Поиск:

Авторизация

Логин:
Пароль:
Запомнить меня на этом компьютере
  Забыли свой пароль?
  Регистрация




Основоположник генетического почвоведения (к 170-летию В.В. Докучаева)

1 марта исполняется 170 лет со дня рождения Василия Васильевича Докучаева – великого русского ученого-естествоиспытателя, основателя научного генетического почвоведения, географии почв, зональной агрономии и комплексного исследования природы, одного из основателей русской школы геоморфологии, создателя блестящей, уникальной отечественной научной школы естествоиспытателей (включая В.И. Вернадского), организатора первой кафедры почвоведения, журнала «Почвоведения», первой в России организации почвоведов, инициатора создания в стране Почвенного музея и Почвенного института, ученого опередившего свое время, заложившего принципы биогеоценологии и учения о биосфере, фактически являющегося одним из создателей науки экологии.

Василий Васильевич родился 1 марта 1846 г. в многодетной семье священника села Милюково Сычевского уезда (ныне – Новодугинский р-н) Смоленской губернии. Начальное образование получил в Вяземском духовном училище, затем закончил в 1867 г. Смоленскую духовную семинарию и в числе лучших выпускников был рекомендован для учебы за казенный счет в Петербургскую духовную академию. Однако, проучившись там всего три недели, он поступает на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета, зарабатывая на учебу и на жизнь репетиторством. В то время в университете преподавали такие выдающиеся ученые как ботаник А.Н. Бекетов, химики А.М. Бутлеров и Д.И. Менделеев, геологи А.А. Иностранцев и П.А. Пузыревский, медики И.М. Сеченов и И.И. Мечников.

В конце учебы проф. П.А. Пузыревский посоветовал В.В. Докучаеву на летних каникулах присмотреться к милюковской речке Качне, исследовать ее берега. Больше 20 разрезов сделал студент в долине Качни, нашел кости мамонта, собрал коллекцию микроскопических раковин – остатков древнего моря и описал все образцы в работе «О наносных образованиях на речке Качне», за которую в 1871 г. получил звание кандидата естественных наук. В 1872 г. проф. А.А. Иностранцев предложил молодому исследователю место хранителя (консерватора минералов) Геологического кабинета при столичном университете.

Исследования верховьев Днепра были дополнены изучением строения долин других рек Северо-Запада России, и появилась диссертация «Способы образования речных долин Европейской России», которую он блестяще защитил в Петербургском университете в 1878 г. и получил за нее степень магистра минералогии и геогнозии (геологии), и в которой изложил оригинальную теорию образования речных долин путем постепенного развития процессов линейной эрозии, не утратившую своего значения до наших дней. Уже в это время, изучая четвертичные отложения, В.В. Докучаев стал интересоваться самым поверхностным слоем – почвой.

Решающее влияние на ученого оказали работы географа и геолога князя П.А. Кропоткина о последовательных оледенениях Русской равнины, ледниковом происхождении поверхностных отложений, ее одевающих. По ним В.В. Докучаев осваивал методы подбора фактов и способы обобщений. Он перенес в новую для него область почв те же приемы исследования, какие выработались у него в многолетней полевой геологической работе над четвертичными отложениями. В.И. Вернадский (1922) считал «совершенно выдающимися по самостоятельности и глубине мысли работы кн. П.А. Кропоткина в связи с ледниковым периодом – работы, оказавшие в конце концов решающее влияние на весь ход мысли В.В. Докучаева в этой области явлений и определившие его научные интересы».

В 1875 г. статистик и картограф, секретарь Статистического комитета Министерства госимущества В.И. Чаславский привлек В.В. Докучаева к составлению «Почвенной карты Европейской России». В 1878 г. после смерти В.И. Чаславского Департамент земледелия и сельской промышленности поручил ему закончить обработку материалов о почвах. Особое внимание он обратил на улучшение легенды к карте, на уточнение границ распространения различных почв, прежде всего – черноземных. Разработал принципы почвенной картографии и надолго определил направления ее развития. В целом это была первая мире научная программа изучения почв. Уже в то время В.В. Докучаев заметил отсутствие методологии и единого взгляда на почву. Эти работы в сочетании с занятиями В.В. Докучаева как геолога, специализировавшегося по поверхностным отложениям в рамках магистерской диссертации, привели его к почвоведению.

Интересы страны и научные интересы ученого совпали и сошлись на русском черноземе – «царе почв». Как писал В.И. Вернадский (1922), «чернозем в истории почвоведения сыграл такую же роль, какую имели лягушка в истории физиологии, кальцит в кристаллографии, бензол в органической химии». Еще в процессе работы над почвенной картой В.В. Докучаев по предложению Императорского Вольного экономического общества (ВЭО) начинает заниматься изучением черноземов. В 1876 г. он выступает перед членами ВЭО с докладом на тему «Итоги о русском черноземе» и предлагает свою программу их комплексного исследования (другая программа была представлена П.А. Костычевым). Отдав предпочтение предложению программе В.В. Докучаева, ВЭО поручило ему руководство «Черноземной комиссией», в состав которой вошли такие ученые как Д.И. Менделеев, А.И. Воейков, А.М. Бутлеров, А.А. Иноземцев, А.В. Советов (именно он предложил ВЭО привлечь к исследованию черноземов В.В. Докучаева). В полевые сезоны 1877-1878 гг. В.В. Докучаев изъездил более 10 тыс. верст по черноземной зоне России, занимаясь всесторонним изучением почв, отбором образцов на химические анализы, сбором почвенных коллекций, исследованием геологического строения, рельефа, историей местности и пр.

В 1883 г. ВЭО выходит в свет книга В.В. Докучаева «Русский чернозем», которая стала его докторской диссертацией (23 декабря 1883 г.). Этот год считается датой рождения новой отрасли естествознания – генетического почвоведения, именуемого с тех пор «докучаевским». В данной книге впервые нашли свое достаточно полное отражение докучаевские положения о почве как самостоятельном естественноисторическом теле, о факторах почвообразования, генетических типах почв, о сравнительно-географическом методе исследования почвенного покрова, то есть постулаты, на которых и поныне зиждется фундаментальная теория почвоведения. Автор получает первую полную Макарьевскую премию Академии наук (1885), а Вольное экономическое общество России преподносит ему благодарственный адрес за вклад в развитие науки и сельского хозяйства. Как отмечал С.В. Зонн (1999), «Русский чернозем» стал «библейским» сводом научных представлений о почве как самостоятельном естественно-историческом теле, которое развивается как по общим законам природы, так и по своим собственным законам, присущим только ей».

Следует отметить, что В.В. Докучаев с удивлением узнал от В.И. Вернадского, что теория образования чернозема из наземных растительных остатков, впоследствии развитая им, была изложена еще в 1763 г. М.В. Ломоносовым. В § 125 «О слоях земных» М.В. Ломоносов пишет: «…нет сомнения, что чернозем не первообразная и не первозданная материя, но произошел от согнития животных и растущих тел со временем».

Благодаря широте научных интересов, умению работать сразу в нескольких научных направлениях не позволяют описывать деятельность В.В. Докучаева в традиционной манере изложения основных вех достижений ученого в хронологическом порядке. Так уже через два года после окончания университета он становится действительным членом Петербургского минералогического общества, а вскоре избирается секретарем Отделения геологии и минералогии Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей. А с 1874 г. он ведет занятия по минералогии и геологии в строительном училище, позднее преобразованном в Институт гражданских инженеров. В этом же году он вносит значительный вклад в научное болотоведение, публикуя работу по вопросам осушения болот, а также выступает со своим первым докладом, полностью посвященному почвам – «О подзоле Смоленской области» на заседании Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей. В 1879 г. он уже читает первый в истории мировой науки спецкурс лекций по геологии послетретичных отложений в Петербургском университете и в этом же году выступает на VI съезде русских естествоиспытателей и врачей с проектом основания в Петербурге Почвенного музея с химико-агрономической лабораторией.

В 1880 г. В.В. Докучаев женится на директоре Петербургского частного женского пансионата первого разряда Анне Егоровне Синклер, где он читал лекции по физической географии. В этом же году он читает в Петербургском университете курс лекций по минералогии и кристаллографии в качестве приват-доцента, а затем и профессора, а также выступает на общем собрании ВЭО с докладом, в котором отмечает тяжелое положение сельского хозяйства в России и намечает план мероприятий по изучению условий сельского хозяйства и популяризации достижений агрономической науки. А через два года избирается кандидатом на должность старшего геолога Геологического комитета.

В 1882-1886 гг. по поручению Нижегородской земской управы В.В. Докучаев организует и проводит (с коллективом сотрудников) комплексно почвенно-геологическое и ботаническое обследование земель Нижегородской губернии с целью их качественной оценки. В ходе выполнения работ был найден новый метод комплексного исследования природы, картографирования, оценки почв и всех природных условий региона. Фактически это было первое в мировой истории науки комплексное изучение природы. Впервые была разработана естественно-научная классификация почв. Кроме почвоведов В.В. Докучаев привлек ботаников, геологов, химиков, агрономов, статистистиков и других специалистов. Здесь же сложилась знаменитая докучаевская школа. Разработанный В.В. Докучаевым метод качественной оценки почв (бонитировки) и по ныне сохраняет свое научное значение. Четыре года напряженного труда воплотились в 14 томов «Материалов к оценке земель Нижегородской губернии. Естественно-историческая часть» (отдельный том по каждому уезду губернии). В «Материалах …» отмечалось, что «надо знать, какую почву мы возделываем, чего ей не хватает, как ее удобрять, как наилучше использовать осадки, если их мало, как поднять грунтовые воды и т.п. Лишь после всестороннего исследования и изучения почвы можно утвердительно сказать, что на ней можно сеять». В Нижнем Новгороде В.В. Докучаев в 1885 г. учреждает первый в России Губернский земский естественно-исторический музей.

С 1885 г., совместно с А.В. Советовым, начал публиковать специальные почвенные и ботанические работы в непериодическом издании «Материалы по изучению русских почв». В одном из выпусков В.В. Докучаев дал первую в мире подлинно научную классификацию почв, основанную на генетическом принципе.

В 1888 г. при ВЭО В.В. Докучаев учреждает Почвенную комиссию, ставшей в России первой организацией почвоведов. В состав Комиссии, председателем которой был избран В.В. Докучаев, вошли А.Н. Бекетов, В.И. Вернадский, А.И. Воейков, А.А. Измаильский, Ф.Ю. Левинсон-Лессинг, H.M. Сибирцев, А.В. Советов, А.Н. Энгельгардт и др. Почвенная комиссия сыграла важную роль в становлении науки о почве. Под ее эгидой была подготовлена новая обзорная почвенная карта Европейской России. С 1899 г. в Петербурге при финансовой поддержке ВЭО начинает выходить в свет журнал «Почвоведение». Его издавал ученик и сотрудник В.В. Докучаева П.В. Отоцкий.

Успешный опыт Нижегородской области был использован В.В. Докучаевым в 1888-1894 гг. при естественно-историческом обследовании Полтавской губернии. В составе экспедиции участвовал и ученик В.В. Докучаева В.И. Вернадский. Труды экспедиции были изданы в 16 томах и дали материалы для разработки ряда теоретических и практических вопросов сельского хозяйства почвоведения, а также геоморфологии и физической географии. Кроме того, были составлены гипсометрическая, почвенная и др. карты Полтавской губернии, а в 1892 г. организован Губернский естественно-исторический музей. В это время были впервые выделены и описаны серые лесные почвы, начато исследование солонцов.

16-18 июня 1900 г. в Полтаве В.В. Докучаев прочитал шесть лекций статистикам Полтавского земства. В своей второй лекции о почвоведении (лекции были организованы Полтавским губземом) он так определил почвы: «…почвы и грунты есть зеркало, яркое и вполне правдивое отражение, так сказать, непосредственный результат совокупного, весьма тесного, векового взаимодействия между водой, воздухом и землей (материнской горной породой, иначе – подпочвой), с одной стороны, растительными и животными организмами и возрастом страны – с другой, этими отвечными и поныне действующими почвообразователями».

Результаты работ Нижегородской и Полтавской экспедиций были высоко оценены заказчиками. Отчеты об их результатах до сих пор являют собой пример высокой научной и практической целенаправленности научных исследований. Аналогичные комплексные исследования были в последующем проведены учениками В.В. Докучаева еще в 28 российских губерниях.

Активная деятельность В.В. Докучаева не умещалась в рамках одной дисциплины. В 1890 г. в докладе на VIII съезде русских естествоиспытателей и врачей (он был секретарем Оргкомитета конференции) Василий Васильевич обосновывает необходимость комплексных исследований Санкт-Петербурга и его окрестностей. Фактически это была первая в истории науки программа экологических исследований, основанная на систематическом контроле (мониторинге) окружающий среды (известная под названием «Невская»). В 1890 г. он создает и возглавляет Комиссию по детальному физико-географическому, естественно-историческому, сельскохозяйственному, гигиеническому и ветеринарному исследованию Санкт-Петербурга и его окрестности. Однако далеко не все удалось сделать из-за позиции по данному вопросу Председателя Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей А.А. Иностранцева.

В 1891 г. засуха, какой не помнили старожилы, опустошила поля в 20 губерниях черноземной полосы России. Первым клич о помощи крестьянам бросил историк В.О. Ключевский. Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, В.Г. Короленко, В.И. Вернадский и его друзья на свои средства и на частные пожертвования открывают столовые для крестьян, оказывают им другие виды помощи. В.В. Докучаев также сразу включился в работу по организации неотложных мер по борьбе с засухой, обоснованию системы государственных мер для предотвращения засух и преодоления их последствий. В 1892 г. он публикует книгу «Наши степи прежде и теперь», изданную в пользу пострадавших от неурожая. Она была представлена на Международном конгрессе по доисторической археологии и антропологии, прошедшем в 1892 г. в Москве. В ней он не только последовательно рассмотрел геологическую историю, происхождение поверхностных горных пород и рельефа Русской равнины, грунтовых вод, почвенного покрова, растительного и животного мира, климатических условий южнорусских степей, но и проанализировал результаты хозяйственной деятельности человека. В книге впервые в мире дан системный анализ экологического кризиса природной зоны в целом. В.В. Докучаев установил, что причину ухудшения черноземов заключается в повсеместном истреблении лесов, сплошной распашки почвенного покрова, неправильной обработки почв, потери черноземными почвами их зернистой структуры. Он разработал первую научно-обоснованную модель устойчивого земледелия в степной зоне и предложил план охраны чернозёмов, включавший регулирование оврагов и балок, меры по защите почв от смыва, создание лесополос, искусственное орошение, поддержание определённого соотношения между пашней, лугом и лесом. Докучаевский план преобразования природы в последующем был воплощен в СССР, получив название «Сталинский план преобразования природы».

В 1892 г. В.В. Докучаев добился организации «Особой экспедиции по испытанию и учёту различных способов и приёмов лесного и водного хозяйства в степях России» Лесного департамента для экспериментальной проверки эффективности его программы. Были выбраны три опытных участка, каждый площадью около 5 тысяч десятин: 1) в Бобровском уезде Воронежской губернии – Каменная степь, Хреновский хвойный лес и северная часть Шипова лиственного леса (водораздел между Волгой и Доном); 2) в Харьковской губернии – Старобельский участок (водораздел Дона и Сев. Донца); 3) в Мариупольском уезде Екатеринославской губернии – Великоанадольский участок близ Азовского моря (водораздел Сев. Донца и Днепра).

До 1897 г. было издано 18 выпусков Трудов особой экспедиции, в которых впервые разрабатывались нормы соотношений площадей под пашню, лес, луг, воды. Эти нормы сообразовывались с местными климатическими, грунтовыми и почвенными условиями, а также с характером преобладающей сельскохозяйственной культуры. За пять лет Особая экспедиция изучила почвы опытных участков, их водный режим, приступила к созданию в оврагах и балках системы небольших прудов, заложила полезащитные лесополосы.

Наибольшую известность приобрел участок бывшей Каменной степи в Воронежской губернии. К середине ХХ в. Каменная степь полностью сформировалась как работающая модель идеального агрохозяйственного степного ландшафта. Докучаевский лес («Докучаевские бастионы») поднялся, окреп и шумит до сих пор, далеко выдвинувшись в степь, создает микроклимат, повышает плодородие земли. Здесь забыли про засуху, пыльные бури, эрозию и овраги. Опытная станция в Каменной степи превратилась в НИИ сельского хозяйства Центрально-Черноземной полосы им. В.В. Докучаева. Постановлением Правительства России от 25 мая 1996 г. территории Каменной степи в 5 тыс. га был присвоен статус государственного природного заповедника.

Параллельно продолжается кипучая научно-организационная и общественная деятельность В.В. Докучаева на посту председателя Почвенной комиссии ВЭО, секретаря Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей, директора Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства. И постоянно новые инициативы: идея реорганизации сельскохозяйственной метеорологии, изложенная на Метеорологическом съезде в 1900 г., открытие при Петербургском университете «частных публичных курсов по сельскому хозяйству и основным для него наукам» и т.д.

В 1895 г. В.В. Докучаев организовал Бюро по почвоведению при Учёном комитете Министерства земледелия и государственных имуществ, получил согласие на подготовку новой почвенной карты. В 1892-1895 гг. он Врио директора Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства и руководил преобразованием его в высшее сельскохозяйственное и лесное учебное заведение. В 1894 г. он добился организации там первой кафедры генетического почвоведения, заведующим которой стал его ученик Н.М. Сибирцев.

В 1889 г. ВЭО получило из Франции приглашение участвовать во Всемирной выставке достижений науки и техники. В центре нашего павильона был помещен кубический монолит русского чернозема – эталон плодородия, «царя почв», а вокруг него расположились другие экспонаты. Благодаря этой коллекции мировое научное сообщество узнало, что помимо трех Линнеевских царств природы существует и четвертое – царство почв. В.В. Докучаеву был вручен орден «За заслуги по земледелию». Почвенные отделы на Всемирных выставках в Америке (Чикаго, 1893) и во Франции (Париж, 1889), на Всероссийских выставках в Москве (1882, 1895), Нижнем Новгороде (1896), Петербурге (1897) неизменно отмечались почетными дипломами и золотыми медалями.

Натуралисты, видя, что природа едина, пытались объяснить, как происходит взаимодействие между живыми и мертвыми («косными», по терминологии В.И. Вернадского) телами. В этой связи В.В. Докучаев писал, что нужна новая наука, которая соединяла бы живую и мертвую природу между собой и с деятельностью человека. Только науки о биосфере смогли поднять эту проблему. Сущность познания естествознания, считал ученый, – изучение генетических, вековечных и всегда закономерных соотношений  и взаимодействий между мертвой и живой природой. Он показал, что эта основная теоретическая проблема естествознания решается единственным путем – путем выявления особых, природных тел, образующихся при взаимодействии живого с неживым. И это особое природное тело – почва.

Существенным недочетом познания природы в течение XIX в. В.В. Докучаев считал изучение, главным образом, отдельных тел и отдельных стихий, но не их соотношений и закономерных связей. «Не подлежит сомнению, что познание природы – ее сил, стихий и тел – сделало в течение XIX столетия такие гигантские шаги, что самое столетие нередко называется веком естествознания, веком натуралистов. Но, всматриваясь внимательнее в эти величайшие приобретения человеческого знания, – приобретения, можно сказать, перевернувшие наше мировоззрение на природу вверх дном, особенно после  работ Лавуазье, Ляйэля, Дарвина, Гельмгольца и др., нельзя не заметить одного весьма существенного и важного недочета … Изучались главным образом отдельные тела – минералы, горные породы, растения и животные – и явления, отдельные стихии – огонь (вулканизм), вода, земля, воздух, в чем, повторяем, наука и достигла удивительных результатов, но не их соотношения, не та генетическая, вековечная и всегда закономерная связь, какая существует между силами, телами и явлениями, между мертвой  и живой природой, между растительными, животными и минеральными царствами, с одной стороны, человеком, его бытом и даже духовным миром – с другой. А между тем именно эти соотношения, эти закономерные взаимодействия и составляют сущность познания естества, ядро истинной натурфилософии – лучшую и высшую прелесть естествознания. Они же … должны лежать в основе и всего склада человеческой жизни, со включением даже мира нравственного и религиозного».

В 1898 г. он пишет работу «Место и роль современного почвоведения в науке  и жизни», оставшуюся не законченной и посвященную памяти жены А.Е. Докучаевой, первой женщины-почвоведа России. В этой работе были  изложены принципы современной биогеоценологии и учения о биосфере. Он писал: «Как известно, в самое последнее время все более и более формируется и обособляется одна из интереснейших дисциплин в области современного естествознания, именно – учение о тех многосложных и многообразных соотношениях и взаимодействиях, а равно и о законах, управляющих вековыми изменениями их, которые существуют между так называемой живой и мертвой природой, между а) поверхностными горными породами, в) пластикой земли, с) почвами, d) наземными и грунтовыми водами, е) климатом страны, f) растительными и g) животными организмами (в том числе, и даже главным образом, низшими) и человеком, гордым венцом творения.

И эти закономерные, можно сказать незыблемые, вековечные соотношения, находясь в основе, в корне наиболее существенных этнографических, исторических, бытовых, даже экономических, социальных и всевозможных культурных человеческих особенностей и проявлений, всегда, от века, роковым, неотразимым образом тяготели над всем человеческим миром и поныне, как дамоклов меч, висят над ним, связывая мнимого господина земли по рукам и ногам, несмотря ни на какие успехи цивилизации, ни на какие открытия науки и техники, ни на какие политические перевороты, катастрофы, перемены и перетасовки.

Находясь, по самой сути дела, можно сказать, в самом центре  всех важнейших отделов современного естествознания, каковы геология, орогидрография, климатология, ботаника, зоология и, наконец, учение о человеке, в обширнейшем смысле этого слова, и, таким образом, естественно сближая и даже связывая их, эта еще очень юная, но зато исполненная чрезвычайного, высшего научного интереса и значения дисциплина с каждым годом делает все новые и новые успехи и завоевания … и уже недалеко то время, когда она по праву и великому для судеб человечества значению займет вполне самостоятельное и почетное место».

Закономерным соотношениям и взаимосвязи живой и неживой природы В.В. Докучаев придавал такое фундаментальное значение, что сформулировал «закон содружества мира органического с миром неорганическим» как общий закон естествознания. Идеи о законе содружества развивал и П.А. Кропоткин.

Этот закон обозначил расхождение теории эволюции органического мира Ч. Дарвина и биосферной концепции В.В. Докучаева. Ч. Дарвин принял во внимание одну сторону взаимоотношений живого и неживого – приспособление живого к окружающей его среде и не учел другую – формирование живым своей среды обитания. О «законе содружества» В.В. Докучаев писал: «Великий Дарвин, которому современная наука обязана, может быть, 9/10 своей настоящей широты, полагал, что миром управляет ветхозаветный закон: око за око, зуб за зуб … В мире, кроме жесткого, сурового, ветхозаветного закона  постоянной борьбы, мы ясно усматриваем теперь закон содружества, любви. И мы знаем, что нигде так резко и отчетливо не проявляется этот закон, как в учении о почвенных зонах, где мы наблюдали теснейшее взаимодействие и полное содружество мира органического и мира неорганического … на протяжении тысяч верст чернозем, сурки, ковыли и пр. превосходно уживаются вместе и дополняют друг друга».

Закон содружества В.В. Докучаева получил дальнейшее развитие в учении В.И. Вернадского и биосфере (биогеохимические принципы, сопряжение эволюции органического мира, эволюции химизма земной коры и геологических преобразования на планете).

Почва – особое естественное тело. Такие мысли еще в 70-х гг. XIX в. казались научной ересью. Среди крупных предшественников этих идей выделяются лишь работы 1820-1840 гг. немецкого ученого К. Шпренгеля. В.В. Докучаев рассматривал почвы как естественно-исторические тела, которые могли быть поставлены рядом с минералами, горными породами, организмами. Поэтому отрасль знания, занимающаяся почвами, выделилась в особую науку почвоведение или педологию (pedologie – от греческих слов: pedon – почва и logos – учение). Почва, как всякий организм, имеет свое происхождение, свой физико-химический состав и свое географическое распределение, у нее  свое прошлое и своя жизнь. В названии почв учтен опыт народа. По цвету различают, например, чернозем, подзол, серую землю; по свойствам – солонец, солончак.

В.В. Докучаев определял почву как самостоятельное естественно-историческое сложное тело, являющееся результатом совокупной деятельности грунта (подстилающей материнской горной породы), климата, растений и животных, рельефа местности и возраста страны, поэтому она есть предмет изучения, одинаково близкий для минералога, геолога, химика, физика, метеоролога, биолога и географа, захватывающий все основные отделы естествознания.

Ученик А.Н. Энгельгарда П.А. Костычев добавлял к этим почвообразующим факторам роль земледельца, который может их истощать, сохранять или накапливать запасы гумуса. Идеи П.А. Костычева о совершенствовании обработки почвы для наилучшего использования влаги, о снегозадержании, разумном землепользовании были развиты В.В. Докучаевым и его учениками при проведении работ особой экспедиции в Каменной степи и на других опытных участках (в наше время идеи В.В. Докучаева нашли свое отражение, например, в чувашском колхозе «Ленинская искра», которым многие годы руководил историк по образованию А.П. Айдак).

Основная и оригинальная мысль В.В. Докучаева заключается в признании за условиями распространения и происхождения почв того же фактора, какой столь резко и глубоко проявляется в климате, в законах распространения и изменения организмов. В цикл давно узнанных и обработанных с этой точки зрения природных явлений ученый ввел новую область, изменчивость которой в этом отношении почти совсем или даже совсем не признавалась: к области явлений, изменяющихся с широтой и высотой местности, он смело отнес почвы.

Он посещал различные регионы страны, изучал особенности и специфику их почв и сельского хозяйства, выступал с лекциями и докладами. В результате всей этой работы формируется учение о горизонтальной (широтной) и вертикальной (высотной) зональности почв, что явилось следствием проявления мирового закона зональности природных условий на планете, отмеченного еще А. Гумбольдтом. В 1898 г. на заседании Закавказского сельскохозяйственного общества в Тифлисе В.В. Докучаев выступил с докладом, в котором сформулировал основные положения о горизонтальных и вертикальных природных зонах и о зональности почв, который в 1899 г. был напечатан отдельным изданием под названием «К учению о зонах природы. Горизонтальные и вертикальные почвенные зоны».

В конце своей жизни он выдвинул закон зональности, под которым понимал совокупность различных явлений, находящихся между собой в связи, составляющих гармоническое целое и вместе подчиненных определенным широтным и высотным поясам (зонам) на земном шаре.

В.И. Вернадский отмечал, что из зарубежных ученых лишь немецкий географ и геолог Ф. Рихтгофен в 1886 г. дал полный обзор почв земного шара  и указал на зональный тип их распространения и генезиса. В.В. Докучаев рассматривал зональность значительно шире, он писал, что и «человек зонален во всех своих проявлениях своей жизни: в обычаях, религии (особенно в нехристианских религиях), в красоте, даже половой деятельности, в одежде, во всей житейской обстановке; зональны – домашний скот, так называемая культурная растительность, постройки, пища и питье».

В.В. Докучаев умел группировать вокруг себя учеников, будить и возбуждать научную мысль. Любите только науку и истину, тогда нетрудно будет изучать и экономическую жизнь, ведь она не с неба свалилась, она есть результат окружающих нас природных условий, неустанно повторял ученый. Он умел организовывать коллективную работу и постоянно стремился к достижению общественных, а не личных целей. Среди его учеников и последователей: почвоведы В.К. Агафонов, Н.П. Адамов, П.Ф. Бараков, К.К. Гедройц, К.Д. Глинка, Н.А. Димо, С.А. Захаров, С.С. Неустроев, Л.И. Прасолов, Н.М. Сибирцев, Н.М. Тулайков, А.Р. Ферхмин; геологи В.П. Амалицкий, П.А. Земятчинский, Ф.Ю. Левинсон-Лессинг; лесоводы и гидрологи Г.Н. Высоцкий, Г.Ф. Морозов, П.В. Отоцкий; ботаники А.Н. Краснов, Г.И. Танфильев; геохимик и основатель учения о биосфере В.И. Вернадский и многие другие. В их трудах – истоки современных  знаний об экологии и биосфере.

В статье «О главнейших результатах почвенных исследований в России за последнее время» (1890) ученый отмечал, что теперь в стране твердо установлен целый ряд строго определенных почвенных типов, каковы подзолы, северные суглинки, лесные земли среди степной полосы, черноземы, солонцы и пр.  Эта классификация почв в равной степени удовлетворяла не только почвоведов, географов, ботаников, но и практиков: агрономов, лесоводов, мелиораторов, дорожников.

Рассматривая проблему повышения эффективности сельского хозяйства, В.В. Докучаев указывал, что мы взяли агрономию у немцев и применяли ее в России, не считаясь ни с климатическими, ни с растительными, ни с почвенными условиями местности, применяли даже на нашем черноземе. Девственному чернозему свойственна всегда мелкозернистая, губчатая, наивыгоднейшая в физическом отношении структура, легко позволяющая и воде и воздуху проникать вглубь грунта, подпочвы. Чернозем обладает массой питательных веществ, находящихся в растворе или легко растворимых, поэтому ученый считал его царем почв, который «для России дороже всякой нефти, всякого каменного угля, дороже золотых и железных руд; в нем – вековечное, неистощимое русское богатство!».

Если желают поставить русское сельское хозяйство на твердые ноги, продолжал В.В. Докучаев, если желают, чтобы оно было приноровлено к местным физико-географическим (равно, как историческим и экономическим) условиям страны и на них бы зиждилось, безусловно, необходимо, чтобы эти условия (почва, климат с водой, организмы) были исследованы, по возможности, всесторонне и непременно во взаимной связи. Поэтому для планомерного изучения почв страны необходимо устроить в России, по крайней мере, три чисто научных института или комитета – Почвенный, Метеорологический и Биологический, единственная задача которых – строго научное исследование важнейших естественно-исторических основ русского сельского хозяйства; создать различного рода опытные станции, как научно-практические, так и чисто практические, как правительственные, так и земские и даже частные. Главной задачей станций должно стать испытание добытых наукой положений и истин, выработка тех приемов, благодаря которым такое применение будет наиболее выгодным как для государства, так и для частных владельцев.

Проводя почвенные исследования, организуя экспедиции, В.В. Докучаев постоянно ощущал нехватку специалистов-агрономов, пагубность общей безграмотности по отношению к земле. Поэтому также необходимы учреждения, которые занимались бы подготовкой агрономов-техников. Только при немедленном вступлении на путь серьезного изучения и улучшения естественных условий русского земледелия будущность нашего сельского хозяйства, а с ним и благосостояние русского государства могут считаться обеспеченными.

Если действительно хотят поднять русское земледелие, заключает в работе «Наши степи прежде и теперь» В.В. Докучаев, – еще мало одной науки и техники, еще мало одних жертв государства; для этого необходимы добрая воля, просвещенный взгляд на дело и любовь к земле самих землевладельцев; а этому горю может пособить лишь школа – школа низшая, школа средняя и школа высшая, университетская. Сельскохозяйственные знания должны опираться на естественно-научные дисциплины, на тесную связь с практикой опытных хозяйств. Наша задача – создать такую агрономию, которая указала бы надлежащие пути и методы ведения сельского хозяйства, соответствующие особенностям наших условий.

В.В. Докучаев придавал большое значение распространению естественнонаучных знаний среди широких кругов общественности. В 1898 г. он открыл при Петербургском университете «Частные публичные курсы по сельскому хозяйству и основным для него наукам» и привлек к чтению лекций Д.И. Менделеева, Д.Н. Прянишникова, А.Н. Краснова, Ф.Ю. Левинсон-Лессинга и др. Он сам читал циклы популярных лекций в Петербурге, Полтаве и Тбилиси.

В.В. Докучаев активно пропагандировал свои научные исследования в средствах массовой информации. Часто придавал своим работам ярко выраженный публицистический характер. Так его знаменитая книга «Наши степи прежде и теперь» первоначально печаталась в нескольких номерах газеты «Правительственный вестник» (1892), а популярный очерк «Русский чернозем» – в журнале «Новь» (1885). Он также неоднократно печатался в газетах «Санкт-Петербургские ведомости», «Русские ведомости», «Новое время», «Голос», «Народ», «Кавказ», «Киевлянин» и др., журналах «Отечественные записки», «Хозяин».

В статье «Страница из истории почвоведения (памяти В.В. Докучаева)», опубликованной в журнале «Научное слово» в 1904 г. В.И. Вернадский писал: «В истории естествознания в России в течение XIX в. немного найдется людей, которые могли бы быть поставлены наряду с ним по влиянию, какое они оказали на ход научной работы, по глубине и оригинальности их обобщающей мысли». «Новаторство В.В. Докучаева заключалось в том, что изучение генетических, вековечных и всегда закономерных взаимосвязей и взаимоотношений между природой и человеком он считал «сущностью познания естества», «лучшей и высшей прелестью естествознания».

В предисловии к книге «100 лет генетического почвоведения» (1986) отмечалось, что «исследование черноземов позволило В.В. Докучаеву сформулировать основные законы почвообразования, изменения почв во времени и пространстве, выявить особенности их развития, возраста и тем самым положить начало их освоения на научных основах».

В.В. Докучаев скончался 8 ноября 1903 г. в Санкт-Петербурге после длительной болезни (осенью 1900 г. он практически прекращает всякую связь с внешним миром, в марте 1901 г. пишет последнее письмо своему ученику В.И. Вернадскому), где и похоронен на Смоленском кладбище. Процессию сопровождала большая группа учеников В.В. Докучаева, студенты университета, депутации от других учебных заведений. Во главе процессии шли виднейшие русские ученые: Д.И. Менделеев, А.А. Иностранцев, А.И. Воейков, А.П. Карпинский…

Выдающаяся научная и общественная деятельность В.В. Докучаева были высоко оценены. В 1888 г. он был пожалован орденом Святого Станислава II степени, а в 1894 г. – орденом Святой Анны II степени. В 1891 г. пожалован за отличия вне правил чин действительного статского советника. В 1889 г. он был награжден французским орденом «За заслуги по земледелию».

Имя В.В. Докучаева носит Центральный музей почвоведения в Санкт-Петербурге, созданный в 1904 г. (проект основания которого он предложил еще в 1879 г.), Почвенный институт в Москве, созданный в 1926 г. (проект создания Государственного почвенного института он предложил еще в 1892 г.), НИИ сельского хозяйства Центрально-Черноземной полосы (в знаменитой докучаевской степи под Воронежем), Харьковский институт сельского хозяйства (Ново-Александровский институт сельского хозяйства и лесоводства, в котором директором в 1892-1897 гг. был В.В. Докучаев, во время Первой мировой войны летом 1914 г. был эвакуирован в Харьков и на его базе создан Харьковский  институт сельского хозяйства). Именем великого ученого назван город в Донецкой области. Его именем названы улицы городов и даже один из кратеров на Марсе.

В 1946 г. к столетию со дня рождения В.В. Докучаева во исполнение специального постановления за подписью И.В. Сталина АН СССР были изданы в 1946-1961 гг. его труды в девяти томах тиражом от двух до семи тысяч экземпляров, а в 1949 г. вышли в свет трёхтомные «Избранные сочинения» тиражом 25 тысяч.

С 1947 г. Академия наук один раз в пять лет присуждает Золотую медаль и премию им. В.В. Докучаева за выдающиеся научные работы и открытия в области почвоведения (в этом юбилейном году Золотой медалью РАН им. В.В. Докучаева награжден д.б.н., г.н.с. Института биологических проблем криолитозоны СО РАН Роман Десяткин). В 1998 г. состоялись первые «Докучаевские чтения». В 2002 г. Международный союз почвоведов учредил докучаевскую премию за выдающийся вклад в развитие теоретического почвоведения. В 2006 г. имя основоположника генетического почвоведения было присвоено Обществу почвоведов, образованному в 1938 г. на базе Почвенной комиссии ВЭО, созданной в 1888 г. В.В. Докучаевым.

В.С. ЧЕСНОКОВ,

Н.Г. РЫБАЛЬСКИЙ

Бюллетень «Использование и охрана природных ресурсов в России»

© 1998-2021, Национальное информационное агентство «Природные ресурсы». При перепечатке ссылка на источник обязательна
Адрес: 108811, г. Москва, г.п. Московский, п/я 1627, НИА-Природа
Тел.: 8 (903) 721-43-65, e-mail: nia_priroda@mail.ru