Поиск:

Авторизация

Логин:
Пароль:
Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




О бедном ботсаде замолвите слово

29.12.2016 17:30:00

31 октября закончилось общественное обсуждение Проекта поправок к проекту федерального закона № 826412-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Поправки касаются изменений границ особо охраняемых природных территорий (ООПТ). В частности определено, что изменение границ ООПТ, в случае исключения из их состава земельных участков и водных объектов, допускается только в отношении: земельных участков, расположенных в границах поселений; земельных участков и водных объектов, необходимых для осуществления деятельности по обеспечению безопасности государства; земельных участков по отдельным решениям Президента РФ. Причем этим законопроектом предписано Правительству РФ до 31 декабря 2019 г. обеспечить исключение из состава ООПТ федерального значения земельных участков, расположенных в границах населенных пунктов, прилегающих к внешним границам соответствующих ООПТ, в порядке, установленном ст. 22 Федерального закона от 14 марта 1995 года № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», кроме случаев, когда такие земельные участки необходимы для реализации задач, возложенных на соответствующие ООПТ в соответствии с законодательством.

Вполне логично, что это обсуждение развернулось в основном вокруг заповедников и национальных парков. Больше всего по поводу этого проекта протестовал Гринпис, также высказалась Российская газета и т.д. Однако если разобраться, то наибольшее число участков ООПТ в пределах границ поселений относятся вовсе не к заповедникам и нацпаркам, а к ботаническим садам. Более того, именно ботсады в силу своей специфики как научные учреждения  создавались и создаются как раз прежде всего в городах.  В моем родном Воронеже это Ботанический сад им. Козо-Полянского Воронежского госуниверситета (ВГУ), дендропарк Воронежского госагроуниверситета им. Петра 1 (ВГАУ), дендрарии Воронежского гослесотехнического университета им. Морозова (ВГЛТУ) и ВНИИ лесной генетики, селекции и биотехнологии. За последние 20 лет городская застройка освоила земли бывшего Зелентреста и также уже бывших полей и садов учебно-опытного хозяйства ВГАУ, и сейчас подошла вплотную к границам ботсада и дендрариев. Не исключено, что благодаря новому законопроекту участки этих ООПТ при желании могут переселить на менее удобные для застройщиков земли. Такое ограничение в законопроекте «кроме случаев, когда такие земельные участки необходимы для реализации задач, возложенных на соответствующие особо охраняемые природные территории в соответствии с законодательством» им может не помочь. Это же не естественный природный объект, а искусственные насаждения, которые, в принципе, можно высадить и в другом месте, если конечно не вдаваться в детали того, как вырастить экзотические растения в несвойственной им среде и сколько на это нужно оборудования, времени и сил. Причем в более чем 425-летней истории города такие переселения имели место быть, а первый «государев сад» был основан еще в петровские времена. На месте бывших садов и дендрариев сейчас расположены памятники природы «Первомайский сквер» с более чем 100 летней своей историей, в т.ч. и связанный с первым гвардейским формированием в Великую Отечественную войну и первым российским Олимпийским чемпионом Паниным-Коломенкиным, застроенный в 90-е гг. ХХ в. Благовещенским собором и Центральный парк культуры и отдыха (в 1844 г. – древесный питомник 3-го разряда), который старшее поколение до сих пор называет «Ботаникой», потерявший ряд участков из-за эстакады шоссе и жилой застройки, а так же Центральная станция юннатов, где одно из крупнейших в городе захоронений времен Великой Отечественной войны, включая Героя Советского Союза летчика ПВО Колесниченко. Они в современном своем статусе памятников природы регионального и местного значения кстати тоже оказываются уязвимы в связи с предлагаемым законопроектом.

Воронежский пример не уникален. В СМИ совсем недавно широко обсуждалось как в Москве пытались застроить земли РГАУ-МСХА им. Тимирязева, а в Санкт-Петербурге Пулковские высоты застроены так, что уличное освещение мешает работе обсерватории.

В этой связи настораживает современное состояние учета сведений об этой, да и не только об этой категории ООПТ. Например, в Минприроде России данные по ботсадам и дендрариям неполные, а информация по ним и сейчас отсутствует на официальном портале федеральных ООПТ (http://www.zapoved.ru/). По данным Росстата в России в 2015 г. 44 ботсада и дендропарка федерального значения и 27 регионального значения общей площадью почти 4 тыс. га и 2 тыс. га соответственно. Тогда как Совет ботанических садов России объединяет 149 таких учреждений  (http://catalog.hortusbotanicus.ru). По Воронежской области Росстатом учтен только 1 ботсад или дендрарий, площадью 1 га, тогда как площадь только дендрологической коллекции Ботсада ВГУ им. Козо-Полянского составляет 11 га (http://www.science.vsu.ru/botsad), а общая его площадь по данным ВГУ - 73 га. При этом Воронежской области повезло, что она не попала в число более чем трети субъектов РФ, по которым Росстат закрывает сведения об ООПТ, ссылаясь на обеспечение конфиденциальности первичных статданных, полученных от организаций, в соответствии с Федеральным законом от 29.11.2007 г. № 282-ФЗ «Об официальном статистическом учете и системе государственной статистики в Российской Федерации». Хотя о какой конфиденциальности информации в данном случае может идти речь, если подавляющее большинство ООПТ – государственные или муниципальные.

 В целом без учета данных по субъектам РФ, сведения по которым закрыты, расхождения между показателями Минприроды и Росстата в региональном разрезе площади ООПТ в 2015 г. составили 35,4% случаев. В целевые показатели Госпрограммы «Охрана окружающей среды», причем отредактированной в 2014 г., по ряду субъектов (например, Ненецкий АО, Саратовская область) заложена доля всех ООПТ в площади субъекта меньше, чем аналогичная доля только по региональным и местным ООПТ.

Так может, прежде чем перекраивать границы ООПТ, стоит сначала навести порядок с информацией по их количеству и площади? А то пока это напоминает рыбалку в мутной воде…

Дмитрий БОРИСКИН, НИА-Природа

Бюллетень

© 1998-2015, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы»
При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 142784, г. Москва, г.п. Московский, Бизнес-парк "Румянцево", офис 352-Г, НИА-Природа тел./факс: 8(499)240-51-27, 611-82-69, тел.: 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru