Поиск:

Состояние, рациональное использование и охрана земельных (почвенных) ресурсов России

01.12.2014 

Автор:  А.Л. ИВАНОВ, академик РАН, директор Почвенного института им. В.В. Докучаева

Занимая 13% площади земли, Россия имеет 35% мировых запасов природных ресурсов, обеспеченность которыми несопоставима ни с одной страной. Вместе с тем потребление их в расчете на каждого жителя России в 6 раз ниже, чем в США, вдвое ниже стран Западной Европы, Канады и Японии. При этом в России живет всего 3% населения Земли. Огромная территория страны рассматривается как стратегический ресурс, залог безопасности и выживаемости государства, «запас прочности», позволяющий выжить в экстремальных условиях ухудшения глобальной ситуации, в том числе климатической, о которой сейчас много говорится.

Во второй половине ХХ в. наблюдалось устойчивое сокращение используемых земель. В период 1961-2003 гг. в мире было выведено 223 млн га сельхозугодий: в Австралии – 41 млн га, в США – 36, в Западной Европе – 25 млн га, но больше всего в России – 58 млн га. Произошло сокращение: пашни – на 10 млн га, посевных площадей – на 40 млн га, в т.ч. под зерновыми – на 17 млн га.

Последствия вывода земель из оборота: уменьшение площади пахотных земель на душу населения, и, как следствие, уменьшение среднедушевого и валового сбора сельскохозяйственной продукции; потери «вложенного труда» (в мероприятия по повышению плодородия почв, мелиорацию ранее вложены огромные финансовые средства); сокращение сельского населения, приобретающее характер «социального опустынивания».

Если процесс консервации и возврата не будет научно регламентирован, он может привести к нарушению всей инфраструктуры села, продовольственной базы, потребует мер чрезвычайных и высокозатратных. При этом в обществе остро возникли вопросы, в основном, риторические. Полезно напомнить о них в очередной раз:

– Почему земельная реформа в России сопровождалась последовательным разрушением земельной службы, ликвидацией других сервисных технологических структур?

– Почему, обладая половиной мировых запасов черноземов и пятой частью запасов пресной воды, Россия не достигла среднемирового уровня урожайности, но продолжает нещадно эксплуатировать природно-экологические ресурсы, не сберегая леса и почвенный покров от деградации?

– Почему страна, являясь одним из крупнейших мировых экспортеров минеральных удобрений, на нужды собственного крестьянина отдает лишь десятую их часть? При этом разрушена служба химизации, ослаблена агрохимическая служба.

– Почему в бедственном положении находится большинство сельхозпредприятий, не дало ожидаемых результатов фермерство, а земельная реформа и ориентирование на крупнотоварное производство обернулись, по большей части, гримасой невиданных в истории России латифундий с единоличной частной собственностью на средства производства, земли и наемным трудом?

Везде особого внимания заслуживают почвы мелиорированных ландшафтов и требующих мелиорации. В этой связи показательна ситуация, сложившаяся в Дальневосточном регионе России, подвергнувшемся в последние годы масштабным стихийным бедствиям. Земли сельскохозяйственного назначения занимают в нем 10% от общей площади территории – 65,6 млн га, причем их доля неуклонно сокращается (на 5,3 млн га за последние 3 года). Пахотные земли занимают всего 2,5 млн га. Большая часть агрогенных почв (83%) имеет повышенную кислотность и низкое содержанием питательных элементов, что требует значительных экономических затрат при их эксплуатации. В целом, пахотный фонд Дальнего Востока находится в удовлетворительном состоя­нии и это является важной предпосылкой обеспе­чения продовольственной безопасности и импортозамещения в регионе. Реализация, имеющихся в академических институтах разработок относительно местных источников сырья, способна стать современной проектной основой для работ по производству минеральных и органических удобрений для сохранения и поддержания плодородия почв.

Определенные проблемы для сельскохозяйственного производства представляют собой солонцы и солонцеватые почвы, относящиеся к особой группе засоленных почв и характеризующиеся низким естественным плодородием. Они занимают значительные площади – около 31 млн га. Наибольшее количество солонцовых земель находится в Поволжье и Западной Сибири – 11,6 и 10,2 млн га, соответственно. Солонцы занимают значительную долю в почвенном покрове Дагестана, Калмыкии, востока Ставропольского края и Ростовской области. Они залегают пятнами разной площади и конфигурации среди зональных почв, что затрудняет в целом эффективное использование этих территорий в сельском хозяйстве.

Солонцы и солонцовые почвы активно вовлекались в сельскохозяйственное использование и подвергались мелиорации во второй половине ХХ века. В настоящее время в изменившихся экономических условиях, многие мелиорированные территории с солонцами переведены в пастбища или заброшены. После мелиоративного воздействия существенно изменились условия функционирования этих почв, эволюционная траектория развития которых не всегда приводит к восстановлению солонцов. Многие мелиорированные солонцовые почвы приобретают новый мало исследованный вектор своего развития, увеличивая неопределенность применения разработанных рекомендаций по их использованию и уменьшая точность прогнозов последствий внешних воздействий (как естественных, так и антропогенных).

Но наибольшую тревогу, вызывает то обстоятельство, что неэффективность государственного контроля, экстенсивный характер хозяйствования и в противовес – техногенез привели к угрожающей деградации почвенного покрова сельскохозяйственных угодий.

На данный момент в России: 70 млн га – подвержены эрозии и дефляции; 73 млн га – имеют повышенную кислотность; 40 млн га – засолены в разной степени; 26 млн га – переувлажнены и заболочены; 12 млн га – засорены камнями; 7 млн га – засорены кустарниками и мелколесьем; 5 млн га – загрязнены радионуклидами; более 1 млн га подвержены опустыниванию; 56 млн га пашни страны характеризуются низким содержанием гумуса; 28 млн га – низким содержанием фосфора; 12 млн га низким содержанием калия; 2 млн га земель нарушено в результате добычи полезных ископаемых и торфа; 62 тыс. га занято шламонакопителями и хвостохранилищами; 67 тыс. га занято санкционированными и несанкционированными свалками; 240 тыс. га занято под размещение отходов; 16 тыс. га захламлено в населенных пунктах; более 35 млн га пашни не используются в сельскохозяйственном производстве (залежь); 1, 7 млн га занимают овраги; 6,8 млн га почвенного покрова пойм речных долин затоплено водами водохранилищ; 6,3 млн га – незакрепленные пески; 180 тыс. га земель подвергнуты консервации вследствие их деградации; Большие площади пахотных почв (40%) и пастбищ переуплотнены. Особым парадоксом современной России является отсутствие единой земельной службы. На земельные ресурсы началось мирное по форме, но агрессивное, по существу, наступление.

Наиболее наглядным последствием является массовое проявление таких пороков землепользования, как парцелляризация земель, дальноземелье, чересполосица, вкрапления, вклинивания. Вкрапления в крупные массивы земель различных собственников, часто представленные бурьянистыми перелогами, создают неблагоприятную фитосанитарную ситуацию, нарушается целостность осуществления почвозащитных мер. Собственники часто оказываются в тупике в связи с невозможностью консолидации разобщенных участков земель. Там же, где это возможно (Белгородская обл.), требуются землеустроительные работы.

Особое значение при этом имеет соблюдение владельцами и пользователями земель ограничений и обременений прав использования в целях предотвращения деградации, загрязнения, захламления в процессе хозяйственной деятельности.

Инструментом контроля за этим является государственный мониторинг земель, а средством организации землепользования – землеустройство.

В свое время по заказу Минсельхоза России, учеными были подготовлены нормативные документы по модернизации агропроизводства. Они включают:

– создание оптимальных условий для хозяйственной деятельности сельских товаропроизводителей; оптимизация земельных отношений, обеспечение сбыта продукции, развитие социальной инфраструктуры;

– формирование государственного заказа по разработке агротехнологий нового поколения в системах адаптивно-ландшафтного земледелия;

– организация земельной службы с целью обеспечения почвенно-ландшафтных, почвенно-агрохимических, мелиоративных изысканий и проектирования адаптивно-ландшафтных систем земледелия и агротехнологий, ведения земельного кадастра и агроэкологического мониторинга земель, разработки агроэкологических нормативов и регламентов;

– формирование государственного заказа по подготовке и переподготовке технологических кадров, создание учебной базы;

– создание инновационно-технологических центров по освоению агротехнологий при зональных НИИ и сельскохозяйственных ВУЗах на базе ФГУПов и учхозов;

– ведение и обновление «Федерального регистра технологий производства продукции растениеводства»;

– агроэкологическая оценка земель (в т.ч. с использованием ранее проведенного почвенно-агрохимического обследования), проектирование ландшафтных систем земледелия и агротехнологий (с использованием Руководства, подготовленного по инициативе Минсельхоза России);

– формирование внутреннего рынка минеральных удобрений к 2020 г. не ниже 4,5-5 млн тонн д.в; (в соответствии с «Концепцией долговременного социально-экономического развития России до 2020 года»);

– доведение площади занятой интенсивными агротехнологиями до 30-40% пашни;

– подготовка пилотных проектов ландшафтного землеустройства и проектов агротехнологий на базе крупных агропроизводственных формирований, обеспечение мер экономического стимулирования и государственной поддержки освоения агротехнологий, как основы курса технологической модернизации агропроизводства.

В бывшем СССР в сельском хозяйстве функционировал ряд технологических служб и особое место занимала, наиболее многочисленная, землеустроительная. Она была частью хозяйственного механизма, обосновывала капитальные вложения в развитие социальной инфраструктуры, мелиорацию, генеральные схемы, которые увязывали интересы различных отраслей и регионов. В последующие 80-е годы стал развиваться дифференцированный подход к формированию зональных систем земледелия, а в начале 90-х годов – ландшафтный подход к землеустройству. Однако с началом земельной реформы эти работы были прекращены, мощная служба распалась, хотя теоретические предпосылки ее адаптации имелись. Ими не воспользовались руководители, разделяющие иллюзии рыночного саморегулирования землепользования, навязанные либеральными «экономистами».

Впоследствии была сформирована Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии. Земля рассматривается как объект недвижимости. Служба включает более 30 предприятий, из которых большинство аэрогеодезические. В функции ее формально входит землеустройство и государственный мониторинг земель. Эти работы имеют законодательное обозначение, но в реальности не проводятся.

Сформирован курс на передачу функций этих услуг и контроля саморегулируемым организациям и частным компаниям. Федеральным законом «О землеустройстве» (№ 78-ФЗ) были внесены изменения об исключении земельных участков из перечня объектов землеустройства. Они стали предметом кадастровых работ. И по Федеральному закону № 221 «О государственном кадастре недвижимости» на смену землеустроительным организациям пришли кадастровые инженеры.

Между тем, обустройство земель в нашей стране, является важнейшим рычагом государственной земельной политики, как и во всех развитых странах.

В России земельное законодательство чрезвычайно усложнено и противоречиво, а мировая практика давно выработала механизмы экономических отношений в землепользовании и государственного их регулирования. Охраняя частную собственность, многие из них берут на себя все больше функций контроля над использованием земли.

Несмотря на сегодняшнюю (не в последнюю очередь политическую) конъюнктуру парадоксально полезен для России опыт США, в частности многолетний опыт Службы охраны почв (ныне это Служба охраны природных ресурсов). Технологические и социальные задачи в этой стране управляются другой государственной службой «Extension Service».

В западноевропейских странах большое внимание уделяется разработке планов использования ландшафтов для удовлетворения общественных потребностей, при условии сохранения или улучшения средовоспроизводящих и ресурсовоспроизводящих способностей. Развиваются различные формы ландшафтного планирования, усиливается роль государства и, одновременно, населения в процедурах планирования, возрастает общее понимание значимости проблемы:

– задачи оптимизации технологий землепользования по условиям сохранения ландшафтного и биоразнообразия;

– учет влияния антропогенных нагрузок на биоразнообразие;

– определение оптимальных пропорций хозяйственных угодий в ландшафтах; принятие пространственных решений в связи с ландшафтной иерархией;

– проектирование ландшафтно-экологических каркасов; определение приоритетов землепользования и интенсивности антропогенных нагрузок на основе прогноза цепных реакций между компонентами ландшафта;

– сравнение альтернативных сценариев и поиск компромиссных решений многофункционального землепользования на основе анализа противоречий между экологическими, экономическими, социальными, технологическими условиями и интересами землепользователей, разработка методов согласования их интересов с учетом возможных альтернатив развития территории.

У нас данное направление активно разрабатывается в ряде научных институтов и классических университетов. Наряду с развитием работ по ландшафтному планированию создана методология проектирования собственно агроландшафтов. Сложился большой опыт проектирования ландшафтных систем в различных природно-сельскохозяйственных провинциях, который мог бы успешно тиражироваться при создании земельной службы. На ландшафтно-экологической основе развивается современное научное землеустройство, системы территориального планирования и регулирования использования земель. В данной связи чрезвычайно остра актуальность целого ряда задач, которые должны решаться на государственном уровне.

Эти функции не следует смешивать с функциями по оказанию государственных услуг в сфере недвижимого имущества, которые несет Росреестр, так же как не следует путать понятие «земля» с сугубо утилитарными категориями, такими как имущество или недвижимость. Современное понятие «земля» насыщено чрезвычайно емким содержанием, сложившимся в рамках новой, биосферной парадигмы природопользования.

Земля – это природно-территориальный комплекс, характеризующийся определенными геологическими, климатическими, литологическими, биогеоценотическими, социально-инфраструктурными условиями и выполняющий жизненно важные функции: экологические, хозяйственные, социально-экономические, ресурсные, рекреационные и другие.

Значительная часть землепользования страны представлена сельскохозяйственными землями, специфика которых определяет функции земельной службы при Минсельхозе России:

– агроэкологический мониторинг и инвентаризация земель;

– агроэкологическое районирование и агроэкологическая оценка земель (АгроГИС);

– ландшафтное планирование, проектирование агроландшафтов, землеустройство;

– почвенно-ландшафтное картографирование, почвенно-мелиоративные изыскания;

– разработка проектов и ТЭО адаптивно-ландшафтных систем земледелия;

– проектирование наукоемких агротехнологий;

– создание системы инновационно-технологического обеспечения земледелия;

– проектирование агролесомелиоративных, лесозащитных и других мелиоративных мероприятий;

– разработка агроэкологических регламентов землепользования и земледелия;

– разработка требований к образовательным программам по сельскому хозяйству.

Академическое и вузовское профессиональное сообщество считает это событие безальтернативным и обязательным. Уверены оно произойдет, если не в этой жизни, то в следующей точно. Но все мы вполне осознаем, что задача амбициозна, во времени – продолжительна, организационно – сложна, законодательно пока не обеспечена и финансово – затратна.

Целесообразен некий переходный вариант, обсуждаемый на Коллегии Минсельхоза России летом 2008 г. на базе имеющейся фактуры ГУПов, ВУЗов, НИИ и др. Но и в этом случае необходимо участие парламентариев и правительства в создании Генерального межведомственного соглашения, подзаконных актов, постановлений Правительства в части расширения полномочий (функций) Минсельхоза России, агрохимслужбы, ФАНО России с дополнительным финансированием из Госпрограммы.

Очень важно разработать и утвердить Правительством «Порядок проведения землеустройства в Российской Федерации», а также «Порядок установления и регулирования цен на землеустроительные услуги». И наиболее важным для страны, перманентно осуществляющей земельную реформу, представляется принятие закона «Об охране почв». В общем виде перечень законодательных и связанных с ними сопутствующих проблем и коллизий довольно широк. Член-корр. РАН П.Ф. Лойко, по нашей просьбе, представил его в следующем виде:

1) многие законодательные акты и их нормы носят декларативный характер и не содержат механизмов их реализации, а требуют дополнительной разработке подзаконных актов. (причина: поспешная их разработка, без обсуждения и привлечения квалифицированных специалистов, например, введенный в действие с 1 марта 2009 г. ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» требует дополнительной разработки свыше 50 нормативных актов);

2) практически все принятые нормативные акты не прямого действия, а по спорным вопросам предлагают отсылку для их решения на судебные разбирательства; в то же время в судебной структуре страны до сих пор отсутствует специализированный земельный суд;

3) действующие земельное законодательство разделило единый процесс государственного земельного кадастра (инвентаризация, межевание, учет, оценка, регистрация) на составные части и декларировало заявительный характер, а не обязательный при кадастровом учете и регистрации прав, по причине чего кадастр в стране никогда не будет составлен;

4) законодательными нормами определено равенство между такими понятиями, как «земельный участок», «недвижимое имущество», «недвижимость», хотя по смыслу и сути это в принципе разные понятия и должны регулироваться они разными отраслями права, в данном случае земельным и гражданским;

5) действующие законодательные акты по землепользованию не содержат норм, устанавливающих полномочия в сфере землепользования всех органов власти и на всех уровнях (от Президента РФ, до муниципальных образований);

6) нынешним законодательством, а точнее неуместными и необоснованными поправками к нему, российское землепользование лишено финансовой поддержки (норма, обязывающая земельные платежи использовать на поддержку землепользования (изучение, учет; обустройство, повышение плодородия и т.д.) отменена, к тому же в стране отсутствует система земельных банков);

7) в Российской Федерации ликвидирована земельная служба, которая включала вертикаль органов управления, госконтроля, проектные и изыскательские институты по землеустройству, опытные системы по защите земель от природной и антропогенной деградации почвенного покрова;

8) национальный ежегодный доклад об использовании и состояния земель в последние годы официально на заседаниях Правительства РФ не рассматривается (итог – заброшены и не используются миллионы гектаров производительных земель, земельный баланс страны не составляется, ликвидирован государственный научно-исследовательский институт земельных ресурсов и его региональные подразделения, масштабные научно-исследовательские и проектно-изыскательские работы в сфере землепользования в стране не проводятся);

9) главные усилия по правовому обеспечению землепользования в эти годы были направлены на рыночный земельный оборот и «насаждение» частной собственности на землю, а не на создание системы общегосударственного управления земельными богатствами страны и на развитие исторически оправдавших себя в России преимуществ крупного производства перед мелким и крупных форм землепользования перед парцеллярным.

Ученые Государственного университета по землеустройству также считают, что в настоящее время для эффективного землеустроительного обеспечения управления земельными ресурсами необходимо:

– провести Генеральное межевание земель России (установить и закрепить на местности границы территорий субъектов РФ; муниципальных образований; населённых пунктов; территориальных зон, зон с особыми условиями использования территорий, а также частей указанных территорий и зон);

– систематически (раз в 5 лет) проводить инвентаризацию земель для выявления неиспользуемых, нерационально используемых или используемых не по целевому назначению и не в соответствии с разрешёнными использованием земельных участков, других характеристик земель (по формам собственности, категориям, угодьям, мелиоративному состоянию и др.) и осуществить меры по их перераспределению, организации рационального использования и охраны в порядке землеустройства;

– возобновить землеустроительные работы по проведению почвенных, геоботанических, агрохозяйственных обследований земель, оценке их качественных характеристик, актуализировать данные государственной кадастровой оценки земель, а также оценки качества земель, являющихся исконной средой обитания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока;

– провести целевые землеустроительные работы по обследованию и выявлению состояния и использования пойменных земель, аридных пастбищ, мелиорированных земель;

– обеспечить составление или актуализацию целевых схем использования и охраны земель в субъектах РФ и муниципальных образованиях;

– провести зонирование сельских (межселенных) территорий по субъектам РФ и муниципальным образованиям по их пригодности для использования в сельском хозяйстве и на этой основе разработать правила землепользования и застройки земель сельскохозяйственного назначения, сельскохозяйственные (землеустроительные) регламенты, предельные (максимальные и минимальные) размеры земельных участков;

– в целях организации рационального использования земель сельскохозяйственного назначения и их охраны, а также земель, используемых общинами коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока для обеспечения их традиционного образа жизни, провести внутрихозяйственное землеустройство;

– обеспечить землеустроительное обоснование мер по сохранению и повышению плодородия почв, агролесомелиорации, гидротехническому строительству, инфраструктурному обустройству земель сельскохозяйственного назначения;

– оказать землеустроительную помощь хозяйствам, включённым в государственные программы развития сельского хозяйства, рынков сырья и продовольствия; повышения плодородия почв; мелиорации и освоения земель, приоритетные национальные проекты по развитию агропромышленного комплекса.

Полагаем, что существенной коррекции должны подвергнуться приоритеты научного обеспечения проблемы. Императив биосферных, экологических функций почв и ландшафтов должен быть распространен на земли сельскохозяйственного использования, где главным средством (технологией) регулирования почвенных условий на практике утверждается адаптивно-ландшафтный подход к формированию систем земледелия. Этому должно способствовать преобладание методологии изучения свойств почв на уровне модельного описания функций (функционалов) и процессов, взамен эмпирической детерминанты.

Понятие «почва-депо» – должно трансформироваться в депозитарные функции почвы, статики пространства состояний в почвенной системе - в описание динамики процессов в ней происходящих. Совокупность их определяет, по мнению Г.В. Добровольского, экологические функции (гидросферные, атмосферные, литосферные, биоценотические и др.) и как следствие более полное толкование плодородия почв. Пока же мы ощущаем острую диспропорцию между фундаментальной наукой о почвах и ее практической восприимчивостью. Наиважнейшая задача – изучение почвы России с позиции оценки их депозитарных и агроэкологических функций, охраны рационального использования и обеспечения продовольственной безопасности. Для себя на ближайшее и среднесрочное будущее мы обозначили следующие основные приоритеты:

– депозитарные и экологические функции почв в агроландшафтах: (оценка влияния сельскохозяйственной деятельности человека и глобальных климатических изменений на состояние почв, направленность элементарных почвенных процессов и регулирование циклов биофильных элементов в экосистемах; баланс углерода – как один из критериев оценки состояния агроэкосистем; качественный состав органического вещества почвы и микробного сообщества как показатель почвенного плодородия и здоровья экосистем; русский чернозем – основное богатство России – состояние и прогноз его изменений под воздействием природных и антропогенных факторов);

агрогенная эволюция и деградация почв в условиях техногенеза и глобальных изменений климата (исследование и моделирование процессов деградации почв, в том числе загрязнения, эродированности, вторичного засоления и переувлажнения, переуплотнения и др.; нормирование антропогенных воздействий на почвенный покров по биотическим показателям);

пространственные закономерности изменения почвенного покрова под воздействием природных и антропогенных факторов (выявление пространственных закономерностей изменений почв под воздействием природных, в том числе климатически обусловленных, и антропогенных факторов и прогноз изменений; инновационные технологии картографирования почвенного покрова; совершенствование классификации и диагностики почв; развитие Единого государственного реестра почвенных ресурсов России);

рациональное использование почвенного покрова (агроэкологическая оценка состояния почвенного покрова; адаптивно-ландшафтные системы земледелия как интеллектуальноемкая технология предотвращения деградации почв, воспроизводства их плодородия, повышения продуктивности сельскохозяйственных угодий и обеспечения продовольственной безопасности России; моделирование рисков деградации, эффективный мониторинг сельскохозяйственных земель).

До недавнего времени несовершенство законодательной базы развития мониторинга состояния почвенного покрова России сдерживало отсутствие единого актуального федерального информационного ресурса. Сейчас эта проблема существенным образом при активной поддержке Минсельхоза России устранена. Создан «Единый государственный реестр почвенных ресурсов России» (2013).

Считаем своим существенным практическим достижением, и хорошим примером взаимодействия с Минсельхозом России в развитие реестра, право легального пользования архивом почвенных карт. Архив был создан ГВЦ по заказу Департамента растениеводства, химизации и защиты растений Минсельхоза России. Он включает почвенные карты хозяйств, которые были составлены в масштабе 1:10000 или 1:25000 в 80-90-е гг. прошлого уже столетия. Большинство карт сопровождаются Очерками с описаниями почв. Всего в архиве содержится 22254 карты и 20831 очерк. Объем более 6 террабайт, требует обработки уже на суперкомпьютере.

Анализ показывает, что из всех регионов России полностью отсутствуют данные лишь по Московской области и Республике Крым. Во многих регионах отмечено полное покрытие территорий. Однако в отдельных областях отсутствуют данные для целых районов. Так, в Липецкой области таких сведений нет для 4 административных районов, в Белгородской – для 2, в Тамбовской – для 6, в Краснодарском крае – для 2, в Ростовской области – для 16, в Дагестане – для 12, в Мордовии и Татарстане – для 9, в Ульяновской области – для 8, в Иркутской – для 2, в Забайкалье – для 10 и на Камчатке – для 5 районов.

Оригинальные почвенные карты в архиве содержатся в отсканированном виде, различаются детальностью, что связано с особенностями методологии обследования региональных ГИПРОЗЕМов. Большая часть карт выполнена с использованием классификации почв 1977 года, но имеются отдельные случаи использования неких локальных, адаптированных к условиям региона, вариантов этой классификации. Карты составлялись в разное время и разными почвоведами, что привело в большинстве случаев к отсутствию их стыковки в соседних хозяйствах, наличию несовпадения границ почвенных выделов, пропусков, а также в некоторых случаях, к несопоставимости наименований почв. Тем не менее, архив представляет собой единственный, уникальный, наиболее детальный информационный ресурс о почвах страны, имеющийся на текущий момент, но требующий актуализации. Для его практического использования в первую очередь необходимо решение следующих задач: векторизация всех карт и их привязка; «сбивка» границ почвенно–географических выделов на стыках карт; унификация наименований почв и ведение единого для страны реестра почв на их основе; коррекция границ почвенно-географических выделов на основе данных дистанционного зондирования и полевых данных, накопленных за прошедшее с момента составления карт время.

Сегодня разрабатываются и входят в обиход конкурентоспособные технологии инвентаризации и мониторинга почв, базирующиеся на использовании спутниковых данных и ГЛОНАСС, а также методы прикладного компьютерного анализа оценки пригодности и «неблагоприятности» земель, их оптимальности для ведения сельского хозяйства, сценариев использования при вступлении в ВТО и проектировании адаптивно-ландшафтных систем земледелия, моделей кадастровой оценки земель. База данных позволяет осуществлять гармонизацию и трансфер современных зарубежных технологий и методологических подходов.

Совместными усилиями впервые в России выполнена систематизация огромного массива информации по разным видам деградации почв и земель, факторам и причинам их возникновения и развития, потенциальной опасности их актуального проявления, особенностям распространения деградированных почв в России, проблемам их положения в системах классификации почв, по методам определения степени деградации почв (земель) и учета интенсивности ее проявления, принципам отбора наиболее информативных показателей деградации и конкретным нормативным показателям и параметрам для выявления деградированных почв и земель России и смежных территорий, а так же разработаны показатели и критерии заблаговременной оценки риска развития деградации, для выработки мер по их предупреждению.

Сравнительно давно, подготовлен проект постановления Правительства России об отнесении территорий к неблагоприятным в условиях вхождения в ВТО, для поддержки наших крестьян. Но появилась тревога в связи с его затянувшимся межведомственным согласованием. Надеемся также на участие парламентариев в обеспечении широкомасштабной иерархической системы (до уровня регионов) ведения упомянутого Реестра, создания пилотных проектов (в том числе в Арктике, на Дальнем Востоке, в Крыму).

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru