Поиск:

Авторизация

Логин:
Пароль:
Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Cаммит по ядерной безопасности спустя год после аварии на Фукусиме

28.03.2012

27 марта 2012 года в Сеуле состоялся второй саммит по ядерной безопасности, посвящённый национальным мерам и международному сотрудничеству в области укрепления физической ядерной безопасности. В нем приняли участие около 50 мировых лидеров, в том числе президенты России, Китая и США, а также руководители международных организаций. На пленарном заседании саммита по ядерной безопасности выступил Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. В своем выступлении Пан Ги Мун подчеркнул, что угроза ядерного терроризма действительно существует, и что международное сообщество едино в своей решимости способствовать ее ослаблению.

Пан Ги Мун изложил пять направлений укрепления ядерной безопасности. Это, прежде всего, — укрепление архитектуры безопасности, что означает наличие соответствующих законов и правил. Во-вторых — пресечение финансирования терроризма и в этом контексте Генеральный секретарь отметил уже проведенную большую работу. В-третьих — более жесткий контроль над расщепляющимися материалами, которые могут быть использованы для производства бомбы. В-четвертых, в свете ядерной аварии на АЭС в Фукусиме, необходимость укрепления физической ядерной безопасности. В-пятых — дальнейшие шаги в области ядерной безопасности.

Пан Ги Мун считает, что в этой связи крайне важным расширять круг государств, ратифицировавших Всеобъемлющий договор о запрещении ядерных испытаний, созвать новое заседание Совета Безопасности на высшем уровне или другие подобные встречи в ходе предстоящей сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре этого года.

В ходе саммита в Сеуле Генеральный секретарь ООН обсудил вопросы ядерной безопасности с президентом Украины Виктором Януковичем. Генеральный секретарь и президент Украины обменялись мнениями по вопросам ядерной безопасности и Чернобыльской АЭС.

Спустя год после аварии на АЭС «Фукусима Даичи», Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) представило обзор усилий Японии по пересмотру процедур оценки ядерной безопасности. Этот доклад был представлен в ходе двухдневного саммита по ядерной безопасности в Сеуле.

Электростанция «Фукусима Даичи» в Японии была повреждена в результате разрушительного землетрясения и цунами. 11 марта 2011 года из-за стихийного бедствия была выведена из строя система водяного охлаждения АЭС, что привело к выбросу в атмосферу радиоактивных материалов, опасных для здоровья людей и окружающей среды. Этот обзор был проведен группой МАГАТЭ из восьми экспертов, которые посетили страну и провели оценку непосредственно на месте.

«Я надеюсь, что ядерщики во всем мире будут использовать этот доклад в качестве руководства для проверки их собственных систем ядерной безопасности», - заявил руководитель группы МАГАТЭ Джеймс Лайонс, который отметил, что предпринимаемые Японией новые меры в полной мере совпадают со стандартами МАГАТЭ.

«Мы должны извлечь уроки из аварии на электростанции «Фукусима Даичи» с тем, чтобы предотвратить повторение этих ужасных событий, которые случились год назад», - подчеркнул представитель МАГАТЭ.

В ходе поездки в Японию группа провела ряд встреч в Токио с представителями сектора ядерной энергетики и посетила одну из атомных электростанций. В своем докладе эксперты МАГАТЭ отметили усилия Японии по укреплению ядерной безопасности, в том числе - в контексте возможных природных бедствий.

Российская делегация На Саммите представила Меморандум Российской Федерации на Саммите по физической ядерной безопасности в 2012 году:

Российская Федерация подтверждает свое намерение развивать атомную энергетику как одно из стратегических направлений развития страны. Мы убеждены, несмотря на тяжесть аварии на АЭС «Фукусима-1», что альтернатив атомной энергетике в обозримом будущем нет. Без нее невозможно ответить на вызов энергетического обеспечения человечества. На сегодняшний день из всех значимых источников энергии атомная энергетика не только экологичный, экономически эффективный, но и безопасный, естественно, при ответственном к ней отношении, источник энергии.

Отмечаем, что обязательным условием ее использования является обеспечение и поддержание высокого уровня безопасности. С учетом уроков аварии на АЭС «Фукусима-1» в России в 2011 году были проведены стресс-тесты на всех действующих российских АЭС, а также проведена партнерская проверка вместе с Всемирной Ассоциацией Операторов АЭС, в которой участвовали эксперты из Франции, США, Бельгии, Венгрии и Украины, а также эксперт МАГАТЭ.

Российская Федерация убеждена в необходимости дальнейшего укрепления международных правовых норм по ядерной безопасности. В июне 2011 года мы представили в МАГАТЭ проекты поправок к Конвенции о ядерной безопасности и Конвенции об оперативном оповещении о ядерной аварии, а также предложения по укреплению стандартов ядерной безопасности МАГАТЭ.

Россия полностью выполняет свои международные обязательства в области ядерного разоружения, ядерного нераспространения и ядерной безопасности. Мы подтверждаем политические обязательства, изложенные в Коммюнике Вашингтонского саммита по физической ядерной безопасности от 13 апреля 2010 года на этот счет.

Подчеркиваем, что государства, согласно их соответствующим международным обязательствам, несут всю ответственность за обеспечение эффективной физической ядерной безопасности всех ядерных материалов, включая ядерный материал в ядерном оружии, и ядерных установках под их юрисдикцией и контролем.

Подтверждаем, что физическая ядерная безопасность в России остается на должном уровне и что все ядерные материалы на ее территории и соответствующие установки обеспечиваются надежной физической защитой. Ядерных материалов и установок, уровень физической защиты которых вызывает опасения, на ее территории нет.

Постоянно совершенствуем нормы регулирования в области физической и технической ядерной и радиационной безопасности. В июле 2011 года принят Федеральный закон «Об обращении с радиоактивными отходами», в котором определены особенности новой стадии развития атомной отрасли России, регулирующие вопросы решения проблем ядерного наследия, так и в отношении формирования современных механизмов управления ядерной и радиационной безопасностью.

Россия выражает озабоченность в связи с тем, что в мире по-прежнему сохраняется угроза ядерного терроризма, возможность нелегального оборота ядерных материалов и радиоактивных веществ, не всегда достаточно эффективны меры экспортного контроля. Мы озабочены тем, что Конвенция о физической защите ядерных материалов, поправки к ней и Международная конвенция по борьбе с актами ядерного терроризма еще не стали подлинно универсальными правовыми инструментами.

Российская Федерация придает большое значение координации международных усилий по снижению рисков ядерного терроризма. Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма (ГИБАЯТ) является эффективным инструментом сотрудничества и обмена передовым опытом в области практического противодействия угрозе ядерного терроризма и укрепления физической ядерной безопасности в мире.

Россия поддерживает деятельность МАГАТЭ по обеспечению физической ядерной безопасности в мире. Отмечаем содействие, которое Агентство оказывает своим государствам-членам в укреплении национальных систем учета и контроля ядерных материалов, систем ядерной и физической безопасности. Поддерживаем реализацию Плана МАГАТЭ по физической ядерной безопасности на 2010–2013 годы, ориентированного на усиление координирующей роли МАГАТЭ в обеспечении физической ядерной безопасности, широкое использование информационных технологий и современных разработок и оказание помощи странам в этой области по их запросам. Поддерживаем предложение МАГАТЭ организовать международную конференцию по вопросам физической ядерной безопасности в 2013 году.

Россия также оказывает содействие в этом направлении странам, ставшим на путь мирного использования ядерной энергии. Продолжается проведение курсов по физической защите на базе Межотраслевого специального учебного центра в г.Обнинске. Российская Федерация поддерживает инициативу о развитии культуры физической ядерной безопасности. Мы намерены совместно с МАГАТЭ организовать в России летом 2012 года семинар по культуре физической ядерной безопасности, прежде всего для специалистов из стран, встающих на путь использования атомной энергетики.

Приветствуем создание Центров передового опыта и других центров по подготовке и повышению квалификации в области физической ядерной безопасности после проведения Вашингтонского саммита, а также поддерживаем создание новых центров.

По предложению России в план действий международного проекта МАГАТЭ по инновационным ядерным реакторам и топливным циклам (ИНПРО) на 2011–2012 годы включена задача по организации на базе НИЯУ МИФИ (г. Москва) международного учебного курса МАГАТЭ, а также учебного центра повышения квалификации молодых кадров СНГ по применению Методологии ИНПРО для проведения оценок национальных ядерно-энергетических систем. На базе специального учебного центра в г. Обнинск организован международный учебный курс для иностранных специалистов на тему «Практика эксплуатации систем физической защиты на ядерных объектах». Обучение проводится с использованием возможностей учебного полигона средств физической защиты ядерных материалов и объектов, созданного при поддержке МАГАТЭ.

Российская Федерация поддерживает деятельность МАГАТЭ по разработке методологии проверки декларируемого содержимого при перемещении ядерных и других радиоактивных материалов через границы. Россия – одна из стран мира, которая уже в течение 15 лет на практике использует эту технологию и готова оказать поддержку в ее освоении другим заинтересованным странам. В основном завершено оснащение пограничных пунктов пропуска стационарными системами для осуществления такого контроля. Проводится внедрение созданной национальной автоматизированной управляющей информационной системы за контролем перемещения ядерных материалов через государственную границу. В Российской Федерации проводятся работы по созданию опытной системы по предотвращению незаконного оборота радиоактивных материалов в Мурманской области.

Отмечаем важность международного сотрудничества в этой сфере с соблюдением требований национального законодательства и обеспечения конфиденциальности информации и недопущения ее попадания в руки злоумышленников. Российская Федерация поддерживает программу МАГАТЭ по созданию и поддержанию информационных баз данных по фактам незаконного оборота ядерных материалов и радиоактивных веществ. Активно участвуем во встречах рабочих групп по наращиванию функциональности базы данных, а также в информационном обмене и регулярно предоставляем соответствующую информацию.

Продолжаем осуществлять внутреннюю программу консолидации и конверсии ВОУ, начатую в 1999 году. За последнее время (с 2010 года) конвертировано в НОУ 1320 кг невостребованного ВОУ (по урану-235).

В России давно принято решение о переходе в поставках за рубеж топлива для исследовательских ядерных реакторов только на основе НОУ. В настоящее время, например, для исследовательских ядерных реакторов в Чехии, Венгрии, Украине, Узбекистане и других странах поставляется топливо только на основе НОУ.

Совместно с США с 2002 года осуществляется Программа по возврату в Российскую Федерацию ВОУ с ядерных исследовательских реакторов российской конструкции, как свежего, так и облученного, сопровождающаяся конверсией активных зон этих реакторов с ВОУ на НОУ. Всего за время существования программы вывезено 604 кг свежего и 986 кг облученного ВОУ из 14 стран. Планируется вывоз топлива из Вьетнама, Украины и Узбекистана.

Сейчас в России в сотрудничестве с США проводится оценка технической и экономической возможности перевода шести исследовательских ядерных реакторов в НИЦ КИ, МИФИ, НИИАР, ТПУ с ВОУ на НОУ. Решение о реальной конверсии будет принято после дополнительной оценки ее экономических последствий.

Россия поддержала разработку и присоединилась к Кодексу поведения по обеспечению безопасности и сохранности радиоактивных источников. В настоящее время ведется национальный регистр таких источников.

В России большое внимание уделяется вопросам обеспечения физической безопасности во время транспортировки ядерных материалов.

Россия поддерживает международные усилия, направленные на обеспечение мер по защите чувствительной информации, включая меры по кибербезопасности на ядерных объектах.

Поддерживаем международные усилия в создании международной системы реагирования в чрезвычайных ситуациях, обусловленных реализацией угроз ядерного терроризма, в предоставлении помощи странам, которым она необходима на двустороннем, региональном или многостороннем уровне, в частности, в обеспечении задач противодействия ядерному терроризму на крупных международных предприятиях.

Российская Федерация привержена целям поддержания и укрепления физической ядерной безопасности. Подтверждаем готовность принимать самое активное участие в международных усилиях, направленных на их реализацию, и вести активную и субстантивную работу со всеми заинтересованными государствами, разделяющими приверженность этим целям.

***

По итогам саммита принято коммюнике, в котором главы делегаций подтвердили приверженность решениям Вашингтонского саммита 2010 года, направленного на укрепление физической ядерной безопасности и снижение угрозы ядерного терроризма, а также общим целям в сфере ядерного разоружения, ядерного нераспространения и мирного использования атомной энергии:

Коммюнике Сеульского саммита по ядерной безопасности 2012 года

Мы, лидеры, собравшиеся в Сеуле 26–27 марта 2012 года, вновь подтверждаем политическую приверженность решениям Вашингтонского саммита по ядерной безопасности 2010 года, направленным на укрепление физической ядерной безопасности, снижение угрозы ядерного терроризма и предотвращение приобретения ядерных материалов террористами, преступниками или другими неуполномоченными субъектами. Ядерный терроризм по-прежнему представляет собой одну из наиболее серьезных угроз международной безопасности. Устранение этой угрозы, учитывая её потенциальные глобальные политические, экономические, социальные и психологические последствия, требует решительных национальных мер и взаимодействия на международном уровне.

Мы вновь подтверждаем наши общие цели в сфере ядерного разоружения, ядерного нераспространения и мирного использования атомной энергии.

Будучи привержены тому, чтобы добиваться создания более безопасного мира для всех, мы также разделяем цели обеспечения физической ядерной безопасности. Мы признаем, что Саммит по ядерной безопасности является ценным механизмом высшего политического уровня в поддержку нашего совместного призыва обеспечить безопасность всех уязвимых ядерных материалов за четыре года. В этой связи мы приветствуем существенный прогресс с момента проведения Вашингтонского саммита в отношении реализации политической приверженности, заявленной государствами-участниками на нем.

Мы подчеркиваем основополагающую ответственность государств, согласующуюся с их соответствующими национальными и международными обязательствами, в сфере поддержания надежного обеспечения физической безопасности всех ядерных материалов, включая ядерные материалы в ядерном оружии и ядерных установках под их контролем, а также предотвращения приобретения таких материалов негосударственными субъектами и получения ими информации и технологий, необходимых для их использования в злонамеренных целях. Мы также осознаем основополагающую ответственность государств за поддержание эффективной физической безопасности других радиоактивных материалов. Мы вновь подтверждаем, что меры по укреплению физической ядерной безопасности не будут препятствовать реализации прав государств на развитие и использование атомной энергии в мирных целях.

Отмечая важную роль Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) в деле содействия международному сотрудничеству и поддержки усилий государств по выполнению их обязанностей в сфере физической ядерной безопасности, мы также подчеркиваем важность регионального и международного сотрудничества и рекомендуем государствам содействовать сотрудничеству и налаживанию контактов с иностранными партнерами.

Отмечая факт аварии на АЭС «Фукусима» в марте 2011 года и взаимосвязь между физической ядерной безопасностью и технической ядерной безопасностью, мы считаем, что необходимы непрерывные усилия, с тем чтобы проблемы технической ядерной безопасности и физической ядерной безопасности рассматривались на согласованной основе, что поможет обеспечить надежное и безопасное мирное использование ядерной энергии.

Мы продолжим использовать Коммюнике Вашингтонского саммита и его План работы в качестве основы для нашей дальнейшей деятельности по продвижению наших целей в области физической ядерной безопасности. В ходе нынешнего Сеульского саммита мы договорились приложить все возможные усилия для достижения дальнейшего прогресса в следующих важных областях:

Глобальная структура физической ядерной безопасности

1. Мы признаем важность таких многосторонних инструментов в сфере физической ядерной безопасности, как Конвенция о физической защите ядерного материала (КФЗЯМ) и Поправка к ней, Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма (МКБАЯТ). В этой связи мы призываем к всеобщей приверженности положениям данных конвенций. Мы настоятельно призываем государства, имеющие такую возможность, ускорить их национальные внутренние процедуры для принятия Поправки 2005 года к КФЗЯМ с прицелом на обеспечение ее вступления в силу к 2014 году. Мы признаем важную роль Организации Объединенных Наций (ООН) в продвижении физической ядерной безопасности, поддерживаем резолюции 1540 и 1977 Совета Безопасности ООН в деле укрепления глобальной физической ядерной безопасности и приветствуем продление срока действия мандата Комитета 1540. Мы будем также стремиться применять положения документа МАГАТЭ «Физическая защита ядерного материала и ядерных установок» (INFCIRC/225/Rev.5) и соответствующих документов из серии изданий Агентства по физической ядерной безопасности и их должного учета в практической деятельности на национальном уровне.

2. Мы признаем внесенный после Саммита 2010 года вклад таких международных инициатив и механизмов, как Глобальная инициатива по борьбе с актами ядерного терроризма (ГИБАЯТ) и программа Глобального партнерства против распространения оружия и материалов массового уничтожения в рамках их соответствующих мандатов и членского состава. Мы приветствуем более широкое участие в ГИБАЯТ и Глобальном партнерстве и приветствуем продление срока действия последнего на период после 2012 года. Отмечая важность укрепления координации и взаимодополняемости различных видов деятельности в области физической ядерной безопасности, мы приветствуем предложение МАГАТЭ организовать в 2013 году международную конференцию. Мы приветствуем вклад промышленности, научного сообщества, институтов и гражданского общества, которые способствуют обеспечению физической ядерной безопасности. Роль МАГАТЭ

3. Мы вновь подтверждаем основную ответственность и центральную роль МАГАТЭ в укреплении международных рамок физической ядерной безопасности и осознаем ценность Плана действий МАГАТЭ по физической ядерной безопасности на 2010-2013 годы. Мы будем работать над тем, чтобы обеспечить сохранение Агентством соответствующей структуры, ресурсов и экспертного потенциала, необходимых для достижения поставленных целей в области физической ядерной безопасности. Для этого мы призываем государства, имеющие такую возможность, а также ядерную промышленность увеличивать добровольные отчисления в Фонд физической ядерной безопасности МАГАТЭ, а также взносы в натуральной форме. Мы также приветствуем продолжающуюся деятельность МАГАТЭ в области оказания (по запросу) содействия предпринимаемым на национальном уровне усилиям по созданию и развитию инфраструктуры физической ядерной безопасности по линии различных вспомогательных программ Агентства и призываем государства задействовать данные ресурсы МАГАТЭ.

Ядерные материалы

4. Признавая, что высокообогащенный уран (ВОУ) и выделенный плутоний требуют специальных мер предосторожности, мы вновь подчеркиваем важность надлежащего обеспечения безопасности, учета и консолидации данных материалов. Мы также призываем государства рассмотреть возможность осуществления безопасного, надежного и своевременного вывоза и утилизации ядерных материалов с установок, где эти материалы более не используются, по мере целесообразности и в соответствии с соображениями национальной безопасности и целями в области развития.

5. Мы признаем, что разработка в рамках МАГАТЭ вариантов национальной политики государств в области обращения с ВОУ будет способствовать реализации целей физической ядерной безопасности. Мы призываем государства принять меры к тому, чтобы свести к минимуму использование ВОУ, в том числе путем перевода реакторов с высокообогащенного на низкообогащенное урановое (НОУ) топливо, где это технологически возможно и экономически оправдано, с учетом необходимости обеспечения стабильных поставок медицинских изотопов, и призываем государства, имеющие такую возможность, к концу 2013 года объявить о добровольных конкретных действиях по сведению к минимуму использования ВОУ. Мы также призываем государства содействовать более активному использованию топлива и мишеней из НОУ в рамках коммерческих видов применения, например, при производстве изотопов, и в этой связи приветствуем соответствующее международное сотрудничество в области производства НОУ-топлива высокой плотности в целях конверсии исследовательских и экспериментальных реакторов.

Радиоактивные источники

6. Принимая во внимание, что радиоактивные источники имеют широкую сферу применения и могут быть использованы в злонамеренных целях, мы призываем государства обеспечить физическую защиту данных материалов, учитывая при этом их использование в промышленных, медицинских, сельскохозяйственных и исследовательских целях. Для этого мы призываем государства, имеющие такую возможность, продолжать работать в направлении ратификации или присоединения к МКБАЯТ; отразить в национальной практике соответствующие документы серии изданий МАГАТЭ по физической ядерной безопасности, Кодекс поведения МАГАТЭ по обеспечению безопасности и сохранности радиоактивных источников и дополняющие его Руководящие материалы по импорту и экспорту радиоактивных источников; а также, если необходимо, создать национальные реестры высокоактивных источников радиации. Мы также привержены тесному взаимодействию с МАГАТЭ в целях поощрения сотрудничества в области передовых технологий и систем, обмена передовыми методами в области обращения с радиоактивными источниками и оказания технической помощи государствам по их запросам. Кроме того, мы поддерживаем последовательные национальные усилия и международное сотрудничество, направленное на возвращение утраченных, пропавших или похищенных радиоактивных источников, а также на поддержание контроля над неиспользуемыми радиоактивными источниками.

Физическая и техническая ядерная безопасность

7. Признавая, что меры в области технической безопасности и физической безопасности имеют общую цель защиты жизни и здоровья людей, а также окружающей среды, мы подтверждаем, что выработка, осуществление и координация мер по обеспечению физической ядерной безопасности и технической ядерной безопасности на ядерных установках должны проводиться с соблюдением принципов последовательности и взаимодополняемости. Мы также подтверждаем необходимость поддержания готовности к эффективному реагированию на аварийную ситуацию смягчения и ликвидации ее последствий с учетом аспектов как физической, так и технической ядерной безопасности. В этой связи мы приветствуем усилия МАГАТЭ, связанные с организацией совещания по вопросам разработки рекомендаций в области взаимосвязи между ядерной физической и технической безопасностью таким образом, чтобы осуществляемые меры не сказывались негативно на обеспечении двух отдельных направлений безопасности. Мы также приветствуем созыв встречи высокого уровня по ядерной безопасности в Нью-Йорке 22 сентября 2011 года Генеральным секретарем ООН. Отмечая, что деятельность по обеспечению физической безопасности ядерных и других радиоактивных материалов также касается отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов, мы призываем государства рассмотреть вопрос создания надлежащих планов по обращению с этими материалами.

Безопасность транспортировки

8. Мы продолжим усилия по повышению физической безопасности как внутренней, так и международной перевозки ядерных и других радиоактивных материалов, и призываем государства обмениваться передовым опытом и сотрудничать в деле приобретения необходимых для этого технологий. Признавая важность национальной эшелонированной защиты от потери и хищения ядерных и других радиоактивных материалов, мы призываем к созданию, где это необходимо, эффективных национальных механизмов управления запасами и отслеживания ядерных материалов, которые позволяют государствам принимать соответствующие меры для возврата утраченных или похищенных материалов.

Борьба с незаконным оборотом

9. Мы подчеркиваем необходимость развития национального потенциала для предотвращения, обнаружения, реагирования и преследования по закону по факту незаконного оборота ядерных материалов. В этой связи мы призываем к направленной на конкретные действия координации национальных механизмов по борьбе с незаконным оборотом в соответствии с национальными законами и правилами. Мы будем работать над совершенствованием технического потенциала в области национальных служб по инспектированию и обнаружению ядерных и других радиоактивных материалов на границах. Отмечая, что несколько стран приняли законы об экспортном контроле в целях регулирования передачи ядерных материалов, мы призываем и далее использовать правовые, разведывательные и финансовые средства для эффективного преследования виновных в преступлениях по мере целесообразности и в соответствии с национальным законодательством. Кроме того, мы призываем государства принять участие в программе Базы данных МАГАТЭ по незаконному обороту и предоставлять необходимую информацию относительно ядерных и других радиоактивных материалов вне нормативного контроля. Мы будем работать над укреплением сотрудничества между государствами и призываем их обмениваться информацией в соответствии с национальным законодательством в отношении лиц, которые причастны к правонарушениям, связанным с оборотом ядерных и других радиоактивных материалов, в том числе по линии специального подразделения Интерпола по предотвращению радиологического и ядерного терроризма и Всемирной таможенной организации.

Ядерная криминалистика

10. Мы признаем, что ядерная криминалистика может являться эффективным инструментом для определения происхождения обнаруженных ядерных и других радиоактивных материалов и сбора улик в целях преследования по фактам незаконного оборота и их злонамеренного использования. В этой связи мы призываем государства работать друг с другом, а также с МАГАТЭ в целях развития и укрепления потенциала в области ядерной криминалистики. В этом отношении они могут по мере целесообразности объединять навыки, относящиеся как к обычной, так и к ядерной криминалистике, посредством выработки общего набора определений и норм, проводить исследования и обмениваться информацией и передовыми методами. Мы также подчеркиваем важность международного сотрудничества в области развития технических и кадровых ресурсов для продвижения ядерной криминалистики.

Культура физической ядерной безопасности

11. Признавая, что инвестирование в укрепление потенциала человека имеет фундаментальное значение с точки зрения поощрения и поддержания высокой культуры физической ядерной безопасности, мы призываем государства обмениваться передовым опытом и создавать национальный потенциал, в том числе в рамках двустороннего и многостороннего сотрудничества. На национальном уровне мы призываем все заинтересованные стороны, включая правительства, регулирующие органы, промышленность, научные круги, неправительственные организации и средства массовой информации, приложить все усилия для укрепления культуры физической безопасности, а также поддержания надежных связей и координации деятельности. Мы также призываем государства поощрять развитие людских ресурсов за счет образования и подготовки персонала. В связи с этим мы приветствуем учреждение Центров подготовки кадров, а также других образовательных центров в области физической ядерной безопасности после Вашингтонского саммита и призываем продолжать практику учреждения новых центров. Кроме того, мы приветствуем усилия МАГАТЭ по налаживанию взаимодействия между такими центрами в целях обмена опытом и извлеченными уроками и оптимизации имеющихся ресурсов. Мы также отмечаем проведение накануне Сеульского саммита по ядерной безопасности саммита представителей атомной промышленности и симпозиума по физической ядерной безопасности.

Информационная безопасность

12. Мы признаем важность предотвращения доступа негосударственных субъектов к информации, технологиям и экспертным знаниям, необходимым для получения или использования ядерных материалов в злонамеренных целях или нарушения работы систем управления ядерными установками, основанных на информационных технологиях. Поэтому мы призываем государства: продолжать разрабатывать и укреплять меры, принимаемые на национальном уровне и непосредственно на установке, в целях эффективного управления такой информацией, включая сведения о процедурах и протоколах по защите ядерных материалов и установок; поддерживать соответствующие проекты по созданию потенциала; и повышать эффективность мер кибербезопасности на ядерных объектах в соответствии с резолюцией Генеральной конференции МАГАТЭ по физической ядерной безопасности (GC(55)/Res/10), и принимая во внимание резолюцию 174 Международного союза электросвязи. Мы также призываем государства: содействовать развитию культуры физической безопасности с акцентом на защиту информации, касающейся физической ядерной безопасности; вовлекать в диалог научное, производственное и образовательное сообщество с целью нахождения общих решений; а также оказывать поддержку МАГАТЭ в разработке и распространении усовершенствованных руководящих материалов по защите информации.

Международное сотрудничество

13. Мы призываем все государства укреплять их системы физической защиты и учета ядерных материалов, потенциал обеспечения аварийной готовности и реагирования, а также соответствующую правовую и нормативную базу. В связи с этим мы призываем международное сообщество активизировать международное сотрудничество и по запросу оказывать нуждающимся странам помощь на двустороннем, региональном и многостороннем уровнях, по мере целесообразности. В частности, мы приветствуем намерение МАГАТЭ и далее играть ведущую роль в оказании государствам помощи по запросу. Мы вновь подтверждаем потребность в различных усилиях в области общественной дипломатии и информационно-просветительской работы для повышения осведомленности населения о принимаемых мерах и созданных механизмах, предназначенных для реагирования на угрозы в области физической ядерной безопасности, включая угрозу ядерного терроризма.

Мы продолжим добровольно прилагать серьезные усилия по укреплению физической ядерной безопасности и реализации политической приверженности на этот счет. Мы приветствуем информацию о достигнутом после Вашингтонского саммита прогрессе в области физической ядерной безопасности, которая представлена участниками в ходе Сеульского саммита. Следующий Саммит по физической ядерной безопасности состоится в Нидерландах в 2014 году.

***

На полях саммита Дмитрий Медведев встретился с Президентом США Бараком Обамой, Президентом Кореи Ли Мён Баком, Премьер-министром Турции Тайипом Реджепом Эрдоганом и Королём Иордании Абдаллой II. Кроме того, по итогам встречи президентов Казахстана, России и США относительно сотрудничества на бывшем Семипалатинском испытательном полигоне было принятое совместное заявление относительно трёхстороннего сотрудничества на бывшем Семипалатинском испытательном полигоне.

В тот же день Дмитрий Медведев провел нресс-конференцию по итогам саммита по ядерной безопасности:

Д.МЕДВЕДЕВ: Всем привет! Мы завершаем пребывание в Сеуле на саммите по ядерной безопасности. Повестка дня вам всем хорошо известна.

В преддверии открытия саммита были проведены несколько важных встреч: я встречался с Президентом Соединённых Штатов Америки, встречался с Президентом Республики Корея господином Ли Мён Баком. Сказал ему сегодня, что всё было организовано блестящим образом. И ещё раз хотел бы поблагодарить, пользуясь возможностью, корейских партнёров за организацию мероприятия и за содержание. Потому что от страны, которая принимает, очень многое зависит.

Кроме того, как это обычно и происходит, на полях саммита было проведено некоторое количество встреч. Я также встречался (помимо руководства Соединённых Штатов Америки и корейского руководства) с Королём Иордании, Премьер-министром Турции, Премьер-министром Италии, с некоторыми другими коллегами обменялся коротко информацией. Сеульский саммит – уже второй после встречи в Вашингтоне. Я могу сказать, что я в целом удовлетворён его итогами, потому что проблематика очень сложная, и рассчитывать на то, что мы сразу за несколько встреч решим все вопросы, не приходится. Но мы не только обменялись мнениями – мы вышли и на целый ряд конкретных решений, которые более эффективно позволяют выстраивать сотрудничество в сфере ядерной безопасности.

Сделали сегодня ещё одно полезное, на мой взгляд, заявление с участием Президента Казахстана и Президента Соединённых Штатов Америки по Семипалатинскому полигону. Действительно, это уже хорошее трёхстороннее сотрудничество, и, собственно, в этом и реализуются идеи саммита и его повестка.

Несмотря на то, что произошло на японской АЭС «Фукусима-1», сегодня всё-таки большинство стран приходят к выводу, что использование ядерных технологий и материалов неизбежно, нужно заниматься их совершенствованием, но без их использования никакого прогресса у человечества быть не может. Во всех сферах это весьма и весьма востребованная технология. Естественно, мы должны обеспечивать то, о чём говорили эти два дня (вчера вечером и сегодня весь день), – так называемую физическую и техническую безопасность объектов включая их безопасность в глобальном масштабе.

Напомню, что сделали мы в этой сфере. Мы выступили инициаторами разработки новой нормативной базы, модернизации существующих конвенций, включая Конвенцию о ядерной безопасности, Конвенцию об оперативном оповещении о ядерной аварии, и выступили авторами глобальной инициативы по борьбе с актами ядерного терроризма.

В чём, на мой взгляд, сегодня проблема? Нормативная база добротная, но не все торопятся её ратифицировать и принимать, причём даже самые передовые государства в сфере ядерных технологий. Понимаю, что это может в чём-то сковывать; очевидно, это поднимает планку технологических ожиданий, деньги нужно дополнительные вкладывать. Но мы же это делаем. Поэтому, считаю, что наша ядерная энергетика, безусловно, самая передовая в мире, почему мы её активно предлагаем нашим партнёрам. Так должны поступать и другие государства для того, чтобы мы были гарантированы от стихийных бедствий и связанных с ними катастроф, не говоря уже о такой проблематике, как акты ядерного терроризма, когда происходит несанкционированный доступ с преступными целями к ядерным материалам, к ядерным технологиям. В результате этого, естественно, наш мир не становится прочнее, и создаётся угроза ядерного терроризма.

«Я удовлетворён итогами саммита. Мы не только обменялись мнениями – мы вышли на ряд конкретных решений, которые позволяют более эффективно выстраивать сотрудничество в сфере ядерной безопасности». Мы сейчас занимаемся специальными вопросами, даже будем проводить учения, связанные с несанкционированным доступом к таким технологиям, включая так называемый криминалистический аспект. Сегодня я об этом рассказывал нашим партнёрам.

В любом случае разговор был полезный. Итоги отражены в совместном коммюнике. Это сбалансированный документ, который отражает консенсус по поводу конкретных мер, направленных на совершенствование системы учёта, контроля и физической защиты ядерных материалов, а также, естественно, предотвращение их незаконного оборота и снижение угрозы ядерного терроризма.

Мы выдвинули ещё одну инициативу – по культуре физической ядерной безопасности, а также представили в распоряжение участников саммита меморандум, в котором изложены меры, предпринятые нашей страной после саммита в Вашингтоне в 2010 году. Естественно, будем принимать участие в активной реализации тех решений, которые были приняты сегодня на саммите в Сеуле.

Ещё раз благодарю Республику Корея и Президента Кореи за прекрасную организацию этого мероприятия.

Спасибо за внимание. Я готов ответить на ваши вопросы.

ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, в своём заявлении по итогам встречи с Президентом США Бараком Обамой Вы отметили, что у нас пока ещё есть время договориться по ПРО, но в то же время Вы отметили, что пока стороны остаются на своих позициях. В ходе этих переговоров американская сторона всё-таки продемонстрировала готовность идти на конкретный диалог, пытаться достичь конкретных договорённостей, а не ограничиваться общими заявлениями? И в этой связи – когда можно ожидать очередного раунда консультаций по проблематике ПРО? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Диалог и не прерывался. Могу сказать прямо, американская сторона продемонстрировала желание его продолжать, и мы это желание, естественно, всячески поддерживаем. Вопрос в том, ради чего этот диалог.

У нас есть шансы и есть ещё время для того, чтобы договориться по всем вопросам североатлантической, европейской ПРО. Для этого необходимо продолжать не только консультации, но и выходить на какие-то решения. О чём мы договорились? Мы вчера об этом с Президентом Обамой сказали: мы договорились о том, что будут продолжены консультации, причём вначале, на протяжении ближайших полугода, восьми месяцев – с участием технических специалистов, потому что полной технической ясности по всем аспектам ПРО, включая так называемый адаптивный четырёхэтапный подход развёртывания европейской ПРО, нет ни у нас, ни у европейских стран. Подозреваю, что и у американцев нет окончательного понимания, что это будет. Потому что ПРО – это не только оборонительная инициатива; давайте скажем прямо, это ещё и политическая штука, которая используется различными политическими силами для достижения собственных политических интересов, включая интересы, связанные с выборами как в парламент, так и президентскими выборами.

«Считаю, что наша ядерная энергетика самая передовая в мире, поэтому мы её активно предлагаем нашим партнёрам. Так должны поступать и другие государства для того, чтобы мы были гарантированы от стихийных бедствий и связанных с ними катастроф».

Поэтому мы консультации продолжим, диалог обязательно продолжится хотя бы потому, что разговаривать и обсуждать гораздо лучше, чем просто обижаться и ничего не делать. В любом случае у этого диалога должен быть финал. Финал будет благоприятным тогда, когда мы посчитаем, что наши интересы учтены, а вы знаете, что мы считаем учётом наших интересов: это гарантии того, что эта ПРО не направлена против Российской Федерации (форму гарантий можно обсуждать), и наше понимание того, что будет происходить.

Либо финал будет другой, и об этом финале я всё уже сказал в ноябре прошлого года. Но мне бы такого финала не хотелось, несмотря на то, что этот финал ещё не близок и решение о нём будет приниматься уже во второй половине текущего десятилетия. Но я могу сказать абсолютно твёрдо, такое решение, во-первых, неполезно в целом для всех, потому что будет означать гонку вооружений, это затратное решение для всех. И, во-вторых, это решение, к сожалению, если всё-таки до этого дойдёт, будет неизбежным, а нам бы хотелось его предотвратить. Поэтому консультации и диалог будут продолжены при понимании того, о чём я только что сказал.

ВОПРОС: В продолжение «политической штуки». Собственно, как мы знаем, у журналистов острый слух, особенно после вчерашнего разговора, который тет-а-тет у Вас был с господином Обамой, и который подслушали журналисты, когда, как нам известно, господин Обама обратился к Вам с просьбой, так сказать, не обострять сейчас разговор по ПРО с учётом того, что после выборов он будет гибче в этом вопросе. Как Вы могли бы прокомментировать эти сообщения прессы и жёсткую реакцию одного из кандидатов в президенты Митта Ромни, который назвал Россию врагом номер один для США?

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Всякие решения такого рода всегда носят политический характер. Это не чисто военные решения. Идея противоракетной обороны действительно модифицировалась и изменялась.

Что касается нашего диалога, нашего разговора с Бараком Обамой, то это непрекращающийся разговор. Мы его ведём и в закрытом формате, вчера полтора часа разговаривали на разные темы, включая, естественно, противоракетную оборону. Разговариваем на эту тему и с представителями средств массовой информации. Так что здесь никаких тайн нет, как, собственно, нет ничего удивительного в том, что целый ряд вопросов очень сложно решать в конкретной политической ситуации. Есть лучшее время для решения вопросов и худшее. Очевидно, что лучшим временем является ситуация, когда все политические силы стабильны, безотносительно, кстати, даже к тому, кто чем занимается, но просто более ясная конструкция. Собственно, об этом и был разговор. Ничего удивительного в этом нет, мы никогда ничего не скрывали. Президент Обама об этом мог сказать и публично, и непублично. Просто всегда, когда что-то выдёргивается, это приобретает более интересный оттенок, возникают всякие конспирологические вещи. Сегодня посмотрел: было четыре толкования наших с ним фраз. Даже интересно, что останется в истории и что из этого в конечном счёте получится.

Никто не хочет никаких обострений. Считаю, что в этом плане наш диалог с Президентом Обамой действительно в чём-то был за последние годы образцовым. Самое главное, что важно для диалога, это чтобы стороны друг друга слышали. Вот этому мы с Бараком Обамой научились. И он в этом смысле был очень комфортный партнёр по диалогу. Когда я ему что-то говорил, он анализировал и давал ответ. Когда он мне что-то говорил, я тоже анализировал, а не выдавал сразу какие-то идеологические клише.

Есть разница между тем диалогом, который был с Соединёнными Штатами, и диалогом, который идёт при Президенте Обаме. Но это не значит, что Президент Обама занимал какие-то особые позиции в этом плане. Наоборот, Президент Обама – типичный Президент Соединённых Штатов Америки. Он занимает абсолютно проамериканскую позицию, а никакую другую. Очень часто мы с ним расходились. Но даже когда мы расходились, это было в корректной форме: во-первых, в уважительной форме, и, во-вторых, с разъяснением аргументов. Я ему говорил: «Знаешь, Барак, вот это я сделать могу, а это не могу». И он мне то же самое говорил: «Вот это я могу сделать сейчас, а здесь меня будет мучить, например, Конгресс, и это решение будет очень трудно провести».

«Коммюнике – это сбалансированный документ, который отражает консенсус по поводу мер, направленных на совершенствование системы учёта, контроля и физической защиты ядерных материалов, а также предотвращение их незаконного оборота и снижение угрозы ядерного терроризма».

Это нормально, это учёт политических реалий. Так и должен строиться доверительный и дружеский диалог, а я рассчитываю на то, что этот диалог с Соединёнными Штатами Америки продолжится. Причём мы бы хотели, чтобы он продолжался вне зависимости от того, кто сидит в Белом доме. Но так не бывает. И уровень доверительности всегда зависит от того, кто конкретно исполняет служебные обязанности, в том числе обязанности Президента Соединённых Штатов Америки.

О том, что касается различных идеологических клише, я уже сказал. Знаете, я всегда опасаюсь, когда та или иная сторона использует конструкции типа «враг номер один» и так далее. Это очень пахнет Голливудом и определёнными временами. Поэтому я бы рекомендовал всем претендентам на кресло Президента Соединённых Штатов Америки, не исключая того, о ком Вы сказали, как минимум две вещи. Во-первых, при формулировании позиции всё-таки включать доводы рассудка, голову использовать, это для кандидата в Президенты иногда невредно. И, во-вторых, посматривать на часы: сейчас 2012 год, а не середина 70-х годов, – и к какой партии кто бы ни относился, он должен принимать во внимание текущие реалии. Только тогда он может рассчитывать на победу.

ВОПРОС: Большое спасибо, Дмитрий Анатольевич, за возможность задать Вам вопрос. Хочу спросить следующее. Россия всегда проводила и проводит разумную и ответственную политику, в особенности на международной арене, и призывает других участников международного сообщества к тому же. Мы сегодня присутствуем на ядерном саммите, но мы не видим участников важных процессов в мире, конфликтных ситуаций, как Иран, Корея, на этом саммите. Не было бы целесообразно их пригласить, поскольку эти вопросы очень важны и актуальны и без их участия наладить прямой диалог с этими странами кажется проблематичным?

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Я бы сам не отказался от ситуации, когда все участвуют в обсуждении вопросов ядерной безопасности, все причастные к этим темам. Потому что даже на этом саммите есть страны, которые в максимальной степени вовлечены в эти вопросы, которые несут максимальную ответственность. К их числу я, кстати, отношу и Российскую Федерацию, и Соединённые Штаты Америки, и других легальных участников «ядерного клуба», также государства, которые используют ядерную энергетику. А есть государства, которые не участвуют. Я даже больше скажу – есть государства, которые, на мой взгляд, на этот саммит попали случайно, по протекции, что называется. Так тоже бывает.

Но в принципе было бы неплохо, чтобы государства, о которых много говорят, принимали более активное участие в дискуссиях. Я, правда, не уверен, что и названные Вами государства были бы готовы в таких дискуссиях принимать участие в сегодняшней жизни. Будем надеяться, что рано или поздно они вернутся за стол переговоров, и мы сможем этот диалог продолжить как в существующих международных форматах для обсуждения ядерной программы, допустим, того же самого Ирана или же Северной Кореи, так и в каких-то более расширенных форматах, не исключая такого рода саммиты.

Хотя, обращаю внимание, проблематикой этого саммита не охватывается тема нераспространения ядерного оружия. Мы всё-таки говорим о несколько других вопросах, хотя они очень тесно связаны с этой проблематикой. Так что в конечном счёте, я надеюсь, это будет возможно. Мы будем делать всё от нас зависящее.

ВОПРОС: Вы говорили, вылетая сюда, о том, что, возможно, миссия Кофи Аннана – это последний шанс для Сирии спасти себя от гражданской войны, хотя она там уже сейчас фактически идёт, но, видимо, от эскалации этой гражданского войны до самой безысходной ситуации. Если шанс есть (а у него всегда есть всё-таки временные какие-то рамки, и если время тикает, то оно когда-то заканчивается), какой Вы видите срок для того, чтобы миссия Аннана закончилась успехом, чтобы стороны, противостоящие в Сирии, могли бы сесть за стол переговоров? Соответственно Ваше видение возможности политического прогресса в Сирии? И я просто добавлю: были ли ещё моменты политического прогресса по Ирану после этих разговоров? Просто я хотел коллегу немного дополнить. «Американская сторона продемонстрировала желание продолжать диалог, и мы это желание всячески поддерживаем.

У нас есть шансы и есть ещё время для того, чтобы договориться по всем вопросам североатлантической, европейской ПРО».

Д.МЕДВЕДЕВ: Мне бы не хотелось создавать проблемы для Кофи Аннана, который сам сказал, что он не готов сейчас обозначить сроки для достижения либо окончательного прогресса, либо ощущения того, что прогресс недостижим, и пора использовать какие-то другие средства международного воздействия на ситуацию. Понятно, что это достаточно короткие сроки, потому что, к сожалению, в Сирии продолжается насилие. И мы все его осуждаем.

Другое дело, что у России всегда в этом смысле была сбалансированная позиция. Мы считаем и считали, что в каждом конфликте есть не только одна сторона. Сирийское общество по своему конфессиональному признаку, по другим признакам очень сложное. И считать, что, например, уход Асада разрешает все проблемы, это было бы абсолютно близоруко. Я сегодня и вчера задавал один и тот же вопрос своим коллегам: представим себе, что нет Президента Асада, он ушёл в отставку и по тем или иным причинам не принимает решения, – ситуация изменится? Никто мне не сказал: да, она изменится радикально, всё встанет на свои места. Все понимают, что конфликт, скорее всего, продолжится, и те внутренние противоречия, которые сегодня раздирают сирийское общество, они в результате ухода той или иной политической персоналии не исчезнут. Вот об этом, мне кажется, нужно призадуматься абсолютно всем: и тем, кто говорит о необходимости немедленной смены политического режима, и тем, кто стоит на более сбалансированных позициях.

Я действительно обсуждал эту тему и с Кофи Аннаном как со спецпосланником, и с Бараком Обамой, и с Королём Иордании, и с Премьер-министром Эрдоганом сегодня, причём в кулуарах мероприятия и достаточно подробно. Мне бы хотелось, чтобы решение о судьбе сирийского государства, сирийского общества, о судьбе сирийской политической системы – в конечном счёте, о судьбе сирийского народа – принимали не уважаемые руководители иностранных государств, даже из самых благих побуждений, а сам сирийский народ, причём представленный всеми его стратами, всеми его составляющими. Только в этом случае это решение может быть поддержано сирийским обществом. А если это будет решение, условно говоря, навязанное той или иной внешней силой, оно никогда не будет воспринято до конца. Для этого достаточно посмотреть на ситуацию, в которой находится Ливия. Там нет государства, там нет демократии, там нет и Каддафи, конечно, но там нет демократии. И как долго это будет продолжаться, не знает никто. Этому государству ещё нужно сохраниться на карте мира в качестве единого. Конечно, мы будем помогать нашим ливийским партнёрам, но просто там сейчас очень сложная ситуация. Зачем нам обрекать Сирию на такой же путь? Я не вижу в этом никакого смысла. Поэтому все эти вопросы мы обсуждали, и самое главное, что пусть даже с какими-то оговорками, но все мои партнёры подтвердили важность миссии Кофи Аннана. Мы все ему желаем успехов, и я закончу на том, с чего Вы начали свой вопрос: я действительно считаю, что это, наверное, последний шанс избежать эскалации гражданской войны, а её последствия для Сирии будут просто фатальны.

Что касается Ирана, то я уже всё сказал: мы, естественно, эту тему обсуждали с моими партнёрами тоже, разговор будет продолжен.

ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, хотели спросить про внутреннюю политику России. По поводу диалога с внесистемной оппозицией: будет ли он продолжен, будет ли встреча с представителями внесистемной оппозиции и будет ли расширен список участников с предыдущей встречи? И когда может быть принят закон о партиях? Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Надеюсь, что очень скоро сам по себе термин «внесистемная оппозиция» отойдёт в прошлое. Почему? Потому что оппозиция, если она есть и действует на основе законов, включая закон о политических партиях, другие законы, в любом случае системная. Она может быть очень жёсткая, радикальная, может быть мягкая, тем не менее это всё равно легальная оппозиция. А тот, кто законов не соблюдает, – тот преступник, а не внесистемный оппозиционер. «Считаю, что наш диалог с Президентом Обамой в чём-то был за последние годы образцовым. Самое главное, что стороны друг друга слышали».

На мой взгляд, нам нужно переходить именно к такой модели. Именно это я обсуждал во время встречи с теми руководителями, представителями политических сил, которые не прошли регистрацию в органах Минюста. Думаю, что их так и надо называть до поры, до времени. Но этого времени осталось совсем немного. Надеюсь, что в ближайшее время будет принят закон о политических партиях уже и верхней палатой – Советом Федерации, и после этого он поступит на подпись Президенту. Я, естественно, его подпишу.

Но с учётом того внимания, которое уделяется соответствующему законопроекту, я думал, действительно, встретиться и пообщаться с руководителями тех политических сил, которые хотели бы зарегистрироваться. Их гораздо больше, чем было на первой встрече, потому что заявок очень много. На самом деле их ещё больше. Но речь идёт не о том, чтобы обсуждать достоинства и недостатки этого закона, потому что закон идёт в том виде, в котором идёт. Считаю, что он абсолютно нормальный, современный, демократический закон. Это скорее символическая встреча, но это не означает, что впоследствии подобных встреч не должно быть. Наоборот, политическое руководство страны должно регулярно общаться с представителями политических сил. И не только с теми партиями, которые находятся в Государственной Думе, но и с представителями других политических сил, потому что они отражают в целом общий спектр мнений, существующий в нашей стране. Уверен, что это полезно для всех политических руководителей государства.

Делать это нужно регулярно, находиться в диалоге. Не обязательно, конечно, делать абсолютно всё, что предлагается, это просто невозможно, но по мере возможности, с другой стороны, учитывать пожелания даже тех политических сил, которые яростно критикуют власть, – не просто возможно, но и необходимо. Мне кажется, это крайне важным для создания в нашей стране современного государства, современной общественной системы и развития гражданского общества.

ВОПРОС: У меня тоже вопрос по внутренней российской политике. Дмитрий Анатольевич, как Вы прогнозируете, когда завершится формирование нового Правительства? Может ли его состав быть объявлен до инаугурации нового Президента? И ожидаете ли Вы каких-то структурных изменений в кабинете министров – может быть, изменение количества министерств, вице-премьеров?

Д.МЕДВЕДЕВ: Формирование Правительства начнётся в тот момент, когда будет приведён к присяге и вступит в должность новый Президент Российской Федерации. После этого начнётся формирование Правительства.

В чём оно заключается? Оно заключается во внесении кандидатуры Председателя Правительства в Государственную Думу и впоследствии в формировании уже Правительства по должностям и структуре. Раньше этого времени все разговоры на эту тему абсолютно напрасны, потому что нет предмета для разговора. У нас сейчас есть институты власти, которые исполняют свои обязанности: есть Президент, есть Председатель Правительства, есть Правительство, которое работает на своих местах – и должно доработать до самого последнего часа своих полномочий, потому что наша страна не может оставаться без органов управления.

Что касается консультаций, то мы сказали уже о том (об этом говорил и я, и избранный Президент Владимир Путин), что мы находимся в режиме консультаций. Мы обсуждаем и структуру Правительства, и отдельные персоналии, которые могли бы войти в новое Правительство, а это должно быть именно новое Правительство и по форме, и по содержанию, потому что так, видимо, уже в настоящий момент надо. Вопрос структуры, естественно, это вопрос согласования: структура утверждается Президентом, но делается это на основании консультаций с Председателем Правительства по составу Правительства и по тем блокам, которые в этом Правительстве должны быть. Давайте не будем забегать вперёд – я не сомневаюсь, наша страна без Правительства не останется, и, надеюсь, его структура будет оптимальной. Что такое «оптимальной»: соответствующей сегодняшнему времени, соответствующей тем вызовам, с которыми сталкивается наше государство.

ВОПРОС: Дмитрий Анатольевич, после декабрьских выборов последовало много отставок губернаторов, называли разные причины: неэффективность, низкий результат «Единой России» и Путина. Кто, на Ваш взгляд, следующий претендент на выбывание? В последнее время часто называют Никиту Белых, в его адрес раздаётся критика со стороны в том числе Владимира Путина, говорят о Чиркунове.

«Руководство страны должно регулярно общаться с представителями политических сил. И не только с теми партиями, которые находятся в Государственной Думе. Мне кажется, это крайне важным для создания в нашей стране современного государства, современной общественной системы и развития гражданского общества».

И ещё один вопрос. Я понимаю, что сейчас Вы не скажете имя будущего главы Московской области, но всё же намекните: человек с каким опытом может возглавить этот регион – будет ли это федеральный политик?

Спасибо.

Д.МЕДВЕДЕВ: Понятно, пытаетесь выпытать у меня все интриги ближайшего времени.

По поводу отставки губернаторов. Знаете, в ряде случаев это была досрочная отставка, в ряде случаев наши коллеги просто завершают исполнение своих полномочий. И видеть в этом что-то экстраординарное я бы не стал. Иногда почему-то все эти вещи смешиваются в головах аналитиков.

Если человек завершает исполнение полномочий, ему на смену может прийти другой человек, что в этом удивительного? Это не означает, что все, кто завершает полномочия, должны быть снова предложены для наделения полномочиями. Но мы с вами должны действовать (мы – в данном случае я имею в виду весь российский народ) в рамках существующего правового поля.

До момента вступления в силу закона о порядке избрания губернаторов по новым правилам действуют старые правила. Я уже начитался за эти недели всяких разных вещей по поводу того, зачем они это делают, как вообще это возможно, зачем Президент кого-то вносит – будет новый порядок, надо апеллировать к народу. Слушайте, давайте вернёмся на землю. Президент может и должен действовать только в рамках правового поля. Истекают полномочия – значит, в рамках существующего закона я предъявляю кандидатуру. Я не могу сказать: знаете, давайте подождём нового закона, там демократичнее, и будет здорово, если все за него проголосуют. Никто не может в этой ситуации уклониться от принятия решения. И я не могу.

Поэтому, ещё раз подчёркиваю, до момента вступления в силу нового закона будут появляться новые люди – в рамках действующего порядка наделения полномочиями через партийную систему, внесения Президентом и решения законодательного органа. Это могут быть и люди, досрочно подавшие в отставку, такие есть. Причины разные, Вы их назвали: это могут быть причины, связанные с политической ситуацией, неудовлетворённостью социально-экономическим развитием того или иного субъекта Федерации. Но это не наказание – это просто лишь констатация того, что не все работают одинаково. И, кстати, после выборов в Государственную Думу, я об этом сказал, в этом нет ничего нового, по итогам избирательных кампаний всегда происходит ротация. И дело не в конкретных результатах. И «Единая Россия», и Владимир Владимирович Путин неплохо выступили на выборах. Если мерить европейскими мерками – прекрасно выступили. Поэтому вопрос не только в этом. А вопрос в том, что в каждом конкретном регионе своя ситуация. Она, кстати, очень часто не вполне зависит, например, от популярности того или иного федерального политика – она зависит от того, как работает местный губернатор. И мы это обязаны учитывать.

Претендентов на выбывание никаких называть не буду, потому что их нет. Исхожу из предположения, что любой губернатор, который ещё не подал заявления об отставке и которого не отрешил Президент своим решением (а такое право у Президента есть, и оно останется, кстати), предполагается законопослушным и в достаточной мере успешным губернатором. Так и должно быть в будущем, иначе мы можем парализовать систему управления в стране. Но у Президента соответствующие полномочия и сегодня есть, и, ещё раз подчёркиваю, они должны остаться и в новом законе, это абсолютно нормально. И как раз в этом я и вижу сбалансированность того законопроекта, который я внёс. Московская область – очень важный и очень большой регион. Я сам живу в Московской области – мне этот вопрос небезразличен. Уверен, что при принятии решения должны быть проанализированы профессиональные качества человека, который способен возглавить такой крупный субъект Федерации: это должен быть человек с хорошим опытом работы, профессиональный человек, успешный человек. В противном случае его невозможно будет предъявить жителям Московской области и депутатам законодательного собрания для утверждения. Уверен, хорошего человека найдём, всё будет в порядке.

Всего доброго. До встречи в Индии.

Источник:

НИА-Природа по информации Центра новостей ООН, пресс-служба Президента России

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru