Поиск:

ТБО в России: тенденции и проблемы

18.01.2016 17:47:00 

Доля вывозки из селитебных зон твердых бытовых отходов (ТБО) занимает в составе всех образующихся и различным образом удаляемых отходов производства и потребления весьма незначительную величину – порядка 1%. Вместе с тем, с проблемой загрязнения окружающей природной среды именно ТБО население сталкивается систематически и практически повсеместно, причем не только в городах и поселках, но и в пригородных (припоселковых) зонах.  

Общие тенденции, сложившиеся в области вывозки и переработки ТБО в последние десятилетия в России, приведены на рис. на основе данных  Госкомстата СССР и Росстата.

 Примечание. До 2012 г. включительно – с учетом вывоза на мусоросжигательные объекты. Данные об утилизации ТБО на мусороперерабатывающих заводах в 1985 и 1989 гг. отсутствуют. При переводе объемных величин, характеризующих обращение с ТБО, в весовые величины в России обычно используется коэффициент 0,2. Например, в 2014 г. было вывезено почти 56,9 млн т, а переработано 4,3 млн т ТБО.

 Рис. Динамика вывоза и переработки/сжигания ТБО в России

 Из рис. следует, что в 2000 г. в окружающую природную среду – то есть на свалки, полигоны и др. – было направлено около 144 млн м3 отходов (рассчитано как разница между вывозкой и переработкой/сжиганием ТБО). В 2014 г. эта величина должна по оценке составлять уже порядка 250 млн м3. Иначе говоря, за четырнадцать лет рассматриваемый показатель почти удвоился. «Воронка» расхождений между вывозкой и переработкой/сжиганием ТБО неуклонно расширялась.

При этом пропорционально возросло не только негативное воздействие на окружающую природную среду, но и увеличились потери вторичных материальных ресурсов. В свою очередь повышение указанных потерь неизбежно приводит к необходимости расширения изъятия из природы все новых естественных ресурсов с их последующей переработкой для получения товаров и услуг, потребляемых в домашних хозяйствах, с образованием все новых  и новых ТБО. Получается даже не замкнутый круг, а своего рода, разворачивающаяся спираль…

Существуют также дополнительные факты и факторы, детализирующие актуальность всего вышесказанного. В частности, отдельные элементы ТБО – как-то стеклоизделия и стеклобой, аналогичные продукты из керамики, многих пластиков и иных химических продуктов и т.д. – слабо разлагаются, окисляются и/или иным образом саморазрушаются в окружающей природной среде. В результате происходит не только их постоянно увеличивающееся и во многом концентрированное накопление на специально отведенных для этого местах. Проблема заключается также в том, что для подобного и все более возрастающего размещения ТБО систематически требуется отведение все новых и новых земельных участков под организованные полигоны или более-менее упорядоченные свалки взамен уже переполненных объектов захоронения рассматриваемых отходов.

При этом следует иметь в виду, что указанные полигоны и свалки зачастую являются источниками загрязнения различными вредными веществами (в т.ч. парниковыми газами) не только почвенно-земельных ресурсов, но и: а) атмосферного воздуха в результате разложения некоторых отходов, пожаров на этих объектах и т.д.; б) водных источников – в первую очередь, в подземных горизонтах – в результате фильтрации. Кроме того, указанные объекты могут служить источником т.н. «биологического» загрязнения, поскольку они способствуют распространению крыс, являются местом нежелательного скопления птиц, бродячих животных и т.д.

Еще более весомое негативное воздействие на окружающую природную среду оказывают периодически возникающие стихийные (практически неконтролируемые) свалки ТБО.

Характерно, что сложившиеся в последние годы тренды вывозки и переработки ТБО по отдельным крупным городам России во многих случаях не совпадают, то есть очевидно имеют свою специфику (табл. 1).

Таблица 1

Динамика показателей, характеризующих вывоз и переработку/сжигание ТБО в отдельных городах России (по данным Росстата), млн м3

Город, показатель

2000 г.

2005 г.

2007 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

2014 г.  в % к 2000 г.

Москва – вывезено

20,4

22,4

18,2

20,2

22,6

23,0

23,2

23,5

115

в т.ч. на МПЗ*

0,97

6,97

8,03

10,3

10,0

10,4

6,7

3,8

>в 3,9 раза

Санкт-Петербург – вывезено

4,49

6,39

7,06

7,55

9,78

8,79

6,88

8,13

181

в т.ч. на МПЗ*

4,49

6,37

7,06

7,53

1,58

1,41

1,01

1,04

23

Барнаул – вывезено

0,67

0,81

2,23

1,46

1,68

1,68

1,68

2,00

>в 3,0 раза

Владивосток – вывезено

0,92

2,58

2,62

0,44

0,62

2,13

2,30

0,71

77

в т.ч. на МПЗ*

0,14

0,18

0,53

0,55

0,15

1,10

0,60

0,26

186

Волгоград – вывезено

1,22

1,63

2,21

2,62

2,58

3,16

3,15

3,14

>в 2,6 раза

в т.ч. на МПЗ*

0,03

Воронеж – вывезено

1,34

1,98

2,24

2,01

3,25

2,59

2,19

3,81

>в 2,8 раза

Иркутск – вывезено

0,69

1,42

2,28

2,13

3,01

4,68

4,05

3,01

>в 4,4 раза

Казань – вывезено

0,81

1,55

0,92

2,68

2,24

2,89

3,20

3,21

>в 4,0 раза

в т.ч. МПЗ*

0,17

0,15

Краснодар – вывезено

0,98

1,78

2,60

4,47

4,18

4,33

4,30

4,98

>в 5,1 раза

в т.ч. на МПЗ*

0,02

Красноярск – вывезено

1,10

1,73

1,60

1,81

1,75

1,29

1,60

2,36

>в 2,2 раза

в т.ч. на МПЗ*

­

0,67

0,67

Нижний Новгород – вывезено

1,58

2,89

4,99

3,93

4,16

4,22

4,31

2,96

187

Новосибирск –  вывезено

0,91

1,37

1,93

2,12

2,47

1,95

2,00

2,00

>в 2,2 раза

в т.ч. на МПЗ*

0,17

0,08

0,04

0,03

Омск – вывезено

1,05

1,93

1,95

1,68

1,23

1,25

1,79

1,78

170

в т.ч. на МПЗ*

Самара – вывезено

1,51

2,19

2,47

4,99

4,96

9,20

9,30

9,21

>в 6,1 раза

в т.ч. на МПЗ*

0,06

0,19

Саратов – вывезено

1,33

3,61

3,62

1,89

3,50

4,70

3,53

2,40

180

в т.ч. на МПЗ*

0,01

0,003

Уфа – вывезено

1,35

1,64

1,64

1,58

1,67

1,94

2,16

3,23

>в 2,4 раза

в т.ч. на МПЗ*

0,32

0,58

0,76

0,23

0,15

Челябинск – вывезено

1,34

2,57

3,00

2,61

2,21

2,38

2,29

1,93

144

в т.ч. на МПЗ*

0,08

* До 2012 г. включительно – с учетом вывоза на мусоросжигательные объекты

 

Естественно, что анализируя данные по городам, было бы целесообразно учитывать значительный рост в последний период площади городских территорий, убираемых механизированным способом (табл. 2). При этом следует иметь в виду, что к такого рода площадям относятся не только участки, обслуживаемые мусоропогрузчиками-мусоровозами и/или подметально-уборочными машинами, но и территории, на которых работают поливальные  автомобили, снегоочистительная техника, пескоразбрасыватели и т.п.

Таблица 2

Изменение площади территории городских поселений в России, убираемой механизированным способом (по данным Госкомстата СССР и Росстата), млн. м3

Показатель

1985 г.

1989 г.

2000 г.

2005 г.

2007 г.

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2013 г.

2014 г.

Всего

471,7

466,7

861,7

1021,9

1119,3

1275,6

1338,9

1335,4

1390,2

1532,8

 

Из табл. 2 следует, что убираемые механизированным способом городские территории увеличились в России по площади за 29 лет в 3,2 раза, а за последние 14 лет – в 1,8 раза. Все это дополнительно характеризует усиление нагрузки на окружающую природную среду за чертой многих городов, куда вывозится собранный на улицах мусор, смет, загрязненные снег и лед, отпад листвы и древесины с произрастающих в городах деревьев и кустарников, выкошенная возле домов трава и т.д.

При изучении вышеприведенных статматериалов в первую очередь необходимо обратить внимание на следующие три момента:

1. Практически во всех перечисленных в табл. 1 городах объемы вывозки ТБО в 2001-2014 гг. резко возросли. При этом темпы роста по отдельным городам ощутимо расходятся. В большинстве случаев увеличение произошло в 2-5 раз. Одновременно, в 2014 г. по сравнению с 2013 г. значительно упали объемы вывозки в Нижнем Новгороде, Владивостоке, Иркутске, Саратове и др.

2. В целом ряде городов переработка ТБО в настоящее время практически отсутствует. Более того, там, где мероприятия по такой переработке проводились и проводятся, они зачастую имеют нестабильный характер. Например, в последние годы значительно сократились объемы переработки отходов в Санкт-Петербурге. Причины этого (как и снижение объемов переработки в Москве в 2014 г. по сравнению с предыдущим годом) слабо понятны. В некоторых случаях существующие разъяснения представляются малоубедительными. В частности, по имеющимся сведениям во Владивостоке в 2012 и 2013 гг. органами местного самоуправления выделялись определенные средства на переработку ТБО. В 2014 г. такое целевое выделение денежных ресурсов отсутствовало, что привело к ощутимому сокращению переработки отходов. Однако, исходя из цифр, приведенных в табл. 1, также произошло резкое падение вывозки ТБО. Возникает вопрос о «судьбе» образовавшихся, но невывезенных отходов, а также о влиянии этого на условия жизни населения города.

Кроме того, пока весьма затруднительно объяснить, как повлияло на общие цифровые тенденции самых последних лет исключение из статистики вывозки отходов на МПЗ соответствующей вывозки на мусоросжигательные объекты (см. примечания к рис. и табл. 1).

3. Факты, приведенные в предыдущих пунктах, а также табличные материалов так или иначе заставляют поставить вопрос об объективности и полноте указанной информации. Следовательно, уже давно очевидна необходимость проведения серьезной, целенаправленной работы по оценке достоверности имеющихся сведений и выяснения, в какой мере они отражают явные и скрытые, но реально происходящие процессы, а в какой являются простой путаницей в цифрах, элементарной дезорганизацией учетно-отчетной работы или намеренным искажением соответствующих данных.

Если попытаться обобщить все вышеизложенное с учетом некоторых иных материалов плюс опыта нормативно-правовой и планово-прогнозной работы, то основные выводы по-нашему мнению могли бы быть следующими.

1. Решение проблемы упорядоченной утилизации ТБО – то есть полезного использования отходов или их уничтожения без нанесения существенного вреда окружающей природной среде – в России в последние десятилетия оказалось во многом упущенным. Причиной этого послужила в том числе недооценка (если не фактическое  игнорирование) статистической информации, которая уже давно выдавала сигналы о негативных тенденциях, формирующихся в рассматриваемой сфере коммунального хозяйства, а также о неблагоприятной ситуации, складывающейся в самих учете и  статистике ТБО. Кроме того, почти не учитывались сдвиги, происходившие в общей структуре потребления домашних хозяйств, а также изменения в физических характеристиках используемых в повседневном быту товаров и услуг.

Очевидно, что все это способствовало значительному росту образования ТБО в среднем на одну семью и, как следствие – к резкому увеличению негативного воздействия на окружающую природную среду в результате даже более или менее организованной вывозки ТБО. Несомненно, что при сохранении вышеприведенных тенденций ситуация с загрязнением природы данными отходами будет систематически и ощутимо ухудшаться.

2. Закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления», отдельные законодательные акты РФ и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) РФ» от 29.12.2014 № 458-ФЗ, а также профильные законодательные и подзаконные акты, принятые в 2015 г. (в частности, закон от 29.12.2015 № 404-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» и отдельные законодательные акты РФ») ввели ряд принципиальных новаций в управление обращением с отходами производства и потребления, в том числе возникающих в процессе функционирования домашних хозяйств и близкой к этому деятельности. Данные корректировки, по мнению их разработчиков, должны были способствовать стимулированию  упорядоченных сбора, вывозки, сортировки и конечной переработки отходов с получением вторичного сырья, с восстановлением товарной продукции, с полезным использованием тепла при сжигании отходов и др. В частности, одним из инструментов такого стимулирования, а также финансирования необходимых мероприятий явилось введение особого платежа – т.н. экологического сбора. Он представляет собой денежные средства, взимаемые с производителей или импортеров соответствующих товаров, если эти производители/импортеры не обеспечивают самостоятельную утилизацию отходов, образующихся после утраты данными товарами потребительских свойств.

К сожалению, о реальной эффективности принятых законодательных мер можно будет судить лишь через несколько лет, причем только при условии формирования объективных потоков информации. Точно также, пока трудно судить о сколько-нибудь весомом преобладании положительных результатов от указанных нововведений по сравнению с очевидными отрицательными факторами. К последним, в частности, можно отнести неизбежность роста отпускных и розничных цен на товары и услуги, потребляемые в домашних хозяйствах (в том числе низкодоходных групп населения), из-за появления дополнительной фискальной нагрузки на производителей и импортеров. Кроме того, усиливается запутанность  механизма взимания (или зачета) экологического сбора плюс системы его аккумулирования и расходования накопленных средств, что может способствовать развитию слабоэффективных или даже коррупционных схем.

Абсолютно очевидно, что реализация принятых законодательных положений и развивающих их нормативно-правовых документов в нынешних условиях приведет к значительному возрастанию документооборота в области обращения с отходами (который и без того крайне велик), необходимости согласования предприятиями массы новых плановых и учетно-отчетных материалов, разного рода регламентов, паспортов, проектов и т.д. и т.п. Сомнительно, что подобное усиление информационной запутанности и дублирования способно привести к улучшению качества и полноты получаемых сведений.

3. Если дополнительно остановится на вопросах учета и статистики в области обращения с ТБО, то целесообразно отметить, что в данной области уже давно накопились крупные проблемы. Это подтверждают в том числе материалы Госдоклада «О состоянии и об охране  окружающей среды в РФ в 2014 году» (см. стр. 49 и др.). Для упорядоченного и результативного решения указанных проблем в стране делается явно недостаточно, причем как со стороны природоохранных, так и статистических и общеуправленческих органов.

Следует учитывать, что все это имеет место в условиях сформировавшихся во многих местах коррупционных и полукоррупционных схем по вывозке ТБО, их переработке и/или размещению в окружающей природной среде (факты существования этих схем признавались даже в недавних публикациях правительственной «Российской газеты» и смежной с ней «Российской бизнес-газеты» – см., в частности, соответствующие номера от 27.05.2015, 8.09.2015, 22.10.2015 и др.). Подобная ситуация, естественно, не добавляет прозрачности в соответствующее информационно-статистическое обеспечение.

Приведенные факты еще раз свидетельствуют: полнота и достоверность приводимых в статье цифр остается под серьезным вопросом и что они, судя по всему, отражают лишь самые общие тренды. При этом присутствуют не только объективные сложности, например, практическая невозможность полного учета образования бытовых отходов на улицах городов, на откосах железных и/или автодорог, в домашних хозяйствах в сельской местности (в данном случае резонно говорить лишь о сборе, вывозке и дальнейшем обращении с этими отходами). Параллельно продолжает существовать множество субъективных аспектов, выяснение которых вполне возможно, но во многом задерживается. К ним относятся, в частности, правильное определение состава ТБО; сколько-нибудь полное выявление объектов статнаблюдения, т.е. конкретных хозяйственных единиц, занимающихся сбором, вывозкой, размещением, уничтожением или переработкой отходов и т.п.

Один из основных недостатков – это отсутствие реальной заинтересованности общегосударственных, природоохранных и статистических органов страны в упорядоченном и оперативном решении приведенных вопросов. К сожалению, принимаемые меры зачастую ограничивались и продолжают ограничиваться принятием законов и выпуском множества бумаг нормативного характера с недостаточной организационно-практической и контрольно-информационной работой в дальнейшем. Более того, данные учета и статистики оказываются почти не востребованными при подготовке законодательных и подзаконных документов; формировании стратегии и тактики обращения с отходами; выработке и установлении реальных плановых (прогнозных) заданий и др.  Результаты этого, в т.ч. качество подготавливаемых решений и установленных контрольных цифр, очевидны.

Характерно, что в нормативно-правовой документации, принятой в 2014-2015 гг., категория твердых бытовых отходов (ТБО) была заменена на категорию твердых коммунальных отходов (ТКО). Вторая группа, судя по всему, несколько шире первой, однако до конца состав ТКО не определен ни в одном из имеющихся документов. В частности, в соответствие с законом от 20.12.2014 № 458-ФЗ твердые коммунальные отходы – это «отходы, образующиеся в жилых помещениях в процессе потребления физическими лицами, а также товары, утратившие свои потребительские свойства в процессе их использования физическими лицами в жилых помещениях в целях удовлетворения личных и бытовых нужд. К ТКО также относятся отходы, образующиеся в процессе деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и подобные по составу отходам, образующимся в жилых помещениях в процессе потребления физическими лицами». В этой связи до сих пор остается неясным, должны ли входить в состав рассматриваемой группы отходы капитального и текущего ремонта помещений общего пользования в домах (лестничных площадок и клеток, окон, чердаков и крыш, подвалов и т.д.). Полная неопределенность сохраняется в отношении падших/умерших домашние животных, содержавшихся в квартирах. Последнее не является некой «экзотикой», а представляет собой повседневную реальность. О соответствующих цифрах в данном случае можно судить хотя бы по имеющимся, весьма приблизительным оценкам численности «квартирных» животных только в одной Москве – от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов особей.

Имеются также множество иных видов отходов, включение или не включение которых в состав ТКО остается неидентифицированным. Сюда относятся, в частности, собранные во дворах домов листья, скошенная трава, смет и мусор с придомовых территорий. Очевидно, что все это так или иначе, напрямую или косвенно является результатом жизнедеятельности физических лиц, домохозяйств, населения в целом. Характерно, что в соответствие со статистической методологией, принятой как в ООН, так и в ОЭСР, данные отходы должны входить в категорию муниципальных/коммунальных отходов. Также непонятно, следует ли включать в состав ТКО брошенные населением старые или разбитые при авариях автомобили. Они, естественно, не «образуются в жилых помещениях» (см. выше определение ТКО). Однако они появляются в первую очередь при завершении использования данных транспортных средств физическими лицами, домашними хозяйствами.

До конца не ясно, следует ли относить к ТКО осадок сточных коммунальных вод, образующийся в основном при очистке канализационных стоков от домохозяйств и от объектов сферы услуг в городах и поселках.

Вероятно, не следует пояснять, что включение или не включение приведенных отходов в состав статистики ТКО способно привести к кардинальному изменению итоговых цифр (в разы, если не на порядки!). Следовательно, сохранение такого рода неясностей нивелирует возможности результативного управления обращением с данными отходами.

Иначе говоря, в заключение целесообразно еще раз подчеркнуть: разработка и реализация требований российского законодательства, выработка реальных норм и правил, контроль за их соблюдением, формирование и выполнение адекватных планово-прогнозных заданий и многое иное в области ТКО/ТБО не может быть в сколько-нибудь серьезной степени осуществлено без оперативного устранения отмеченных недостатков и решения давно накопившихся вопросов.

 

А.Д. ДУМНОВ, д.э.н., Д.А. БОРИСКИН, НИА-Природа
Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru