Поиск:

Авторизация

Логин:
Пароль:
Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Правительственный час в Госдуме о лесе

10.09.2009

9 сентября в рамках "правительственного часа" перед депутатами выступили статс-секретарь – заместитель Министра сельского хозяйства Российской Федерации Александр Петриков и руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Алексей Савинов на тему "Об оценке деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации по осуществлению переданных полномочий в области лесных отношений".

Вопросы докладчикам задали Василий Журко, Василий Захарьящев, Екатерина Лахова, Виктор Коломейцев, Анатолий Локоть, Ахмат Эркенов, Геннадий Кулик, Валерий Прозоровский, Александр Шиманов, Василий Тарасюк, Юрий Коган, Анатолий Грешневиков, Николай Коломейцев.

От фракций выступили Владимир Кашин (КПРФ), Владимир Жириновский (ЛДПР), Анатолий Грешневиков (СР), Наталья Комарова ("Единая Россия").

Выступая на «правительственном часе» 9 сентября председатель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Наталья Комарова отметила:

- Сегодня регионы обладают беспрецедентной широтой полномочий в лесной сфере, и все мы вправе рассчитывать на то, что такое перераспределение прав и ответственности обеспечит эффективное и комплексное использование лесов, а также сохранение и преумножение лесных богатств.

Соглашусь с позитивными оценками работы, уже проделанной за 2,5 года со дня введения в действие Лесного кодекса. Тем не менее, анализируя данные, которые получает Комитет по результатам мониторинга за реализацией лесного законодательства, необходимо отметить следующее.

Лесной кодекс Российской Федерации исходит из того, что при развитии договорных отношений в области использования лесов приоритет имеет аренда. Применение договора купли-продажи лесных насаждений носит ограниченный характер, и Кодекс изначально не предусматривал возможности его использования при заготовке древесины в предпринимательских целях. При этом установлено право субъектов Российской Федерации своими законами установить исключительные случаи заключения договоров купли-продажи лесных насаждений.

Субъекты Российской Федерации, определяя данные исключительные случаи, должны были иметь в виду, что Лесной кодекс не возлагает на покупателя лесных насаждений по договору купли-продажи обязанностей по рациональному использованию, охране и защите лесов и не требует составления проекта освоения лесов, в отличие от арендатора лесного участка, который обязан осуществлять указанные действия. В этой связи применение договора купли-продажи лесных насаждений может быть оправдано только государственными или муниципальными нуждами.

Большинство субъектов Российской Федерации определили слишком широкий перечень случаев применения указанного договора, разрешив его применение в том числе в коммерческих целях.

Мы располагаем примерами, когда в отдельном субъекте Российской Федерации в 2008 году по результатам аукционов заключено 15 договоров аренды лесных участков для заготовки древесины, в то время как договоров купли-продажи - 1394 с общим объемом изъятия древесины в 7 (!) раз больше, чем по договорам аренды лесных участков. Приведенные данные говорят о том, что мы продолжаем за копейки отдавать ресурсы, затрачивая при этом значительные усилия и средства на их восполнение, и ведем себя как временщики, как чужие и даже чуждые по отношению к лесу.

Часто такие решения красиво упаковываются: малый бизнес, рабочие места и так далее. Но в данном случае ситуация доступными способами просчитывается: через рост расходов государственного бюджета или, если финансирование не осуществляется, то увеличивается площадь, на которой не осуществляется лесовосстановление, а следовательно, сокращаются запасы; через рост объемов «серых» и «черных» расчетов за лесные насаждения, а, следовательно, снижение налоговых поступлений, через потери из-за невведения новых мощностей по лесопереработке, а, следовательно, сокращение экономической активности, рабочих мест, и снова снижение налогового потенциала.

Полагаем, что субъекты Российской Федерации при должном контроле со стороны уполномоченных в сфере лесных отношений федеральных органов внесут в кратчайшие сроки соответствующие изменения в свои нормативные правовые акты.

И еще один пример. Во многих регионах допускается предоставление для осуществления рекреационной деятельности лесных участков в защитных лесах физическим лицам, которые фактически используют их для личных нужд.

Что касается эффективности использования лесов, поддержу заместителя Министра сельского хозяйства, в докладе которого прозвучал тезис: мы забываем о том, что лес - это не только древесина, но и другие ресурсы, в том числе пищевые и недревесные. От себя добавлю, что в экономическом отношении они не менее привлекательны. Продукция переработки, например, пищевых лесных ресурсов, пользуется заслуженной популярностью как на внутреннем, так и на мировом рынке. Однако на сегодняшний день используется этот потенциал недостаточно, хотя правовые возможности для этого созданы лесным законодательством.

Следствием указанной порочной практики становится повсеместное нарушение прав граждан на общедоступное пребывание в лесах и использование их ресурсов. Арендаторы лесных участков, предоставленных в аренду для осуществления рекреационной деятельности, возводят ограждения и препятствуют доступу граждан на такие участки.

Правоприменителями зачастую не учитывается, что лесное законодательство исходит из того, что предоставление лесных участков в аренду возможно исключительно в том случае, если их использование осуществляется в предпринимательских целях, соответственно арендатором может быть только юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.

Считаю необходимым обратить внимание руководителей федеральных органов на необходимость более широкого применения правовых инструментов, предусмотренных Лесным кодексом, для контроля и надзора за исполнением регионами делегированных им полномочий.

Должна прокомментировать предложение о переносе на 2015 год сроков введения государственного кадастрового учета лесных участков.

Мы готовы на решение этой проблемы. Только при этом необходимо учитывать то, что Лесной кодекс Российской Федерации содержит нормы о кадастровом учете в связи с тем, что прежде было решено создавать единую систему регистрации недвижимости и прав на нее.

Поэтому принимая обсуждаемое решение мы должны, во-первых, синхронизировать новые сроки с вышеназванными правовыми нормами и, во-вторых, определить меры и сроки их реализации в установленный переходный период. Иначе, депутатам не одного созыва хватит работы в этом отношении.

В завершение отмечу, что фракция «Единая Россия» продолжит последовательное развитие лесного законодательства, руководствуясь главной задачей - обеспечить комплексное и устойчивое использование лесных ресурсов. Прежде всего, речь идет о введении норм, стимулирующих создание мощностей по глубокой и полной переработке древесины на территории Российской Федерации для удовлетворения потребностей внутреннего рынка в высококачественной и конкурентоспособной продукции отечественного производства. Для решения этой задачи сегодня разрабатывается пакет мер, связанных с запретом экспорта «круглого» леса, расширением инструментария государственно-частного партнерства при строительстве лесоперерабатывающих мощностей, а также тарифным, налоговым и бюджетным стимулированием прорывных инновационных проектов в лесной отрасли. Только в комплексе все эти меры приведут в движение инновационные процессы в отрасли и поддержат ее устойчивый рост.

***

Заместитель Председателя ЦК КПРФ, академик РАСХН, депутат Государственной думы РФ (фракция КПРФ). Кашин Владимир Иванович в своем выступлении сказал:

- Уважаемые коллеги!

Замечу, что Россия занимает особое место в глобальных экологических процессах и является основной стабилизирующей силой в охране и восстановлении окружающей природной среды на планете. 60% ее территорий, еще не тронутых хозяйственной деятельностью (Арктика, Восточная Сибирь, север Дальнего Востока и высокогорья страны), в значительной своей части покрыты лесами. Животный и растительный мир этих территорий является одним из особо значимых оставшихся на Земле природных ресурсов. Потеря, истощение этих ресурсов означает для России неуклонное возрастание угрозы ее национальным интересам и безопасности граждан.

Сегодня нависла серьезная угроза над русским лесом, одним из основных факторов обеспечения экологической безопасности страны, как стратегического объекта исключительно большой и социальной значимости, роль которого многократно возрастает в условиях нарастающих антропогенных нагрузок. Ежегодно рубка леса производится на 2 млн. га., а восстановление на площадях в десятки раз меньше. Россия лишилась не только корабельных дубрав, строго охраняемых при Петре I, но и высокотоварных хвойных лесов, в первую очередь, продуктивных сосняков. Экономически доступные лесные ресурсы страны истощены. Границы зоны преобладания мелколиственных и смешанных лесов примерно совпадают с границами транспортно освоенной, относительно густонаселенной и экономически доступной (с точки зрения лесопользования) территории страны. В наибольшей степени истощены запасы той древесины, которая наиболее востребована российской лесной промышленностью, − крупномерного высококачественного пиловочника хвойных и твердолиственных пород, фанерного кряжа.

Такая ситуация в лесном хозяйстве сложилась, прежде всего, из-за отсутствия должного управления лесами, самовольными и необоснованными рубками, часто при попустительстве местных властей. По существу, в настоящее время подорвана сырьевая база всей отечественной лесной промышленности. Лес, который при разумном подходе мог бы приносить стране огромные прибыли, по дешевке вывозится нуворишами за рубеж как дрова.

После развала СССР русский лес стал предметом хищнического разворовывания, чему способствовала вновь создаваемая законодательная и нормативная база. За последние двадцать лет в нашей стране несколько раз радикально менялось лесное законодательство, неоднократно реформировались структура и функции государственного управления лесами.

Еще до принятия Конституции РФ, Основы лесного законодательства, принятые в 1993 году, передали основные функции по распоряжению лесным фондом от центра административным регионам (ныне муниципальным образованиям), тем самым создав неизвестную в мировой практике децентрализацию в управлении государственными лесами. Такое политическое решение, не подготовленное ни в экономическом, ни в социальном плане, осуществлялось в условиях структурного и финансового кризиса в лесопромышленном секторе и создало возможности для неконтролируемого хищнического использования лесных ресурсов.

В 1997 году был принят Лесной кодекс, который разделил полномочия по распоряжению лесным фондом между федеральным центром и органами государственной власти регионов, который ущемлял экономический интерес федерального центра.

В 2004 году пресловутым федеральным законом №122 были переданы все полномочия по управлению лесным фондом федеральным органам власти: Министерству природных ресурсов с ответственностью за правоустанавливающие функции, Федеральному агентству лесного хозяйства с ответственностью за функции по управлению лесным фондом, Федеральной службе по надзору в сфере природопользования с ответственностью за надзорные (контрольные) функции. Такое перераспределение не стало отвечать экономическим интересам органов власти субъектов Федерации, потерявшим контроль за финансовыми потоками в лесном секторе. И как оказалось, хоть ответственных и много, но как у семи нянек дитя без глаза, так и в этом случае ситуация в лесном хозяйстве только усугубилась из-за правовой неразберихи.

В 2005 году был принят закон №199, который вернул регионам полномочия по управлению лесами. При этом предполагалось исполнение переданных полномочий за счет средств государства, т.е. за счет субвенций из федерального бюджета. Однако вышло и на этот раз, как говорил Черномырдин: хотелось как лучше, а получилось как всегда. Средства из федерального бюджета на содержание и развитие лесного хозяйства выделяются мизерные. Например, на 2009 год на эти цели выделено всего лишь около 6 млрд. рублей. Т.е. полномочия передали, а вот с деньгами… Велено подождать. Ну, а сегодня, в условиях кризиса и подавно - проблема спасения утопающего дело рук самого утопающего. На все вопросы регионов о субвенциях федеральные чиновники заявляют: "Виноваты не мы, а внешние обстоятельства, от нас не зависящие".

С 2007 года введена в действие новая редакция Лесного кодекса, главная цель которого была - передача лесов в частные руки. Усилиями общественности и в частности фракции КПРФ удалось отстоять государственную собственность на леса России, хотя многие полезные поправки в Лесной кодекс были отвергнуты парламентским большинством "Единой России". Одновременно проведено практически полное обновление нормативно-правовых актов лесного хозяйства. В итоге: правовой хаос, упадок лесного сектора, сокращение объемов производства основных видов лесной продукции, резкий рост нищеты и безработицы в большинстве населенных пунктов, для которых предприятия лесного сектора являются главными работодателями.

На правовой хаос накладываются серьезные проблемы с компетенцией кадров, как на федеральном уровне, так и на региональном. Около 80% руководителей не имеют ничего общего с лесной отраслью. Это различной направленности управленцы, юристы, коммерсанты и т.д. В одном департаменте сосредоточены все функции управления лесным хозяйством - хозяйствование, охрана, контроль и т.д. Т.е. сами хозяйствуют и сами себя контролируют. Иначе как абсурдом такое положение назвать нельзя.

Зачастую лесная политика таких "специалистов", уровень их знаний имеет не созидательную, а разрушительную ориентацию, фокус которой сконцентрирован не в воссоздании и выращивании лесов, а в слове «рубить». Главный их аргумент в пользу такой политики заключается в том, что, дескать, в наших лесах якобы имеется очень большое количество высокоценной и доступной древесины, от которого мы теперь берем лишь малую толику. Это далеко от правды. Фокус заключается в том, что они смешивают сравнительно небольшую часть оставшихся доступных лесов, имеющих реальную коммерческую ценность, и очень большую часть малопродуктивных лесов, эксплуатация которых сопряжена с неизбежной отрицательной величиной показателя рентабельности. В итоге производимого сложения того, что в принципе складывать нельзя, заинтересованные фигуранты получают почти космической цифры о величине так называемых расчетных лесосек России. Эти цифры в виде многих сотен миллионов кубометров древесины просто используют в качестве «обоснования» для наращивания объемов рубок леса, которые вели и ведут не где-нибудь при Полярном круге, на горах и болотах Восточной и Западной Сибири (т.е. на экономически недоступных территориях), а там, где из государственного леса, поближе к дорогам и рекам, еще можно взять и с выгодой продать или перепродать остающуюся там ценную древесину. И все это без существенных вложений средств в само лесное хозяйство, а именно: в устройство лесов, их возобновление, разведение и выращивание, в охрану и защиту леса, а также в лесохозяйственную науку и в учебные процессы по подготовке профессиональных лесоводов. В то же время надо сказать, что недостатка в подготовленных специалистах нет. Только в лесхозтехникумах обучается свыше 10 тысяч учащихся. Работают 5 специализированных ВУЗов. Но нищенская заработная плата и низкий социальный статус работников леса вынуждают специалистов искать другие сферы приложения своих знаний.

Политика подобных "специалистов" уже привела к плачевным результатам. Даже по официальным данным в восьми субъектах Федерации (а именно в Архангельской, Башкортостане, Вологодской, Калининградской, Карелии, Коми, Марий Эл и Пермской обл.), где вели и продолжают вести интенсивные рубки леса, запасы древесины в спелых сосняках и ельниках уже упали на уровень приспевающих, а в двух областях (в Свердловской и Челябинской) они даже оказались ниже, чем в средневозрастных.

Критическая ситуация сложилась и в Карелии. Площадь земель под древостоями сосны («царицы» Карельского перешейка) сокращена на 19,7 тыс. га (на 5,9%!). Зато возросли площади осинников и березняков всего на 17,5 тыс. га. Непокрытая лесом площадь старых и свежих вырубок увеличилась с 2,7 тыс. га до 8,6 тыс. га, т.е. в 3,2 раза (!). Объемы нелегальных (воровских) рубок леса достигли 0,4-0,5 млн. м3 в год, что составляет около 25% всей изъятой из леса древесины. Площадь лесов, переданных в так называемую аренду, составило 737 тыс. га, что соответствует 95% общей площади лесхозов.

При этом надо помнить, что леса Карельского перешейка – не только источник ценнейшего древесного сырья и немалого лесного дохода государства. Раньше об этих лесах уважительно говорили еще как о легких Санкт-Петер¬бурга и о главной территории для оздоровительной рекреации горожан. В настоящее время есть все основания констатировать имеющее место ослабление очень важных несырьевых функций лесов Карельского перешейка.

Схожая ситуация во многих регионах России. В частности в Рязанской области. Министр лесного хозяйства области некто Давиденко - обычный коммерсант без специального образования, превратил лесной департамент министерства в лавку по торговле лесом. Из квоты правительству в 1,6 млн. м3 леса более 1,0 млн. м3 выделили трем коммерческим структурам под инвестиционные проекты. Вот уже 2 года рубят лес, но инвестиций так и не поступило. Знающие люди говорят, что они и не поступят. Здесь выписывают порубочные билеты для нужд населения на подставных лиц, о чем свидетельствуют акты проверок счетной палаты и других контрольных структур, и лес попадает обратно таки в руки "коммерсантов". Квоты по рубкам ухода – главного источника сырья для лесхозов – сегодня снова у коммерсантов. И горят синим пламенем градообразующие леспромхозы и социальная сфера лесных поселков. Разоряются лучшие хозяйства. Бельковский лесхоз был лучшим в области, имел прекрасный питомник, использовал передовые технологии по выращиванию хвойного молодняка. Все разорено. Директор хозяйства Бирюкова, заслуженный работник лесной отрасли, уволена. На ее место пришел, не трудно догадаться, обратно таки коммерсант. Леса области, кроме варварской вырубки, засоряются буреломом, сухостоем, что превращает лес в источник пожаров. А рядом рубят хороший лес, выделенный коммерческим структурам, причем зачастую без каких-либо аукционов.

В целом по стране реализуются 63 подобных инвестиционных проекта в 25 регионах. Без аукционов получено право на вырубку около 60 млн. м3 леса. Причем по льготной цене - 50% от минимальной ставки, т.е. по 18 рублей за м3. Государство на таких вот "инвестиционных проектах" недополучило минимум 2 млрд. рублей, что примерно в 2 раза превышает сумму нецелевого использования бюджетных средств, выделяемых в виде субвенций регионам на ведение лесного хозяйства, обнаруженной Счетной палатой Российской Федерации в 2008 году. Эти деньги подарены коммерсантам, которые ни копейки не вложив, положили в собственный карман не только лес, но и солидную сумму общенародных средств.

Под нож пускается даже элитный лес. Такая судьба постигла, например, лес экспериментальной базы СПбНИИЛХ "Сиверский лес". Институт и экспериментальная база работали как единое целое с 1927 г. С появлением нелесовода Рощупкина В.П. в роли главного лесничего России по его инициативе отняли у Института его экспериментальную базу, и сделали это при демонстративном нарушении двух действующих федеральных законов России, а именно: Указа Президента РФ от 27.04.1992 г. №426, который запрещал отбирать у научно-исследовательских учреждений их экспериментальные базы, и действующего Лесного кодекса РФ, в котором (в ст. 128) четко определено, что НИУ лесного хозяйства могут иметь экспериментальные базы и вести в них лесное хозяйство. Указанным нарушением федеральных законов дело не закончилось. Чтобы иметь возможность распорядиться немалым запасом древесины, выращенным коллективом Института и его экспериментальной базы, все то же лицо решило сдать наши леса в так называемую аренду. Директор Института, Ученый совет воспротивились передаче опытного леса псевдоарендаторам, чуждым лесной науке. Ответом на указанное было: смена директора Института, изменение его Устава и переподчинения хозяйства «Сиверский лес» местному Агентству, которое тут же провело так называемый конкурс, в итоге которого лес оказался переданными невесть откуда взявшейся фирме «Лемо-Планери» в так называемую аренду аж на 49 лет (т.е., по сути, навсегда). Все обращения ученых в самые высокие инстанции и в Генеральную прокуратуру оказались бесполезными. Более того последовали финансовые санкции в виде снижения заработной платы и отмены выделения средств на командировки на опытные объекты в лес.

Интересно, что действующее законодательство не в одинаковой мере действует на территории регионов. Например, в Московской области ее Правительство лишено всех функций в отношении леса - и хозяйственных, и контрольных. Лес области находится в ведении исключительно федеральных органов. Нетрудно догадаться почему. Здесь огромный спрос на землю, сулящий не менее огромные барыши. Здесь масса чиновников столицы, которым хочется по дешевке отхватить престижные уголки Подмосковья. Скандальную известность приобрели аукционы земельных участков с лесом в районе Рублевки, проведенные в 2007 году, в результате которых ряд высших чиновников и олигархов по бросовой цене стали собственниками этих участков. Только благодаря протесту фракции КПРФ сделки были отменены. Мы считаем необходимым вернуть Правительству Московской области функцию ведения хозяйства в лесу на ее территории, а контрольную функцию передать лесничествам, подчинив их Федеральному агентству лесного хозяйства.

Подобное "хозяйствование" в лесу наносит огромный материальный ущерб государству в десятки миллиардов долларов. Кто ответит за это? Кто привлечет виновных к ответственности? Если этим займется Генеральная прокуратура, то, очевидно, она сумеет найти десяток "стрелочников". Достанет ли смелости назвать главных виновников, которые удобно расположились в креслах Госдумы, Министерства природных ресурсов, Росприроднадзора, администрации Президента, где находящиеся там чиновники и общественные деятели подменяют приоритет порученных их опеке государственных интересов интересами собственных и родственных фирм, успешно превращающих русский лес в свои личные накопления?

Свое веское слов в наведении порядка в лесу могла бы сказать наука. Однако, к сожалению в России практически ликвидирована ведомственная отраслевая наука, выполнявшая важную роль в реализации прикладных исследований, не уступающих по многим позициям зарубежным научным разработкам лесного профиля. Резко ощущается острый недостаток кадров, способных работать в новых условиях. Существенно сокращены фундаментальные исследования в институтах РАН и РАСХН в связи с потерей престижности лесной отрасли и должного финансирования академических учреждений. Все это не может не повлиять на эффективность лесной науки. Тем не менее наши ученые продолжают работать. В целях повышения рационального использования лесных ресурсов и вклада лесного сектора в социально-экономическое развитие страны ими был разработан проект «Стратегии развития лесного комплекса Российской Федерации на период до 2020 года». Указанный проект предусматривает совершенствование государственного управления лесами и лесного законодательства, усиление охраны и защиты лесов, интенсификацию использования и воспроизводства лесных ресурсов. Большое внимание в нем отводится развитию науки, международным связям и обязательствам Российской Федерации. К сожалению, до настоящего времени Стратегия развития лесного комплекса не рассмотрена Правительством, а предусмотренные ею мероприятия не осуществляются.

КПРФ рассматривает лес как неотъемлемую часть достояния народа и выступает против введения в лесу частной собственности. Все эти годы фракция КПРФ борется за сохранение русского леса, за то, чтобы лесная отрасль оставалась одной из экономических опор нашей экономики. Мы считаем, что к числу первоочередных мероприятий следует отнести создание самостоятельного федерального органа государственного управления лесами (Министерство лесного хозяйства, леса), осуществляющего свои полномочия через региональные и местные органы государственного управления, создание самостоятельного государственного органа, выполняющего функцию контроля и правовой защиты лесов. Министерство должно быть ответственным не только за государственное управление лесами, но и формирование государственной лесной политики и её реализацию, а также за принятие стимулов по интенсификации лесопользования и лесного хозяйства.

Принципиальными недостатками существующей нормативно-правовой базы регулирования лесных отношений в нашей стране являются: подмена лесного законодательства земельным; отнесение лесов к категории движимого имущества; заявительный, а не разрешительный порядок лесопользования; недооценка роли лесоустройства; игнорирование норм международного права и международных законодательств по лесам. К числу неотложных мероприятий по ее совершенствованию следует отнести устранение отмеченных недостатков и повышение правового статуса лесов.

Президент России Д.А. Медведев на совещании в Улан-Удэ по вопросам социально-экономического развития Сибирского Федерального округа отметил, что "ряд решений, которые мы приняли по изменению Лесного Кодекса, срабатывает не в том направлении", «они все говорят, что документ внес сумятицу. Но давайте тогда будем реалистами, давайте тогда подумаем о его коррекции».

Т.е. назревает необходимость подготовки новой редакции лесного кодекса с привлечением компетентных специалистов. Но на переходный период до нового лесного кодекса мы считаем уже сегодня следует внести в существующий кодекс несколько поправок, которые существенно изменят его макроструктуру. К числу их отнести следующие:

1. Введение двух форм аренды. Следует ввести краткосрочную форму аренды (до 10 лет) с правом пролонгации её при выполнении предусмотренных в договоре условий, но без обязательства ведения лесного хозяйства, если арендатору оно будет непосильно. Эта форма аренды облегчит положение представителей малого и среднего бизнеса, которые ныне при этом кодексе претерпевают бедствие и оказываются отлученными от доступа к лесным ресурсам.

2. Для обоих форм аренды следует кардинально переработать существующий подзаконный акт «Проект освоения лесов», который в нынешнем виде представляет фиктивный документ, играющий формальное значение. Главным каркасным элементом в нем должен быть обоснованный по эксплуатационным и лесоводственным соображениям план рубок леса, привязанный к конкретной дорожной сети, с максимально-технической оценкой лесного фонда, по крайней мере хотя бы на первые пятилетия, что и будет основанием для определения арендной платы в составе её и затрат на лесовосстановление. При предполагаемой форме «проекта освоения лесов» более предметна и конкретна для проверки будет и «декларация», которая в нынешнем виде тоже приобрела формальное значение.

Реализация даже этого минимального объема мер может реанимировать лесной комплекс, вывести его на путь инновационного развития, спасти лес от хищнического уничтожения, обеспечив сохранность русского леса для будущих поколений.

Источник:

НИА-Природа, по информации Управления по связям с общественностью и взаимодействию со СМИ Госдумы, пресс-службы КПРФ

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru