Поиск:

Проблемы рыбохозяйственных исследований

12.05.2014 

Автор:  П.А. БАЛЫКИН, д.б.н., завлаб Южного научного центра РАН; А.И. БОЛТНЕВ, д.б.н., завлаб ВНИРО

После 1991 г. почти весь отечественный рыболовный флот сосредоточен в пределах 200-мильной экономической зоны России. Так, в 2012 г. 3,59 млн т, т.е. почти 80%, было добыло в её границах. В то время как советский рыболовный флот вылавливал в открытом океане 5,2-5,6 млн т, т.е. больше половины от общей величины улова. Поэтому особую значимость приобретает вопрос сохранения и возобновления водных биоресурсов в собственных водах. Исследования в сфере сохранения и возобновления водных биоресурсов возложены на 14 рыбохозяйственных НИИ Росрыболовства, расположенных на всех рыбопромысловых бассейнах страны. Каково же состояние рыбохозяйственной науки и практикуемые в настоящее время методы изучения водных биоресурсов?

На финансирование рыбохозяйственных НИИ государство с 2009 г. тратит ежегодно 3,1 млрд руб., что равно бюджету одного исследовательского центра аналогичного профиля в Бергене, Норвегия. При этом сумма распределяется не только на проведение экспедиционных исследований по оценке запасов и определению общих допустимых уловов (ОДУ), но и на финансирование др. направлений изучения функционирования морских экосистем, а также на развитие современных технологий глубокой переработки продукции рыболовного промысла, разработку орудий лова и др. Финансовая недостаточность обуславливает сокращение научно-исследовательского флота, числа экспедиций, «вымывание» квалифицированных кадров. Например, Азово-Черноморский НИИ рыбного хозяйства не имеет собственного судна, в Каспийском некогда работало 7 докторов наук, а ныне остался только один. Свернуты целые направления исследований, не проводятся поисковые работы по вовлечению малоценных и малоиспользуемых объектов в промысел (морские млекопитающие, моллюски, водоросли, бычки, скаты и пр.), в зачаточном состоянии уже десятилетия находятся экосистемные исследования, которые позволили бы перейти к обоснованию многовидового промысла и повысить точность прогнозов ОДУ.

В 2014 г. финансирование рыбохозяйственных НИИ уменьшено ещё на 10%, а сами они включены Правительством РФ в список предприятий, подлежащих приватизации. Эти обстоятельства вынуждают руководителей отрасли открыто говорить о недостаточности экспедиционных исследований и использовании, главным образом, архивных данных при подготовке рекомендаций для рыбной промышленности, что вполне очевидно приведёт к ухудшению качества мониторинга состояния водных биоресурсов.

Основой многих общепринятых методов оценки запасов водных биоресурсов является промысловая статистика – объём вылова, его состав, улов на усилие и пр. Однако хорошо известно, что официальная статистика далеко не полно отражает реальный уровень изъятия биоресурсов из-за незаконного и неучитываемого промысла.

Другим источником «неточности» промысловой статистики является несовершенство существующего подхода к регулированию рыболовства. Основой стратегии рационального использования морских биоресурсов в большинстве стран, включая Россию, является ОДУ для каждого объекта промысла, хотя известно, что зачастую такой подход приводит не к сохранению запасов, а к их депрессии. В тоже время, установлено, что подавляющее большинство существующих промыслов не являются специализированными, а смешанными, причём в большинстве случаев – многовидовыми.

Резюмируя сведения о масштабном неучтённом улове и «одновидовом» подходе к регулированию рыболовства, можно сделать обоснованный вывод, что реальный вылов водных биоресурсов и их видовой состав неизвестны – ежегодно объявляемые Росрыболовством оценки носят весьма приблизительный характер. Руководство Росрыболовства рапортует о непрерывном росте уловов с 2008 г., и достижении в 2011-2012 гг. объёма добычи 4,25 млн т, что связывается с грамотным управлением отраслью. Действительно, принятые в последние годы меры (закрепление за пользователями квот и промысловых участков на 10-20 лет, введение обязательного декларирования рыбопродукции в отечественных портах перед отправкой за рубеж, упрощение таможенно-пограничного оформления, частичный возврат оперативного регулирования промысла в регионы и др.), с одной стороны, облегчили жизнь рыбопромышленникам, с другой – вынудили их выводить свой бизнес «из тени». Например, перераспределение, а в перспективе – и лишение квот тех компаний, которые осваивают их менее, чем наполовину, привело к значительному уменьшению сокрытия улова. Эффектом от этой и других мер и объясняется рост уловов с 2008 г., которые фактически не растут, а легализуются, причём не полностью. Понятно, что это не может продолжаться бесконечно, поэтому в последние годы наступила «стабилизация», а потом последует и падение российских уловов, если не будет предпринято радикальных шагов для обновления рыбной отрасли, в том числе – её научной составляющей. Например, в настоящее время для оценки состояния водных биоресурсов азово-черноморского бассейна АзНИИРХ используются только учётные съёмки, в то время как раньше применялся более широкий спектр методик оценки состояния запасов азово-черноморских рыб.

Очевидно, что для выявления многолетних тенденций в динамике запасов рыб простое использование оценок численности и биомассы по результатам траловых работ, без учета сезона проведения исследований, ошибочно с методической точки зрения и приводит к неверным выводам. Известно, что состав уловов донных рыб, в зависимости от времени года и конкретных условий траления, претерпевает значительные изменения. За несколько десятилетий осуществления траловых съёмок сменился ряд поколений рыбопромысловых судов и орудий лова, что, несомненно, сказалось на результатах учёта промысловых рыб, причём неодинаково – для разных видов. Специалистами установлено, что уловы одним орудием лова в зависимости от квалификации мастеров добычи и внешних условий могут разниться в несколько раз, следовательно, в ходе учётных съёмок необходимо инструментально определять параметры используемых орудий лова. Соответственно, коэффициенты уловистости, используемые при расчётах численности рыб, нельзя считать постоянными во времени величинами. Между тем, на протяжении многих лет на Азово-Черноморском, Каспийском и других рыбопромышленных бассейнах используются одни и те же значения коэффициентов. Причём, например, для одних и тех же видов осетровых рыб эти показатели для Азовского и Каспийского бассейнов разнятся в 8-10 раз.

В силу слабой организации НИР (связанной с недофинансированием, и устаревшей материально-технической базой НИИ) методические нарушения приводят к полной невозможности использования полученных результатов для прогнозирования запаса и ОДУ. Так, съемка ПИНРО 2003 г. по учёту запасов путассу в Северной Атлантике из-за задержки с выходом в рейс на устаревшем судне в комплексе с низкой скоростью траления привели к трехкратному недоучету биомассы. Соответственно, специалистами Международного совета по исследованию моря данные ПНИРО не были приняты во внимание.

Обобщая информацию о состоянии рыбохозяйственной науки, можно сделать вывод, что к настоящему времени спектр способов определения запасов морских биоресурсов сузился, по сути, до одного – учётных съёмок, методика интерпретации результатов которых не меняется десятилетиями и вызывает обоснованные нарекания. Современные, признанные на международном уровне подходы – гидроакустические съёмки, математические модели – практически не применяются. В ближайшие годы ситуация может только ухудшиться, как вследствие сокращения финансирования, так и возможной приватизации рыбохозяйственных НИИ. В случае реализации этого намерения, мониторинг за состоянием водных биоресурсов, а, следовательно, в значительной мере, управление ими, перейдут в частные руки. Будут ли частники честными? Вряд ли, поскольку прибыль у них на первом месте. Поэтому оценки рыбных запасов и рекомендации по их использованию будут соответствовать интересам заказчика, а не целям сохранения и поддержания уровня продуктивности российских морей. Выходом из этого комплекса проблем будет решение «поднять» вопросы запаса и оценки ОДУ водных биоресурсов на нормативно-правовой уровень, когда нарушение методологии будет расцениваться как должностное преступление со всеми вытекающими последствиями для руководителей территориальных и центральных органов управления рыболовством. Методики оценки запасов (траловых и других съемок) должны быть доработаны, согласованы с Минприроды России (через госэкоэкспертизу Росприроднадзора). Поскольку проблемы репрезентативности методов съемки запаса водных биоресурсов затрагивают не только два ведомства (Минсельхоз России и Минприроды России), но и многочисленных рыбопромышленников, для которых достоверное ОДУ – основа успешного бизнеса, было бы целесообразным разработать и утвердить в Минюсте России документ, законодательно обязывающий руководителей рыбохозяйственных НИИ соблюдать согласованные с Минприроды России методики. Это могут быть, например, «Правила съемки запасов и оценки ОДУ водных биоресурсов» или «Требования к материалам, представляемых на государственную экологическую экспертизу для оценки ОДУ водных биоресурсов».

Этот подход, кстати, позволит активно внедрить использование научных орудий лова, меньших по сравнению с промысловыми, размеров, что приведёт к существенному снижению потребности в «научных квотах» для исследований (например, при использовании норвежского научного трала в ходе тралово-акустической съемки в Баренцевом море требуется всего около 2 т ресурсов на 1 месяц работы).

Проблема финансирования – одна из серьезнейших проблем для отраслевой науки. Сложившаяся система обеспечения в отрасли, когда финансовые средства выделяются без конкурса, каждому отраслевому НИИ в соответствии с объективными или субъективными предпосылками, является главным тормозом развития НИР и повышения их эффективности. Очевидно, что:

– рыбохозйственные НИИ не обеспечивают четкой организации экспедиционных исследований, о чем говорилось выше;

– отсутствуют стимулы и средства к обновлению научно-исследовательского флота,

– НИИ практически не используют современные методы исследований и оценки запасов, расчетов ОДУ;

- Росрыболовство не заинтересовано в истинности результатов оценки величин запасов ВБР, относится к ним соответственно, по нескольку раз в год корректируя прогнозы ОДУ в связи с требованиями «текущего момента», которые определяются то ли «свежими данными», то ли коррупционной составляющей.

Эти обстоятельства вызывают недовольство отраслевой наукой со стороны их главного пользователя – рыбной промышленности. Например, Астраханская ассоциация рыбопромышленников с 2010 г. сотрудничает не с отраслевым КаспНИИ рыбного хозяйства и океанографии, а с Южным научным центром РАН. В Интернете можно найти и другие подобные примеры, как конфликт в 2012 г. Магаданоблдумы и МагаданНИРО. Для поднятия авторитета рыбхозозяйственной науки требуется сделать прозрачным и проверяемым методы оценки запаса и расчета ОДУ. Требуется реформа организации НИР с привлечением элементов состязательности. Эта часть работы может быть совмещена с проходящей в настоящее время реформой РАН и передачей её институтов в сферу деятельности Федерального агентства научных организаций.

Известно, что экспедиционная тралово-акустическая (или другая) съемка и расчет ОДУ по её результатам – принципиально разные виды работ. Если стандартные условия при проведении съемки строго выдерживаются, то для расчета запасов водных биоресурсов по её результатам могут использоваться различные подходы и математические модели. Поэтому логично оставить экспедиционные работы в кругу обязанностей рыбохозяйственных НИИ, под научно-методическим и организационным руководством головного института Росмрыболовства-ВНИРО, а для оценки состояния водных биоресурсов и выработки рекомендаций для рыбной промышленности организовать конкурс среди исследовательских организаций в целях достижения наиболее обоснованных результатов. Организация независимых определений запасов по результатам учётных съемок, выработка ОДУ на их основе и их открытое обсуждение значительно повысит качество НИР и уровень контроля со стороны природоохранных организаций. Конкурс коллективов – расчетчиков ОДУ и открытая дискуссия по обсуждению их результатов значительно повысят доверие рыбацкой общественности к деятельности в этой сфере. Вероятные претенденты на подготовку такого прогноза есть среди институтов РАН (не исключено участие и вузовской науки), объектами многолетних исследований которых являются морские экосистемы и их обитатели. При этом работа научных учреждений обретает практическую направленность по сохранению природного разнообразия и обеспечению экологической безопасности, что соответствует мерам Правительства РФ, но оптимизации научных исследований и приобретению ими прикладного характера. Открытое обсуждение величины конкретных запасов водных биоресурсов независимыми группами ученых (пример международных комиссий по рыболовству, таких как ИКЕС) явится гарантией невозможности волюнтаристских решений по величине ОДУ.

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2020, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru