Поиск:

КТО СПАСЕТ БИСЕРОВО?

02.06.2017 18:43:00 

Озеро Бисерово, которое носит статус памятника природы областного значения – самое близкое к Москве реликтовое озеро. Его площадь без малого квадратный километр, оно мелководное и потому хорошо прогреваемое.

Когда-то давным-давно, еще в прошлом веке, я привозила сюда своих малышей, и мы плескались на мелководье, строили замки из песка, собирали землянику на березовой опушке… Когда дети подросли, мы стали приезжать сюда зимой кататься на лыжах и с интересом наблюдали за рыбаками, которые в великом множестве сидели, нахохлившись от мороза, у своих лунок и время от времени вытаскивали оттуда рыбку, большую и маленькую.

Помню впервые увиденный в 90-х годах замор рыбы, которая, задыхаясь подо льдом, просто лезла из полыньи наружу, а народ вычерпывал ее сачками. Но теперь вычерпывать уже нечего: здесь рыбы нет. Не верьте Википедии, повествующей, что здесь водятся «окунь, щука, плотва, золотой и серебряный карась, пескарь, линь, верховка, ёрш, сом, ротан. В 80-е занесены карп, пёстрый толстолобик, лещ и судак. Особенно благоприятные условия для обитания карася, щуки, плотвы и окуня. Есть упоминания о подусте, уклейке и голавле». Увы, это не более чем устаревшая информация. Рыбы с годами становилось все меньше, а в мае 2012 г., наконец, произошла ее массовая и окончательная гибель. 

А прошлой зимой батюшка из Бисеровского храма решил сделать на озере «иордань», благо лед встал крепкий. Но, когда сделали прорубь, оттуда потянуло такой вонью, что стало очевидно  – эту воду освящать как-то уже и не комильфо…

Периодически в прессе появляются материалы про дачные товарищества в водоохранной зоне, не оснащенные системами канализации, про отдыхающих, которые бросают мусор на берегах, а то и про АО «Бисеровский рыбомбинат», который якобы загрязняет озеро своими стоками и забирает из него воду на свои коммерческие нужды. Про дачников и отдыхающих – правда. Про рыбхоз – ложь. Давайте сразу отмежуем от проблемы эту организацию. Ее пруды расположены на месте бывших торфоразработок, забор воды производится из р. Шаловка. Тогда как в озере Бисерово показатели загрязненности воды по БПК и взвешенным веществам кошмарны, то рыбхоз такого себе позволить не может: рыбка любит чистую воду. В рыборазводные пруды регулярно вносят негашеную известь, гипохлорит кальция, которые минерализуют и осаждают на дно избыточную органику, поэтому вода, сбрасываемая рыбхозом в р. Шаловка (а не в озеро, заметьте), гораздо чище озерной. Почему надзорные органы включают рыбхоз в число тех, кто загрязняет водные объекты? А это уж у нас в стране система нормирования такая: стоки должны быть чище, чем вода питьевого качества; но статья не об этом, и не стоит сейчас углубляться в эту, конечно же, тоже очень печальную тему.

А как насчет забора воды из озера? Да, он производится, но исключительно по указаниям МЧС, администрации г. Электроугли и Минэкологии Московской области, и преимущественно тогда, когда уровень озера поднимается настолько, что вода грозит перелиться через шоссе и затопить расположенные за ним в низине дачные участки. Дело в том, что веками существовавший водообмен озера и окружающих подземных пластов сейчас прерван: грязная вода способствовала такому заиливанию дна, какое мы наблюдаем в выгребных ямах: пленка органики не хуже полиэтилена преграждает путь влаге. Вот по этой причине принцип сообщающихся сосудов перестал работать, и теперь озеро нуждается в искусственном регулировании уровня воды.

Поэтому поговорим об истинных причинах гибели озера. Их две: естественная и антропогенная.

В любом источнике информации, не исключая Государственный водный реестр, вы прочтете, что Бисеровское озеро – ледникового происхождения. На само деле это не так. Ледниковые озера имеют сглаженное и неглубокое ложе, ведь они когда-то выдавлены в осадочных породах огромными массами льда. Бисеровское озеро имеет совсем другое строение. Как установлено гидрогеологическими исследованиями, Бисерово озеро имеет ту же природу, что и Плещеево, а именно – котловина озера очень глубока и имеет крутые склоны. Это означает, что её сформировали подземные карстовые углубления, она стала результатом опускания дна. Глубина природной котловины Бисеровского озера – около 60 м, и весь этот огромный подземный каньон заполнен отложениями сапропеля (так называют органо-илистые отложения, сформированные тысячелетиями оседания микрочастиц из водной массы). О сапропеле мы еще поговорим подробнее, а пока напомню то, что каждый из нас учил на уроках природоведения: каждое озеро, даже самое глубокое, постепенно заполняется отложениями, зарастает камышом, превращается в болото, потом болото высыхает и озеро исчезает с лица земли. Другое дело, что в природе эти процессы идут крайне медленно, и, если бы не мы с вами, то озера вполне хватило бы еще лет на тысячу.

Но всякое красивое место (на свою беду) притягивает людей. Еще в довоенные времена Бисерово начало обрастать дачами: так, на западном берегу озера есть массивчик, который, по легенде, отводил под дачную застройку лично Иосиф Виссарионович Сталин (и эта легенда имеет под собой достоверную основу, в отличие от сказания о том, что имя озеру дала Екатерина Великая, уронившая в воду бисерное колье).

Однако при Сталине знали меру, а вот те земельные отводы, которые производились в лихие девяностые за умеренную плату и без оглядки на законодательство – вот это да. И сейчас, кстати, есть заборы, входящие краями прямо в водную поверхность. А как же предусмотренный законодательством бечевник, спросите вы? А вот так, Митволя на них нет…

Нужно ли говорить, что ни одно из дачных товариществ официально не имеет канализации, и все стоки, как фекальные, так и прочие, поступают в озеро, либо напрямую, либо опосредованно (ведь водосборная площадь озера – 5 км2). Понятно, что при таком массированном поступлении загрязнений в озеро его эвтрофикация идет семимильными шагами. В ходе дальнейших рассуждений давайте будем помнить о следующем: пока дачи не будут канализованы на хорошие очистные сооружения, никакие меры по спасению озера ощутимых результатов не принесут.

Бедственное положение озера исторически усугублялось тем, что оно находилось на стыке двух районов: Ногинского и Балашихинского, а у семи нянек, как известно, дитя без глазу. Лучшей нянькой оказался Ногинский район: на волне перестройки, когда вопросам экологии начали придавать самое большое значение, Ногинску удалось добиться решения о том, что озеро вместе с прибрежной зоной передается в его ведение. Началась некая деятельность по спасению озера: от уреза воды удалось отодвинуть территорию, занимаемую дивизией им. Дзержинского (которую местные прозвали тогда «дикой дивизией»), были проведены исследования, разработан план первоочередных мероприятий по реабилитации озера. Но тут начались известные события, и нашей стране на полтора десятилетия стало не до озера.

И сегодня, если вы посмотрите на карту любого из двух упомянутых районов, то граница в каждом случае проходит по урезу воды, а озеро – ничье.

Оно еще как-то держалось, пока существовала база «Рыболов-спортсмен»: эта организация не только производила зарыбление озера, но и содержала систему трубопроводов, по которым в озеро зимой подкачивался воздух, позволяя избежать заморов. Но «Рыболов-спортсмен» благополучно развалился, как и многое в нашей стране в те смутные годы. Бисеровский рыбокомбинат еще производил по старой памяти зарыбление озера, но оно было бесполезно: выжить в этих условиях рыба уже не могла.

«Озеро сегодня никому не нужно, у него нет никакой документации, кроме старого паспорта «Памятник природы», – говорит Председатель Совета МособлВООП – Всероссийского общества охраны природы Я.В. Бакунев. ВООП готово взять озеро в оперативное управление, но это не так просто: ведь де-юре озеро как бы не существует. Неясны границы его охранной зоны, непонятен владелец; даже в Государственном водном реестре сведения об оз. Бисерово очень лаконичны и не вполне достоверны.

Не может оказать существенной помощи и Ногинский район. «У муниципальных образований обновленное законодательство отобрало все рычаги воздействия, начиная от экологической милиции и заканчивая полномочиями в части обращения с отходами, – говорит Председатель Совета депутатов муниципального образования «Ногинский муниципальный район Московской области» В.Н. Лаптев, – к тому же, на реабилитацию озера нужны миллионы, которых в районной казне нет».

«Хозяин у озера может появиться на основании договора водопользования», – говорит А.В. Шевчук, руководитель Отделения проблем природопользования и экологии СОПС Минэкономики России, д.э.н., проф. РАНХ и ГС.

Давайте подумаем, кто мог бы стать таким хозяином.

ВООП? Да, эта организация могла бы стать эффективным куратором процесса реабилитации озера. Но откуда она возьмет деньги?

С моей точки зрения, выход есть. Ведь гигантская чаша озера Бисерово заполнена великолепным, лучшим в мире удобрением – сапропелем. Эта уникальная биомасса, выделившаяся из чистой (тогда еще) природы тысячи и десятки тысяч лет назад, представляет собой стерильный продукт, где нет ни семян сорных растений, ни личинок вредителей, ни патогенной микрофлоры; более того, она является сорбентом и антисептиком, и способна возродить почвы, уже загрязненные тяжелыми металлами и даже радионуклидами; 1 г сапропеля впитывает до 7 г воды, он удерживает влагу у корней, сокращая частоту поливов до 3 раз, он рыхлит почву и не вымывается из нее дождями, его состав сочетает в себе всё, что нужно почве и при этом, будучи природной субстанцией, исключает возможность перекорма растений.

Не думайте, что идея с сапропелем – это что-то новое. Еще в 1919 г. в системе Академии наук был создан Сапропелевый комитет, на который возложили обязанности по всестороннему изучению сапропелей, разведке ресурсов и разработке способов их использования, и вопрос этот был проработан тогда самым добросовестным образом. Но в послевоенный период человечество переключилось на более «эффективные» химические удобрения, и не могу сказать, чтобы от этого выиграл кто-нибудь, кроме производителей этих удобрений.

Впрочем, и сегодня существует немало компаний по промышленной добыче и переработке сапропеля. Например, под Оренбургом его добывают со дна озера, в зимний период вымораживают лишнюю влагу, затем упаковывают сапропель и пускают в продажу по вполне привлекательной как для продавца, так и для покупателя цене. Можно ли сделать что-то подобное на озере Бисерово? Теоретически – да, а практически такое производство требует огромных площадей, которых вокруг озера, зажатого дачами, просто нет. Может быть, можно сушить сапропель «на удаленке»? Может быть, и можно, но это уже решать специалистам. Мне же очевидно следующее: нужно а) выгрести напластования сапропеля, «сомкнув» озеро с подземными водами; б) прекратить поступление в озеро загрязненных стоков с дач и прочих объектов. Остальное несложно. Чистое и красивое озеро в ближайшем Подмосковье любой с радостью возьмет в аренду, очистит берег от мусора, организует правильные автостоянки, возродит систему аэрации воды и станет продавать лицензии на рыбную ловлю и билетики на пляж. И я с удовольствием приду сюда со своими внуками.

Нет, со внуками не успею, ведь возрождение озера – дело длительное. Но, может быть, хотя бы мои правнуки? Ведь тот факт, что появились и консолидируются специалисты и организации, заинтересованные в возрождении озера, все-таки дает некоторую надежду…

О.В. ШЕВЕЛЕВА, к.г.н.

 

Бюллетень

© 1998-2015, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»
При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 142784, г. Москва, г.п. Московский, Бизнес-парк "Румянцево", офис 352-Г, НИА-Природа тел./факс: 8(499)240-51-27, 611-82-69, тел.: 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru