Поиск:

Авторизация

Логин:
Пароль:
Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Молодая и неизменно привлекательная картография

11.03.2009

С Международным женским днем совпало в этом году празднование Дня работников геодезии и картографии России. Заведующий кафедрой картографии и геоинформатики географического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, Заслуженный деятель науки РФ, доктор географических наук, профессор А.М. Берлянт для читателей газеты «Природно-ресурсные ведомости» и портала «Природа России» рассказал подробности становления и развития картографического направления в Московском университете и в нашей стране в целом, проанализировал современные тенденции, очертил круг нынешних проблем развития науки.

— Кафедра картографии и геоинформатики в МГУ основана в 1932 году еще на географическом отделении университета и называлась тогда кафедрой картографии и геодезии. Александр Михайлович, как исторически менялся центральный вектор развития кафедры? Чем обусловлены эти изменения?

— Картографическая специальность впервые введена на географическом отделении физико-математического факультета Московского университета в 1929-1930 учебном году по инициативе выдающегося географа, профессору А.А. Борзова. А 25 октября 1932 года была образована кафедра картографии и геодезии, и первым ее заведующим стал Владимир Михайлович Никифоров (1872–1934), служивший ранее начальником картографического отделения военно-топографического отдела штаба Красной Армии. За два года он укрепил цикл картографических дисциплин и начал создание учебно-вспомогательной базы кафедры.

В 1934 году заведующим кафедрой был назначен профессор Владимир Александрович Каменецкий (1881–1947), которого можно считать одним из первых разработчиков теоретических основ картографии. В связи с болезнью он оставил работу в 1936 году и руководство кафедрой перешло к доценту Петру Васильевичу Дензину (1881–1957), возглавлявшему ее до 1950 года. Он сосредоточил интересы на геодезии, создал классические учебники по этой дисциплине для географов. Картографическое же направление развивал ученик В.А. Каменецкого – А.В. Гедымин, исследования ко-торого по теории картографии и использованию карт во многом опередили свое время. В 1936 году в соответствии с Постановлением Совнаркома РСФСР о подготовке специалистов-картографов набор студентов сильно увеличился, прием составил почти 60 человек. Был выработан особый учебный план, поставлены новые курсы по фотограмметрии, экономико-географическому картографированию и др., расширилось при-борное оснащение. С 1940 года начались комплексные научно-исследовательские работы.

В 1950 году кафедру возглавил профессор Константин Алексеевич Салищев (1905–1988), тогда проректор МГУ. Он руководил кафедрой 37 лет и его деятельность составила целую эпоху. Кафедра превратилась в учебный и научно-исследовательский центр, занявший передовые позиции в отечественной и мировой картографии. Были созданы Проблемная лаборатория комплексного картографирования и атласов, Лаборатория аэрокосмических методов, Лаборатория автоматизации в картографии. В те годы кафедра стала центром ряда Международных картографических объединений, штаб-квартирой Международной картографической ассоциации в период с 1972 по 1976 гг., когда К.А. Салищев был избран Президентом МКА. Развернулись работы по картам для Высшей школы, региональным комплексным атласам. Большая заслуга в успехе этих работ принадлежит профессору И. П. Заруцкой, доцентам И. Н. Гусевой, О.А. Евтееву. Активно развивались исследования по теории картографии, аэрокосмическим методам, картографическому методу исследования и другим направлениям. Это были годы становления научной школы географической картографии.

В 1988 году заведующим кафедрой стал профессор Сергей Николаевич Сербенюк (1940-1990). Он руководил ею всего два года, но сыграл выдающуюся роль в повороте кафедры к автоматизации и геоинформационным технологиям. Кафедра получила свое новое название — картографии и геоинформатики. И дело не ограничилось пере-именованием, по сути, было положено начало глубокой переориентации высшего географо-картографического образования, взаимодействие картографии и геоинформатики остается гдавным направлением учебной и научной работы кафедры. После безвременной кончины С.Н. Сербенюка руководство кафедрой перешло ко мне. Сегодня кафедра стала ведущей в России научной школой географической картографии. Ее основное научное направление — картографирование геосистем на основе интеграции геоинформатики и аэрокосмического зондирования.

Развиваются работы в области геоинформационного картографирования, создания ГИС разного типа (ресурсных, информационно-справочных, учебных, атласных и др.). Много внимания уделяется эколого-географическому картографированию, теории и методам применения аэрокосмических методов в географии и картографии.

Разрабатываются новые учебные курсы и программы (по спутниковому позиционированию, экологическому и геоинформационному картографированию, компьютерному дизайну, использованию Интернета, истории отечественной картографии и др.), созданы новые научные и учебные подразделения: Лаборатория цифровой картографии и фотограмметрии, Центр геоинформационных технологий, Учебная лаборатория геоинформатики. Мы имеем богатый фонд карт, атласов, снимков, хорошую приборную базу и компьютерную технику. Кафедра возглавляет Секцию картографии и геоинформатики при Учебно-методическом объединении университетов России.

Вектор развития кафедры ориентирован на переход от картографии, как технического средства составления карт, к картографическому моделированию, как инструменту научного познания мира с использованием геоинформатики, дистанционного зондирования, телекоммуникации и других высоких технологий. Картография стала одной из наук о Земле, она предоставляет этим наукам общий язык и метод познания.

— В настоящее время кафедра картографии и геоинформатики среди учащихся считается одной из сильнейших кафедр факультета. Расскажите об особенностях образовательного процесса. Каким научным исследованиям и разработкам уделяется первостепенное внимание? Какие темы курсовых и дипломных работ наиболее распространены сегодня?

— Кафедра имеет сильный состав преподавателей и научных сотрудников — более 40 человек, в том числе 6 докторов и 19 кандидатов наук. Среди них есть Заслуженные деятели науки, Лауреаты Государственной, Ломоносовской и Анучинской премий, наград Русского географического общества и Роскартографии, члены общественных академий, деятели Международной картографической ассоциации. Прием студентов ежегодно составляет 20-23 человека, но желающих, как правило, много больше, мы предпочитаем тех, кто интересуется математикой, компьютерными технологиями, картографией. Обучение, как и на всем географическом факультета, идет в рамках бакалавриата (4 года), специалитета (5 лет) и магистратуры (еще 2 го-да после бакалавриата).

Картограф-геоинформатик обязан хорошо знать географию, поэтому на кафедре преподают все основные дисциплины физической, экономической географии, гидрометеорологии и геоэкологии. А профессиональная подготовка опирается на тесную интеграцию трех учебных циклов: тематической картографии, геоинформатики (геоинформационного картографирования) и аэрокосмического зондирования.

На практиках студенты осваивают полевые съемки, дешифрирование аэро- и космических снимков, а также технологии картографического производства. Соответственно курсовые, дипломные и магистерские работы посвящены составлению карт природы (геологических, почвенных, ландшафтных и др.), населения, экономических и геоэкологических. Много внимания уделяется мультимедийным картографическим произведениям, электронным атласам, анимациям и виртуальным моделям, космофотокартам, созданию баз данных различной тематики, в последние годы — разработкам инфраструктуры пространственных данных. Все без исключения работы непосредственно связаны с тематикой научной работы кафедры и ее лабораторий.

Тематика студенческих исследований очень разнообразна. Это создание геоин-формационных систем для целей археологии, составление карт изменений климата, медико-географических, электоральных, экологических карт, атласов заповедников и охраняемых территорий, работы по картографическому обеспечению территориального планирования, городского строительства, прокладки трубопроводов, оценка природных и техногенных рисков (лавин, селей, нефтяного загрязнения). Студенческие работы различны по масштабам и пространственному охвату: от карт городских архитектурных комплексов (например, электронный и аэрокосмический атласы кампуса МГУ), до карт регионов России, морей, Мирового океана и даже планет земной группы (Марса, Венеры и др.) Одним словом, наши студенты реализуют свои интересы в любой сфере наук о Земле и связанных с ними социально-экономических дисциплинах.

— Каковы новые тенденции научно-образовательного процесса на кафедре?

— Научно-образовательный процесс, как и на всем географическом факультете, развивается по нескольким направлениям. Мы стараемся усилить практическую ориентацию образования, используя контакты с картографическим производством, компьютерными фирмами. Например, курсы по изданию карт и экономике картографического производства поставлены непосредственно на базе самого крупного в России производственно-картографического объединения «Картография», работы, связанные с аэрокосмическими снимками, выполняются при поддержке Инженерно-технологического центра «СканЭкс» — ведущей российской фирмы в области приема и тематической обработки изображений Земли из космоса. На кафедре читают лекции ведущие специалисты-картографы из Роскартографии, Института географии РАН, Картографического отдела Российской государственной библиотеки и др. Другое направление — это постановка новых учебных курсов, посвященных системам глобального позиционирования GPS/ГЛОНАСС, аэрокосмическому стерео-моделированию, картографическому дизайну, экологическому мониторингу и экспертизе, освоению новейших геоинформационных пакетов и др. Идет апробирование новых магистерских программ «Компьютерные, аэрокосмические и телекоммуникацион-ные технологии географического картографирования и моделирования» и «Дистанционное зондирование для устойчивого развития».

На кафедре разработаны инновационные предложения по методике картографического образования. В качестве средств обучения предлагается ввести в действие электронные учебники и видеолекции, компьютерные практикумы, мультимедийные презентации, электронные учебно-методические атласы, учебные базы данных, учебные ГИС, словари и глоссарии, электронные монографии, Интернет-семинары, практикумы на основе Wi-Fi доступа. Многие элементы этой системы уже реализованы, на-пример, созданы полные комплекты учебных презентаций по курсу картографии, учебные базы данных и учебные ГИС, компьютерные практикумы и т. д.

Говоря о тенденциях развития, хочу подчеркнуть один фундаментальный, с моей точки зрения, принцип: университетское географо-картографическое образование должно быть в определенном смысле консервативным. Это объясняется необходимостью освоения всех знаний, накопленных в данной предметной области. Конечно, объем знаний растет, некоторые разделы (подобласти) знания отходят на второй план или становятся неактуальными, но в целом все они образуют фундамент любых инноваций. Перефразируя классика марксизма, можно сказать, что стать специалистом в картографии, можно только овладев всей суммой знаний, которые накопило в этой области человечество. Перестройки и ломки, по моему твердому убеждению, противоречат духу университетского образования. Нововведения, должны идти только за счет развития научных школ, новое возникает «не в отмену старому», а университетское знание прирастает, главным образом, за счет накопления и добавления нового к уже известному. Оно расширяется и уточняется, а не перестраивается. Применительно к картографическому образованию это особенно актуально, по-скольку лавинообразное развитие электронных технологий сделало составление карт относительно доступным. К привлекательным технологиям обратились люди, не имеющие достаточного и даже какого-либо картографического образования, некоторые дизайнерские фирмы, не владеющие элементарными правилами картографической семиотики, пренебрежительно относящиеся к географическому содержанию карт и атласов. Картографические «субпродукты» заполонили рынок, и этому не в силах воспре-пятствовать даже ужесточение требований к лицензированию картографо-геодезической деятельности. Знание традиционной картографии, истории ее идей и методов позволяет использовать прошлый опыт на пользу современной компьютеризации, дать новую жизнь традиционным достижениям обретают, возродить веками наработанные методики и применить их для решения инновационных задач. Самый яркий пример — глобусы, которые получили второе рождение при создании планетарных информационно-картографических систем типа Google Earth и «Цифровая Земля».

— Действительно ли сегодня выпускники Вашей кафедры востребованы на рынке труда? В чем их конкурентные преимущества?

— В специалистах картографах и геоинформатиках сегодня заинтересованы государственное картографическое производство, многочисленные частные фирмы, издательства, туристские фирмы, ведомства, связанные с охраной природы и экологией, с земельным, лесным, водным, городским кадастром, научные институты РАН, органы администрации и управления всех уровней.

Картографическая специальность с советских времен и до настоящего времени остается остродефицитной. Университетское картографическое образование неоднократно получало официальные поддержки со стороны Военно-топографического управления, Главного управления навигации и океанографии Министерства обороны, от РАО ЖД. Картографы, получившие образование в Московском университете — это высокая марка не только в России, но и за рубежом.

— Каким образом государство сегодня может содействовать (или хотя бы не мешать) развитию геодезии и картографии в России?

— Это болезненный вопрос. В России с 90-х годов прошлого столетия Федеральная картографическая служба теряет организационную самостоятельность и испытывает многократные перестройки и переподчинения, становясь то Комитетом при Минприроде, то агентством при Министерстве транспорта. Теперь Роскартографию совместно с Росрегистрацией и Роснедвижимостью объединили в единую систему кадастрового учета, регистрации прав на недвижимое имущество и формирования базы данных.

В большинстве стран мира картографо-геодезическая служба подчинена непосредственно Правительству или Министерству внутренних дел (как, например, в США и Китае). Громадная Россия, покрытая десятками тысяч листов топографических, тематических и специальных карт разного назначения и масштаба на смех всему миру упраздняет свою картографо-геодезическую службу. Будет ли кадастровое ведомство заинтересовано в съемках и обновлении топографических карт и карт шельфа, в создании учебных карт, научном тематическом картографировании, в обеспечении информатизации общества и его информационно-картографической безопасности? (в 2004 году А.М. Берлянт писал об этом в Открытом письме Президенту В.В. Путину, оно потом было опубликовано в журнале «Геодезия и картография», 2004, № 6 — прим.ред.)

Думаю, что выгоды реструктуризации несопоставимы с последствиями нарушения всей инфраструктуры отрасли. Необходимо сильное и независимое государственное ведомство, способное решать вопросы картографии. Это понимали все: российские императоры, В.И. Вернадский, В.И. Ленин и даже Берия. Структурные преобразования и переподчинения, необходимость решения ведомственных задач, заслоняют собственно картографические задачи: создание и надлежащее обновление карт разного назначения и масштаба, разработку и производственное внедрение технологий цифрового картографирования, в чем Россия пока отстает от развитых стран мира.

Страна, где плохо организовано обеспечение картами, электронными картами, космофотокартами, атласами, базами цифровых данных, рискует совершать просчеты в принятии хозяйственных решений, укреплении обороноспособности, в вопросах национальной и демографической политики, в экологии и т. п.

Надо отметить, что в этих условиях и само картографическое ведомство излишне увлекается не картографической, а так сказать, юридической деятельностью. Пожалуй, за последние годы издано больше нормативных актов, чем, например, тематических карт для высшей школы. Получается, что государство, к сожалению, выпустило из поля зрения развитие картографического образования, издание учебной и методической литературы, учебных тематических карт и атласов. А ведь картографическая грамотность населения важна не менее, чем грамотность компьютерная.

Я не сомневаюсь, что пройдут годы, и логика развития заставит воссоздать сильное картографическое ведомство. Так уже было не раз, но время будет потеряно, и это затормозит российскую картографию, а значит и информатизацию общества на всех уровнях: от органов государственной власти до кафедр и научных лабораторий? Тогда предстоит вернуться к налаживанию контактов между государственной картографией и университетским геоинформационно-картографическим образованием.

— Александр Михайлович, в последнее время все чаще можно слышать о неокартографии? Расскажите о ней подробнее.

— Разговоры о «неокартографии» и «неогеографии» ведутся уже несколько лет. В Интернете много материалов конференций и обсуждений, посвященных этим терминам и технологиям. Считается, что термин «неогеография» получил распространение после публикации в 2006 году краткого руководства для пользователей, американского специалиста по геоинформатике и картографии Эндрю Тёрнера (Andrew Turner) «Введение в Неогеографию» (Introduction to Neogeography). Там сказано, что «неогеография объединяет сложные технологии картографии и ГИС, делая их доступными для пользователей и разработчиков». Существует мнение, что три особенности отличают «неокартографию» от традиционной картографии и ГИС-технологий, а именно: использование географических, а не картографических систем координат; применение растрового, а не векторного представления географической информации в качестве основного; и главное — использование открытых гипертекстовых форматов представления геоданных.

Таким образом, получаемую информацию координируют параметрами широты, долготы и высоты над эллипсоидом (эту систему координат называют «географической»), в отличие от прямоугольных координат, применяемых для проекций на плоской карте (т.н. «картографическая» система). Иначе говоря, привязку снимков осуществляют как бы на глобусе, самом традиционном из всех картографических произведений. Приставка «нео» поэтому просто неуместна.

Вторая особенность связана с преимуществами растрового, представления ин-формации по сравнению с векторным. В самом деле, составление векторных карт пока еще требует значительных затрат труда и времени, оно сопряжено с ошибками и неточностями векторизации, порой значительным субъективизмом. Получение же растровых геоизображений практически полностью автоматизировано, фотограмметрические преобразования снимков выполняют в кратчайшие сроки алгоритмически и, как бы без участия человека. Время, затрачиваемое на получение растровых изображений, от получения снимков до составления растровой карты составляет всего несколько часов. Такие карты несут меньше знаковой нагрузки, они не подверглись логической и содержательно-географической интерпретации, не содержат типологических классификаций, не имеют границ или иных элементов членения пространства. Считается, что такая информация «объективнее», хотя это далеко не всегда так и, уж во всяком случае, ничего «неогеографического» или «неокартографического» здесь нет. В-третьих, особенность «неогеографии» заключается в том, что она представляет собой набор методик и средств выходящих за рамки «классических» геоинформационных систем (ГИС). В значительно большем объеме внедряются новые материалы космического зондирования и сканирования, разрабатываются методы отображения четвертого (временного) измерения геопространственных данных, в процесс картографирования непосредственно включают данные GPS/ГЛОНАСС, что ускоряет и упрощает пространственную привязку данных, и повышает их точность. Благодаря открытым технологиям Web 2.0, содержание растровых геоизображений, и его элементы могут определять, пополнять и редактировать сами пользователи. Иначе говоря, «сумма технологий» картографирования становится доступна многим географам и другим пользователям, а это означает, что к созданию широко привлекаются непрофессионалы. Предстоит еще серьезно оценить, чем обернется такая, практически бесконтрольная доступность новых технологий.

Не вдаваясь далее в технологические проблемы, отмечу, что на самом деле речь идет не об отрицании картографии, а о новом ее лице, об особого рода геоизображениях, сочетающих достоинства растровых снимков и карт. Правильнее было бы называть их «картоснимками» или «иконокартами» — такой термин давно уже существует в научной литературе. Эти геоизображения, несомненно, заслуживают внимания и изучения. В апреле в рамках Международной конференции по высоким технологиям XXI века в Москве пройдет 2-я Международная специализированная выставка «Неогеография XXI – 2009». Думаю, там будет на что взглянуть.

Картография древняя наука, но она очень быстро меняется. Давно забыто гравирование карт на меди или литографском камне, отошли в прошлое чертежные перья, кисточки и листы ватмана, карты теперь составляют мышкой на экране. Картографы прошлых веков не могли себе такого представить. Так и нам «не дано предугадать», какими станут интеллектуальные карты будущего. Одно ясно: они будут существовать вечно, до тех пор, пока человек воспринимает пространственную информацию глазами.

— День работников геодезии и картографии России отмечается во второе воскресенье марта и в этом году совпал с Международным женским днем. Что бы Вы хотели пожелать работникам геодезии и картографии?

— Геодезистам и картографам я желаю удачи, обилия новых заказов на карты и атласы. А картографии, как любимой женщине — оставаться молодой и неизменно привлекать своей яркой красотой и изяществом талантливых молодых поклонников.

Источник:

Надежда Пупышева,пресс-секретарь Географического факультета МГУ им. Ломономова, специально для НИА-Природы

Бюллетень

© 1998-2015, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»
При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 142784, г. Москва, г.п. Московский, Бизнес-парк "Румянцево", офис 352-Г, НИА-Природа тел./факс: 8(495)240-51-27, e-mail: nia_priroda@mail.ru