Поиск:

Дождались? Возобновится ли промысел гренландского тюленя в Белом море

09.03.2015 

Автор:  В.Н. СВЕТОЧЕВ, с.н.с. ММБИ КНЦ РАН

Источник:  Природно-ресурсные ведомости №1-2, 2015 г.

Лента времени

Давным-давно, а конкретно – в апреле 1920 г., почти сразу же после установления Советской власти, в Архангельске было создано Беломорско-Мурманское областное управление рыбных и звериных промыслов, и уже в 1 февраля 1921 г.а из Архангельска вышла первая советская зверобойная экспедиция, в составе которой были пароходы ледокольного типа: «В.Русанов», «Г.Седов», «А.Сибиряков», «Полярный». В ходе промысла было добыто 43720 голов гренландского тюленя, а прибыль экспедиции составила почти 400 тыс. руб. в золотой валюте. А.Д.Цурюпа лично докладывал В.И.Ленину о результатах зверобойной экспедиции, которая заслужила самую высокую оценку. По окончании доклада А.Д.Цурюпа предложил попробовать колбасу, приготовленную с добавлением тюленьего мяса, и Владимир Ильич признал колбасу вполне удовлетворительной. Таким образом, первая советская зверобойная экспедиция положила начало новому этапу зверобойного промысла на Европейском севере России, который успешно продолжался в течение всего социалистического периода.

Ограничения промысла или его запрет?

В 2007 г., в Архангельске ходе всероссийской административной реформы было создано Двинско-Печорское территориальное управление Росрыболовства. А в марте 2008 г. две зверобойные компании вышли на промысел гренландского тюленя в Белое море на 4-х арендованных судах («Садко», «Надир», «Краснознаменск», «Капитан Орлов»). Экспедиции завершились добычей более 13 тыс. тюленей.

В марте 2009 г. несколькими совместными решениями Минприроды России и Росрыболовства (в т.ч. вступившими в законную силу изменениями в «Правила промысла в Северном промысловом бассейне») промысел гренландского тюленя в Белом море в возрасте до 1 года был запрещен. Об этом Премьер-министру России Владимиру Путину доложил глава Минприроды России Юрий Трутнев. Министр также сказал: "…большая заслуга в принятии этого решения у общественных экологических организаций, которые на протяжении длительного времени занимали активную позицию в этом вопросе, вели разъяснительную деятельность и способствовали тому, чтобы запрет на добычу гренландского тюленя в России все-таки был принят".

Таким образом, эти решения полностью остановили промысел гренландского тюленя в Белом море в 2009 г. и последующие годы.

Запреты сняты?

Тогда в 2009 г. казалось, что такого рода запреты будут «вечными», но известные события экономической жизни страны оказались настолько серьезными и стремительными, что в феврале 2015 г. вступили в силу новые «Правила промысла в Северном промысловом бассейне», которые помимо прочего, сняли и ряд запретов на промысел гренландского тюленя. Правила разрешили вести промысел гренландского тюленя на животных в возрасте до одного года, начиная со стадии «хохлуша» (промысел «хохлуши» разрешен с целью живоотлова и доращивания тюленей до стадии «серка»).

Вот так, достаточно неожиданно, в феврале 2015 г. была перевернута очередная страница истории российского зверобойного промысла. И теперь самое время попытаться оглянуться и оценить некоторые результаты действия запрета на зверобойный промысел тюленей и дать прогноз на будущее этого промысла на Европейском Севере России.

Прежде всего, стоит сразу сказать, что шестилетний запрет на промысел гренландского тюленя в возрасте до 1 года в Белом море соблюдался. Скорее всего, не было даже и попыток нелегальной добычи гренландских тюленей в возрасте до одного года. Основным препятствием к этому была труднодоступность залежек, находящихся в открытом море, что влекло логистические сложности и значительные финансовые затраты связанные с добычей, хранением, первичной переработкой получаемого полуфабриката от добытых тюленей, и в итоге получения товарной продукции.

Возможно, что лица принимающие решения о запрете промысла гренландского тюленя в возрасте до 1 года в Белом море, предполагали, что российские зверобойные организации сразу и легко начнут промышлять гренландских тюленей в возрасте 1 год и старше, причем, возможно планировали обеспечить и государственные дотации для поддержки с целью сохранения традиционного промысла, но увы, этого не произошло.

Люди и механизмы

Шесть лет базы зверобойного промысла, расположенные на побережье Белого моря, не использовались по назначению и ветшали. Никто и подумать не мог, что история так скоро поставит вопрос о возрождении промысла. Зверобойные базы создавались, как узкоспециализированные предприятия и не были оборудованы для переработки сельхозпродукции, рыбы, ягод и прочей колхозной продукции получаемые в иные сезоны года. Ветшали сами строения, приходило в негодность и оборудование, используемое для первичной обработки шкур и хранения сырца. Требуют ремонта и вспомогательные объекты промысловой инфраструктуры – гостиницы для проживания зверобоев и летного состава, столовая, станции ГСМ, бани, котельные.

На всех зверобойных базах была создана инфраструктура для заправки вертолетов, участвующих в зверобойных экспедициях, горючим, имелись емкости для горюче-смазочных материалов. За время, прошедшее с последней береговой экспедиции, а это – в разных приморских деревнях – 8-11 лет, ни один вертолет не пользовался их услугами. Поэтому сегодня эти комплексы нуждаются в немалых затратах для приведения их в рабочее состояние.

Вертолетный парк, который использовался для проведения промысла гренландского тюленя на территории Архангельской области, сохранен и в полной мере может быть использован в случае организации береговых или судовых экспедиций. Вопрос только в том, устроит ли добывающие организации стоимость аренды вертолета.

Суда, которые использовались на промысле тюленей в 2006-2008 гг., также сохранились и могут быть использованы при благоприятных ледовых условиях. Однако и здесь стоимость аренды судна может сделать промысел нерентабельным, хотя, в условиях необходимости восстановления береговых баз, использование судов может стать более приемлемым. Судовой промысел может стать реальностью, если государство хотя бы на первых порах решит помочь и взять на себя часть финансовых затрат, т.е. дотировать часть расходов. Здесь возникает еще один аспект организации судового промысла в Белом море. Из используемых судов на промысле в 2006-2008 г. только ледокольный буксир «Садко» имел крепкий корпус ледового класса и мощную силовую установку, чтобы без риска ходить в беломорских льдах. В период действующего запрета, ни разу не ставился вопрос о расширении российского промыслового флота за счет строительства небольших промысловых судов или покупки судов иностранного производства, способных работать во льдах. Много раз, когда заходила речь о судовом промысле гренландского тюленя в Белом море, специалисты рекомендовали арендовать или закупать зверобойные суда в Норвегии. Предлагали пойти и по «канадскому пути», когда на промысле тюленя использовались суда длиной от 5 до 17 м, изготовленные с использованием эпоксидных материалов. Первая партия лодок, аналогичных тем, которые используются на промысле тюленей в канадских водах, была выпущена в Архангельске и с успехом использовалась в период судовых зверобойных экспедиций.

В середине 2000-х гг. казанское меховое объединение «Мелита» перестало получать на выделку шкуры морского зверя с Северного бассейна, сначала по причине организации выделки шкур в Норвегии, а затем – вследствие запрета промысла тюленей в возрасте до 1-го года. Таким образом, и без того слабый поток шкур, поступающих на фабрику для выделки, окончательно иссяк. Промысел тюленей в Каспийском море и северной части Тихого океана был к тому времени крайне мал, по причине полной запущенности промысла и не мог компенсировать выпадающие объемы. В итоге в Казани цех по выделке шкур морского зверя был ликвидирован.

Таким образом, при возобновлении промысла проблему качественной выделки шкур морского зверя на территории России придется решать заново. На начальном этапе, самым простым в этих условиях представляется производить выделку шкур тюленя на фабриках, расположенных в Норвегии или Канаде. В условиях того, что ни Норвегия, ни Канада не прекращали промысла тюленей, а следует ожидать, что качество выделки шкур морского зверя там сохранилось на высоком уровне, а, возможно, даже и улучшилось.

Кто будет промышлять?

Надо сразу сказать, что еще лет двадцать назад среди желающих принять участие в зверобойной компании была значительная конкуренция. Хороший заработок и уважение земляков были стимулом для многих молодых поморов. Бригадиры загодя отбирали себе в бригады опытных зверобоев, не забывали и о «молодых кадрах». Часто в бригадах бок о бок работали отец с сыном, а нередко и вся семья помора была задействована в период зверобойной компании.

Негативные демографические процессы коснулись и жителей прибрежных беломорских деревень. Уже в начале 2000-х гг. на промысле появились признаки «кадрового голода», особенно это было заметно на площадке по обработке зверя. Все меньше становилось опытных обеловщиков, а «новобранцы», отработав один сезон, на следующий год старались не попадать на эту физически тяжелую работу. Такого рода «текучка» не позволяла формировать высокопрофессиональные навыки участникам экспедиций. В 2005 г. время обработки зверя на площадке увеличилось примерно в два-три раза. Выйдя на обработку зверя утром, промысловики, заканчивали работать поздно вечером, имея при этом только короткий перерыв на обед. Таким образом, эта и без того тяжелая работа превратилась в изнурительный, выматывающий труд. Скорее всего, похожие проблемы возникали и на других производственных операциях, но именно на разделке зверя кадровая проблема отразилась особенно выпукло.

Шестилетнее отсутствие промысла только усугубило и без того ставшую шаткой преемственность кадров среди поморов-зверобоев. Опытные специалисты стали старше, часть из них вышли на пенсию, так и не передав своего опыта более молодым землякам. Молодежь, не имея возможности достойного заработка, подалась в город или трудоустроилась на предприятия с возможностью работать вахтовым методом на нефтегазовых промыслах, на предприятиях горно-рудной промышленности.

Таким образом, возобновление промысла гренландского тюленя потребует не только материальных затрат, усилий по восстановлению всей логистики промысла и переработки продукции, но и значительных усилий по комплектованию и обучению кадров к предстоящим зверобойным экспедициям.

Квоты, состояние запасов и научные исследования

Очередное заседание сессии Смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству, которая состоялась в октябре 2014 г., рекомендовала квоту на промысел тюленя беломорской популяции на 2015 г. в размере 17400 шт. в возрасте от года и старше. На той же сессии было проведено разделение квоты – Россия получила 10400 шт., а Норвегия 7000 шт. тюленей. Зачет по квоте идет в соотношении – одно животное в возрасте 1 год и старше приравнивается к двум животным в возрасте до одного года. Благодаря возврату к правилу, при котором учитывается возраст добываемых животных российская квота «в животных в возрасте до одного года» по сравнению с 2009 г. сохранилась практически на прежнем уровне, а норвежская квота выросла в два раза. Надо отметить, что, в период с 2009 по 2014 гг., Норвегия практически не вела промысла тюленя в Баренцевом море, а 350 шт., добытых зверей за тот период, были использованы для научных целей.

Можно признать, что состояние запасов гренландского тюленя беломорской популяции за прошедшие 6 лет не изменилось. Численность приплода по данным ПИНРО Росрыболовства сохранилась на уровне 130 тыс. шт., при этом численность популяции в возрасте 1 год и старше осталось на достаточно высоком уровне – 1,2 – 1,5 млн животных. Такой уровень запасов позволяет вести промысел исходя из предосторожного подхода, что в очередной раз подтвердила Рабочая группа ИКЕС/НАФО по гренландскому тюленю и хохлачу на заседании в ноябре 2014 г.

Несмотря на то, что за период действия запрета промысла были выполнены три учета численности приплода гренландского тюленя, беломорская популяция признается недостаточно изученной, и прежде всего, из-за отсутствия новых данных о параметрах яловости самок различных возрастов. Прошедший период показал, что организовать и провести сбор необходимого биоматериала в отсутствии коммерческого промысла в Белом море не удается, поскольку становится крайне затратным для любой научной организации. Во время запрета промысла был нарушен многолетний мониторинг темпов рождения щенков, их развития от рождения и до перехода на самостоятельное питание, эти важные исследования были возможны только при наличии коммерческой добычи тюленей. Отсутствие промысла и, особенно, судового – в значительной мере затормозило изучение путей и сроков миграции гренландских тюленей разных половозрастных групп методом спутниковой телеметрии, а также – изучение роли гренландского тюленя в экосистеме Белого и Баренцева морей, и в частности, исследования влияния популяции на промысловые виды рыб.

Невозможность заправки вертолета с научной группой горючим на промысловых базах, невозможность использования промыслового судна в научных целях – все это делает отлов и мечение тюленей чрезвычайно затратным для науки. Не случайно ежегодно выделяемая научная квота на гренландского тюленя для российских исследователей остается практически неиспользуемой. В таких тяжелых для научного исследования условиях, только Мурманский морской биологический институт (ММБИ) КНЦ РАН осваивал выделяемые ему квоты для изучения адаптационных способностей тюленей, спутникового мечения тюленей и других прикладных задач.

Следует также упомянуть и о том, что отсутствие промысла гренландских тюленей негативно сказалось и на добычу нерпы в Белом море. Если раньше шкуры нерпы поступали на выделку вместе с большими партиями шкур гренландского тюленя, то после запрета на промысел гренландского тюленя небольшое количество ежегодно добываемой нерпы оказалось невостребованным. Сегодня промысел нерпы в Белом море прекращен по экономическим причинам, а в связи с этим сократилась и информация о биологии и экологии нерпы, нет данных о состоянии запасов и колебании численности популяции.

В условиях тенденции к изменению климата в Арктике, разработки углеводородных месторождений в Баренцевом море, уменьшения ледовитости Белого моря невозможность проведения биомониторинга фоновых пагофильных видов тюленей вызывает обеспокоенность не только у отечественных научных организаций, но и на различных научных международных форумах.

Послесловие

В своем рассказе «Сашка-комендант» С.Я Половников описал один очень примечательный случай, который произошел на зверобойном промысле почти 100 лет назад. Весной 1921 г. ледокольный пароход «В.Русанов» вышел на промысел, однако из-за тяжелой ледовой обстановки судно не смогло пробиться к тюленьим залежкам и капитан принял решение о возвращении судна в порт. Зверобои стали возмущаться, поскольку вся команда лишалась заработка, который поддерживал их семьи. В ходе обсуждения сложившейся ситуации зверобойная команда приняла решение о захвате судна и продолжения промыслового рейса. Группа промышленников, возглавляемых А.А. Ладкиным, арестовали комсостав судна и ходовую вахту и под угрозой оружия заставили продолжить рейс. Через короткое время изменился ветер и направление течений, льды стали расходиться и судно продолжило движение. Достаточно скоро судно вышло на крупную залежку гренландского тюленя, и промышленники приступили к промыслу зверя.

Возможно, события, описанные в рассказе, произошли даже чуть раньше - в 1918 или 1919 гг., когда зверобои деревни Койда (Зимний берег) создали артель и фрахтовали для промысла л/п «А.Сибиряков» (1918 г.) и л/п «Полярный» (1919 г.). Но то, что только смелость и упорство поморов позволили им продолжить традиционный промысел гренландского тюленя, не вызывает сомнения.

Март 2015 года. Есть надежда на то, что на будущий год зверобойный промысел в Белом море все же состоится, ведь впереди есть целый год на подготовку.

Бюллетень

© 1998-2015, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»
При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 142784, г. Москва, г.п. Московский, Бизнес-парк "Румянцево", офис 352-Г, НИА-Природа тел./факс: 8(499)240-51-27, 611-82-69, тел.: 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru