионов Дальнего Востока заступились за Амур и с поддержкой Минприроды России на этой великой реке теперь недопустимо строительство плотин.

Другое дело освоение притоков Амура с целью комплексного управления водными ресурсами и защиты земель и селений от катастрофических наводнений. Зейская и Бурейская ГЭС уже проявили себя в защите от наводнений, снижая пики паводков на Амуре. Но чтобы защититься от катастрофических наводнений, необходимы дополнительные емкости водохранилищ. Русгидро определены новые противопаводковые ГЭС. В их числе Гилюйская, Нижне-Ниманская (теперь – Ниманская), Нижне-Зейская, а также Верхне-Селемджинская (взамен Селемджинской, недопустимой по экологическим показателям). Комплексное взвешенное обоснование возможности строительства этих ГЭС было дано Институтом водных и экологических проблем ДВО РАН. В работе Комплексной эколого-экономической оценки развития гидроэнергетики бассейна реки Амур, изданной WWF России с участием En+Group в 2015 г., названные ГЭС отнесены к наиболее эффективным в эколого-экономическом отношении. Таким образом, со стороны ученых и энергетиков нет препон к строительству противопаводковых ГЭС.

Однако четвертый год не выполняется поручение Президента РФ о разработке и утверждении программы строительства новых гидроэнергетических объектов на притоках реки Амур. «Новые ГЭС позволят решить комплекс государственных задач: обеспечение противопаводковой защиты населения, повышение надежности энергоснабжения дальневосточников, создание новых генерирующих мощностей, разворот крупных промышленных строек и увеличение количества рабочих мест». Такая программа была представлена. Но решения о ее утверждении и мерах по реализации до сих пор не последовало. Что это – саботаж или игнорирование интересов дальневосточников, как это происходило в 90-е гг., когда будучи министром, Герман Греф заявлял: Сибирь и Дальний Восток во время перестройки пусть выбираются сами.

Но мнится мне, что с завершением строительства Нижне-Бурейской ГЭС в текущем году подготовленный отряд гидростроителей перебросят на новую стройку – Ниманскую противопаводковую ГЭС, а затем – на Гилюйскую. Предприятия, обеспечивающие стройку Нижне-Бурейской ГЭС, более уверенно продолжат свою работу. Таким образом энергетика, базовая основа развития экономики региона, создания производств полного цикла формируется воочию. Это позволит вовлечь в отработку собственные месторождения железа, титана, олова, вблизи которых пролегла БАМ, с получением готовых металлов и последующей продукции с высокой добавочной стоимостью. Электроэнергия необходима и новым территориям опережающего развития (ТОРам). Так может дойти очередь и до строительства Тугурской ПЭС. И будут реально решаться проблемы России на Дальнем Востоке. И вскоре она станет на равных со странами АТР. Избыток электроэнергии новых ГЭС может влиться в поток, который обещали японцам. А избыток воды в новых водохранилищах послужит не только электроэнергетике и другим потребителям, но и рациональному управлению стоком, в том числе экологическим, в течение всего года.

Или такой выход идет вразрез с кредо, высказанным премьером прилюдно на гайдаровском форуме: мы не будем развивать мобилизационную экономику? Вот вам 15 ТОРов и развивайтесь, дальневосточники, в ключе, одобренном Евгением Ясиным, в свое время уверенно заявлявшем: «Лицом региона должна стать добыча энергии, полезных ископаемых для стран Юго-Восточной Азии. Никакого другого варианта для развития нашего Дальнего Востока нет». А среди тех ТОРов нет ни одного, нацеленного на комплексное освоение минерального сырья с выдачей готовой продукции. В этом ключе была подписана в свое время и Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и Северо-Востока КНР на 2009-2018 гг. Ее суть в том, что добыча сырья, леса осуществляются на территории России, а их переработка, производство готовой продукции с высокой добавленной стоимостью – в КНР.

Но еще дело за инвестициями, которые ищут за рубежом, объявляя новую приватизацию с привлечением иностранцев. Вот и добычу рения на вулкане Кудрявый (остров Итуруп) рассчитывают начать на японские инвестиции и с их участием. Без такой близорукости можно было бы давно получать этот ценнейший элемент своими силами, первая тонна которого могла бы оправдать начало таких работ, а продолжение дало бы миллиарды прибыли и обеспечение своих потребностей в этом металле.

А мобилизационная экономика рассчитывает на собственные ресурсы, в том числе финансовые. Давно нужно было принять закон о прогрессивном налоге, который в других странах служит на благо населения и государства, но его проект неоднократно рубился единоросским большинством Госдумы. Опора на собственные силы включает и предоставление кредитов своим предприятиям и фирмам под доступные проценты. Но в России они до сих пор в разы выше, чем таковые в странах Запада. Только что пришла новость: Россия увеличила инвестиции в гособлигации США до $104,9 млрд!?

А Парижское соглашение нужно подписывать. Хоть какие-то меры придется принимать по снижению эмиссий парниковых газов (посильно сокращая объемы парниковых газов, улучшая их очистку, ориентируя энергетику на чистые источники энергии: реки и океан, солнце и ветер, тепло недр планеты), что скажется на сохранении здоровья и жизни людей.

В.И. ГОТВАНСКИЙ, к.г.н., действительный член РГО

фото Р. Сергиенко

 

Бюллетень

© 1998-2015, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»
При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 142784, г. Москва, г.п. Московский, Бизнес-парк "Румянцево", офис 352-Г, НИА-Природа тел./факс: 8(499)240-51-27, 611-82-69, тел.: 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru